Спорт

​Игорь первый

Акинфеев ушел из сборной так же, как делал свою вратарскую работу — своевременно и хладнокровно

​Игорь первый

Игорь Акинфеев покинул сборную России рано по возрасту — ему всего-то 32, но очень вовремя. Запоминается последнее, а последним был домашний чемпионат мира с волшебной «ногой Акинфеева». Бессменный номер первый принял решение и, как сказал главный тренер сборной Станислав Черчесов, его надо уважать. Есть за что сказать спасибо, есть что вспомнить. Только без излишних восторгов и утверждений в духе «повторить успехи Акинфеева в ближайшие сто лет никому не удастся».

Он же только из сборной уходит, а не из футбола. А обновленному и омоложенному ЦСКА Акинфеев еще пригодится не только в качестве «дядьки».

Вероятно, основной причиной стала застарелая травма колена, которая не позволяла чувствовать себя одинаково комфортно на трех фронтах. Попасть в сборную в 18 лет и провести 110 матчей — достижение для нашего футбола уникальное, но человек не машина. Даже такой стрессоустойчивый голкипер, как Акинфеев, должен был устать, от чего-то надо было отказываться. Логично, что в таком случае отказываются от сборной. Замена, в принципе, есть — талантливые люди в очереди стоят, начиная с Андрея Лунева можно с десяток фамилий назвать. А вот насколько их, молодых и удачливых, хватит именно для сборной — большущий вопрос.

В еще 17-летнем Акинфееве чувствовалась прямо-таки абсолютная уверенность в себе. По психологии он уже тогда был как 30-летний вратарь, прошедший огонь и воду, ничего и никого не боящийся. Собственно, так он все эти годы и провел. Судьба его била не меньше, чем других голкиперов, — такая у них профессия. Но всегда было такое ощущение, что удары отскакивают от него как от стенки. И любая критика, даже справедливая, воспринималась им с великолепным и почти не скрываемым презрением. И юный, и зрелый Игорь взирают на недоброжелателей свысока, это его способ защиты, его броня.

Из-за этой вот брони и стиля общения с прессой он не мог снискать всенародной любви, да не очень-то к ней и стремится. Душевность, обаяние, раскованность — это не про него. Собран, четок, краток — вот я на поле, остальное не ваше дело. Это как раз тот случай, когда об актере нужно судить из зала, ни в коем случае не приближаясь — обжечься можно, да и разочароваться.

Играл он — это я про сборную, если в прошедшем времени, — в основном хорошо, надежно и стабильно. Блистательных матчей, равно как и провальных, — примерно равное количество. Провалы помнятся, все они из числа знаковых и порой необъяснимых. Самые страшные пришлись на десятилетие между бронзовым 2008-м и удачливым 2018-м. Основная часть карьеры пришлась на годы, в которые главная команда страны, мягко говоря, не впечатляла. Вместе со своим основным голкипером, в будущем капитаном. Так что говорить про невероятно успешную карьеру Акинфеева применительно к сборной — преувеличение, пусть и извинительное. Даже удивительно, что при таком потрясающе сыгранном и спетом союзе с Сергеем Игнашевичем и братьями Березуцкими в сборной Акинфееву не удалось полностью реализовать богатейший потенциал и стать непроходимым бетоном на пути соперников. Впрочем, это вопрос не только и не столько к оборонительной линии ЦСКА, сколько к тренерам сборной. Это я опять же про десятилетие между успехами.

Конечно, Игорь Акинфеев именно что уважать себя заставил. Не имея выдающихся физических данных — тут он уступал многим собратьям по профессии из других сборных, — он шлифовал и оттачивал то, в чем был силен. Потрясающая реакция, чтение игры, хладнокровие и уверенность — эти козыри так или иначе работали и помогали сборной пробиваться в число участников главных турниров. Случалось и иначе, из песни слова не выкинешь.

Но футбольный год 2008-й, как и год 2018-й, действительно будут помнить долго. Без Игоря Акинфеева ни бронзы на Евро, ни четвертьфинала на домашнем чемпионате мира точно бы не было. Относясь к голкиперу с уважением, но без восхищения, меня трудно было чем-то «пробить». Но пробило-таки в «Лужниках», когда после феноменально отбитого носком бутсы решающего пенальти в матче с Испанией Игорь распластался на траве. Это был мощнейший выплеск эмоций, концентрированное их выражение, это было совсем не характерно для всегда сдержанного Игоря. А тогда эту радость и даже восторг нельзя было не разделить с человеком, сделавшим что-то нереальное.

Думаю, что Игорь Акинфеев внутренне попрощался со сборной после четвертьфинала с Хорватией. Эта игра, на мой взгляд, была для него едва ли не лучшей, и не только на чемпионате мира. И не вина вратаря, что еще один взятый послематчевый пенальти теперь не помог. Он отдал на поле все, что у него было, чемпионат мира стал венцом карьеры и финальной точкой в сборной. По существу стал, но еще не по факту.

Он, повторюсь, из футбола не уходит. Он остается действующим. А значит, побережем высокопарные слова и приличествующие случаю сравнения до того момента, когда Игорь Акинфеев, бессменный номер первый сборной нового столетия, окончательно повесит перчатки на гвоздь. Надеюсь, это случится не скоро. Он еще повоюет и даст нам повод обсуждать его игру — как всегда, заинтересованно, пристрастно и искренне.

Он же сам давал и будет давать повод для такого отношения. Иначе не был бы Игорем Акинфеевым.

№ 461 / Владимир МОЗГОВОЙ / 04 октября 2018
Статьи из этого номера:

​Приморье накрыл политический кризис

Подробнее

​Ад семейный, ад кромешный

Подробнее

​Пятнистая арифметика: 86+21

Подробнее