Общество

​Дальний Восток прирос Сибирью

Конфигурация Дальневосточного региона теперь напоминает контуры Дальневосточной республики

​Дальний Восток прирос Сибирью

Формальным поводом для расширения границ Дальневосточного федерального округа стала встреча президента Путина с только что назначенным врио губернатора Забайкалья Александром Осиповым. Последний попросил президента о внедрении в Забайкалье новых экономических инструментов, которые опробуются пока только на Дальнем Востоке, — территории опережающего развития, свободный порт Владивосток, дальневосточный гектар и т. п. Президент, решив пойти навстречу, попросту «пристегнул» к Дальнему Востоку и Забайкальский край, и Бурятию.

Теперь Дальневосточный регион — это все, что за Байкалом, если смотреть с запада; 11 субъектов — от Байкала до Анадыря. Дальний Восток ощутимо приблизился к Москве, восточной кромкой Сибири стала Иркутская область. Все организационные и межведомственные вопросы, связанные с переводом Забайкалья под крыло ДФО, должны быть решены в ближайшие три месяца.

Осипов, разумеется, доволен: он доказал свою лоббистскую состоятельность и заработал очки в глазах вверенного ему населения. Кстати, ранее он работал в качестве первого замглавы Минвостокразвития. То есть был погружен в дальневосточную проблематику и теперь «втащил» Забайкальский край в пределы ответственности своего бывшего министерства. «Забайкальцы смогут воспользоваться «дальневосточным гектаром». Край будет получать больше федеральных субсидий на авиаперелеты. Благодаря льготам и преференциям мы сможем создавать больше рабочих мест», — заявил Осипов. Глава Бурятии Алексей Цыденов тоже отозвался о путинском решении положительно, отметив, что вхождение республики в ДФО даст ей дополнительные возможности. Это поддержка в экономической и социальной сферах, стимулирование инвестпроектов, средства из Фонда развития Дальнего Востока, выплаты при рождении третьего ребенка, предоставление «дальневосточного гектара».

Кроме того, очевидно, что несколько выросла зона ответственности дальневосточного полпреда Юрия Трутнева, а значит, и его аппаратный вес.

Не совсем понятно, что мешало Путину просто распространить действие тех же ТОРов на Забайкалье. Неожиданное решение «перетащить» два субъекта из Сибирского федерального округа в Дальневосточный вызывает споры. Можно гадать, были ли какие-то другие, непубличные поводы и инициаторы; какие еще соображения брались во внимание, сколько времени на самом деле готовилось решение и к чему еще на практике (помимо озвученного выше) приведет увеличение границ ДФО. Как написал в социальной сети востоковед из Владивостока Иван Зуенко, «на ВЭФ на улице Дальнего Востока еще и бурятские позы появятся, а больше видимых эффектов пока и нет, пожалуй».

Как правило, все подобные решения в большой степени произвольны, неочевидны и небесспорны.

Как заявил в интервью ИА Regnum политолог, преподаватель Якутского института экономики Андрей Данилов, нужно модернизировать государственную политику, а не перемещать регионы из одного федерального округа в другой.

С другой стороны, председатель комитета Госдумы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Николай Харитонов заявил РИА Новости: «Я думаю, что решение правильное: привлечь внимание, инвестиционный климат сделать привлекательным. Не секрет, что и Бурятия, и Забайкальский край в социально-экономическом развитии — не самые лучшие территории».

Нельзя сказать, что идея взята с потолка. Можно вспомнить федеральную целевую программу развития Дальнего Востока и Забайкалья, которую позже сменила стратегия развития Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 года. То есть де-факто Забайкалье и ранее нередко «прицеплялось» к Дальнему Востоку. Можно привести пример из более давних времен: существовавшая в 1922–1926 гг. Дальневосточная область (с центром, что интересно, в Чите) включала Прибайкальскую и Забайкальскую губернии. Доктор экономических наук Александр Латкин отметил, что Забайкалье, и ранее тяготевшее к Дальнему Востоку, теперь гармонично вписывается в его рамки. По предположению Латкина, принятое решение может повлечь переподчинение забайкальских академических учреждений — их перевод из-под крыла Сибирского отделения РАН под «крышу» ДВО РАН.

Доктор философских наук Леонид Бляхер (Хабаровск) заявил в интервью «АиФ-Хабаровск»: «Это аппаратные игры, экономической эффективности я пока не вижу». Бляхер указал на то, что исторически Бурятия и Забайкалье тесно связаны с Иркутском. Теперь может произойти ослабление экономических и культурных связей, для жителей обоих субъектов остается открытым вопрос идентичности.

С другой стороны, административные границы вовсе не всегда соответствуют культурным, историческим и даже географическим. Так что Забайкалье останется Забайкальем, к какому бы федеральному округу его ни относили. А обычные жители едва ли заметят разницу.

Вообще Дальний Восток — термин достаточно условный. Слишком разные, бесконечно далекие друг от друга и слабо связанные между собой регионы объединены в рамках ДФО. Якутия и Приморье, Чукотка и Сахалин… — трудно найти более несхожие территории.

Более того, Дальний Восток не столь уж давно выделили из Сибири. Первые упоминания этого термина датируются концом XIX века, но по-настоящему «Дальний Восток» утвердился уже в советский период. Прародительница современного Тихоокеанского флота называлась Сибирской флотилией; у Джека Лондона браконьеры бьют котиков у «берегов Сибири» — у Курил, у Камчатки, у Командор… За рубежом и теперь вся зауральская Россия нередко зовется просто Сибирью, амурский тигр, обитающий большей частью в Приморье, — Siberian tiger и т. д.

Симптоматично, что теперь конфигурация Дальневосточного федерального округа приведена в полное соответствие с контурами Восточного военного округа, что бы это ни значило.

Еще более интересно то, что облик Дальневосточного региона приблизился к очертаниям Дальневосточной республики — недолговечного государственного образования, существовавшего в 1920–1922 гг. как «красный буфер» между Советской Россией и Японией. Обе столицы Дальневосточной республики — Верхнеудинск и Чита — находились именно в Бурятии и Забайкалье, до вчерашнего дня не вообще относившихся к Дальнему Востоку.

С увеличением пределов ДФО до самого Байкала видится все меньше смысла в переносе административного центра округа во Владивосток. Автором этой идеи считается врио губернатора Приморья Олег Кожемяко, которому в декабре предстоят выборы. Причем Кожемяко уже заручился поддержкой дальневосточного полпреда, вице-премьера Трутнева. Но очевидно, что Владивосток расположен куда дальше от географического центра Дальневосточного региона и тем более от таких его далеких периферий, как Камчатка с Чукоткой, а теперь и Бурятия с Забайкальским краем, нежели Хабаровск. «Хабаровск — географический центр округа: в Читу — час, во Владивосток — час. Нет смысла менять ситуацию», — размышляет профессор Латкин. Профессор Бляхер тоже сомневается в целесообразности переноса полпредства из Хабаровска во Владивосток: «Чтобы было еще сложнее управлять территорией? Владивосток и так в самом углу, если по карте смотреть». Показательно, что и офис приамурского генерал-губернатора, и центр Дальневосточного края до его разделения в 1938 году на Приморский и Хабаровский располагались именно в Хабаровске. Из Хабаровска контролировать гигантский — теперь составляющий 40 % от площади всей России — регион куда проще.

Есть еще одно любопытное следствие принятого Путиным 4 ноября решения. В 1991 году, как мы помним, население Дальнего Востока достигло пиковых 8 млн человек. Уже со следующего года оно начало стремительно таять, сократившись к 2017 году до 6,2 млн. Отток населения продолжается, несмотря на вышеупомянутые «дальневосточные гектары», призывы к новому освоению Дальнего Востока и т. п. Но теперь Дальневосточный федеральный округ, получив Забайкалье, заметно прибавляет не только в площади, но и в населении. Последнее моментально выросло до тех же самых рекордных 8 млн, причем без длинных рублей и столыпинских вагонов — одним росчерком пера. Владивостокский предприниматель Кирилл Потапенко сформулировал: «Теперь можно с чистой совестью говорить, что население Дальнего Востока значительно выросло благодаря действиям властей».

И ведь не поспоришь.

Правда, и эти 8 млн — всего-то 5,5 % от населения России.

№ 466 / Василий МАКАРОВ / 08 ноября 2018
Статьи из этого номера:

​Дальний Восток прирос Сибирью

Подробнее

​Забытые уроки

Подробнее

​Туманные перспективы

Подробнее