Экономика

​Пух и перья

Это все, что скоро может остаться от «Михайловского бройлера»

​Пух и перья

…По журналистским канонам для каждого материала должен быть свой информационный повод. Однако для того, чтобы в очередной раз вспомнить о ситуации с ГК ЗАО «Михайловский бройлер», похоже, уже и повод никакой не нужен: последние несколько лет на глазах всего края, а пожалуй, даже и Дальнего Востока это предприятие «колбасит» так, что сравнение с «лихими» девяностыми кажется невинной шуткой. Впрочем, если нужен повод, то вот он.

На днях местный информационный портал Vl.news опубликовал информацию о положении дел на «Надеждинской птице» (так теперь называется предприятие, еще недавно называвшееся иначе; почему — об этом чуть ниже). Речь в тексте шла о том, что после майской вспышки птичьего гриппа «Надеждинская птица» переживает нелегкие времена. Из 23 корпусов с несушками к концу ноября останется в лучшем случае треть. Закрыты все корпуса с цыплятами, работники предприятия опасаются, что к концу года птицефабрика и вовсе закроется. Самое обидное состоит в том, что после того, как большая часть птицы была забита и уничтожена, выяснилось, что болели курицы вирусом H9, не опасным для человека, и мясо вполне можно было продавать. Тем не менее за прошедшие полгода возмещения поголовья не произошло, а коллектив сократился более чем в два раза. Для поселка Нового, где расположена птицефабрика, это если не катастрофа (теоретически можно и во Владивосток или в Артем на работу ездить), то крайне болезненный удар — с рабочими местами здесь не густо.

Штука, однако, в том, что беда, как известно, не приходит одна. И катастрофическая майская вспышка птичьего гриппа стала едва ли не заключительным аккордом в длинной цепи злоключений, обрушившихся на приморское птицеводство.

…Еще несколько лет назад ГК (группа компаний) ЗАО «Михайловский бройлер» была абсолютным лидером на Дальнем Востоке по производству охлажденного и замороженного мяса птицы. Это была действительно группа, в которую, по информации наших коллег из «ЗР», входили АО «Торговый дом «Михайловский», АО «Продис» (Владивосток, официальный дистрибьютор «Михайловского бройлера») и три птицефабрики: «Михайловская», «Надеждинская» (обе — Приморский край) и «Хабаровская» (Хабаровский край). Вместе предприятия могли выпускать до 45 тыс. тонн мяса птицы в год. География поставок продукции фабрики включала Приморский и Хабаровский края, Сахалинскую и Амурскую области, Еврейскую автономную область, Якутию. Фактически группа была создана если не с ноля, то из обломков вышеназванных птицефабрик, дружно лежавших на боку после все тех же «лихих» девяностых. В начале нулевых с подачи тогдашнего приморского губернатора Сергея Дарькина к «конструированию» «Михайловского бройлера» приступил близкий к краевой власти предприниматель Игорь Борбот. И надо признать, что дышащие на ладан предприятия, начали не только восстанавливаться, но и со временем занимать господствующее положение на рынке. Сначала к ЗАО «Михайловский бройлер» присоединилось ОАО «Надеждинская птицефабрика», спустя несколько лет — ЗАО «Хабаровский бройлер». Сохранившая название по материнскому ЗАО группа компаний занималась весьма агрессивным пиаром и рекламой, решительно расширяя свою рыночную нишу.

Все начало рушиться четыре года назад, когда сошлось одновременно несколько факторов. Во-первых, сработало правило рыночной конкуренции, и цена на мясо птицы стала снижаться. Во-вторых, сказалась закредитованность предприятий, которым стало все сложнее обслуживать кредитные линии, позволившие чуть раньше провести частичное техническое перевооружение; давала о себе знать и изношенность основных фондов. Однако и эти вопросы при толковом менеджменте и известном режиме экономии и оптимизации, очевидно, можно было бы решить, если бы не возникла самая главная, третья проблема: фамилия Борбота стала, как сейчас модно говорить, «токсичной», а большая часть активов, к которым он имел отношение, оказалась под ударом. Несложно вспомнить здесь историю с «Радиоприбором», который тоже имел неосторожность входить в «империю» Борбота. Еще более несложно вспомнить историю с большекаменским заводом «Звезда» и строящейся там же суперсовременной верфью — здесь тоже следы Борбота отпечатались более чем отчетливо. Настолько отчетливо, что именно из-за вскрывшихся хищений на этом предприятии Борбот был вынужден стремительно покинуть родные края, чтобы перебраться по другую сторону Тихого океана.

Все вышеописанные эпизоды — долгоиграющие. Накопившиеся проблемы «Радиоприбора» не решены до сих пор. Из Большого Камня силовые и надзорные органы в буквальном смысле не вылезают; буквально на днях они сообщили, что в деятельности управленцев в начале десятых годов обнаружены признаки преднамеренного банкротства. Впрочем, и самому Игорю Борботу успешный побег от отечественный Фемиды особого счастья не принес. По доносящимся из-за океана сведениям, последние два с половиной года господин Борбот проводит в иммиграционной тюрьме по обвинению в незаконном пребывании на территории США. Информированные источники «Новой во Владивостоке» сообщают занятные подробности: в начале пребывания в неволе у Борбота была возможность выйти под залог в 2 миллиона долларов, однако тогда он отказался это сделать (злые языки утверждают, что не хотел «светить» перед американским правосудием свои капиталы). Пребывание в тюрьме, впрочем, радости в жизни не добавляет, и не так давно Борбот уже сам предложил отпустить его под залог в 4 миллиона долларов (ставки, как известно, имеют тенденцию к росту), однако теперь уже отказал американский суд.

Но мы-то не о Борботе, дай бог ему здоровья и успехов в борьбе с американским правосудием. Мы — о приморском птицеводстве, которое, похоже, второй раз за последние два десятка лет летит в пропасть, и теперь, вполне возможно, окончательно.

Свято место, как говорится, пусто не бывает, и вскоре после начала процедуры банкротства ГК «Михайловский бройлер», в августе 2015 года, здесь появился новый владелец. Им стал известный бизнесмен Эдуард Янаков (с октября 2008 года по декабрь 2011 года — депутат Государственной думы РФ 5-го созыва от партии «Единая Россия», Амурская область), имеющий серьезные бизнес-интересы не только в России (преимущественно на Дальнем Востоке), но и за рубежом. Как писали тогда местные СМИ, «цена вопроса» составила около 2 миллиардов рублей.

С Приморьем у недавно отметившего полувековой юбилей предпринимателя своя история. В разное время он имел более чем прямое отношение к ряду предприятий горной промышленности — ООО «Ярославская ГРК», ЗАО ГХК «Бор», ГМК «Дальполиметалл» (все три предприятия — градообразующие; первое для Ярославки, еще два — для Дальнегорска). Возможно, это просто совпадение, но основная активность господина Янакова приходилась на период если не банкротства, то предбанкротного состояния указанных компаний. Сказать, что хотя бы одно из трех сейчас процветает, было бы непростительной наглостью; фактическая зарплата крайне невысока и выдается с задержками, штатная численность работающих неуклонно сокращается.

Тем не менее заход структур Янакова в «Михайловский бройлер» обставлялся пышно. В распространенном уже в сентябре 2015 года официальном пресс-релизе сообщалось: «Приходу нового собственника предшествовал ряд острых проблем, с которыми столкнулись предприятия, входящие в группу. В первом полугодии этого года ЗАО «Михайловский бройлер» значительно снизило выпуск продукции. ЗАО «Хабаровский бройлер» полностью остановило выпуск продукции. Причиной такой ситуации стали финансовые проблемы бывших акционеров. С приходом нового собственника ситуация значительно улучшилась. Птицефабрики получили оборотные средства на корма, топливо, расходные материалы. Кроме ремонта оборудования начались инвестиции в теплоэнергетику. Осуществлена реструктуризация кредитов в рамках
№ 83-ФЗ «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей». Идет работа с кредиторами по реструктуризации долгов. В сентябре ЗАО «Михайловский бройлер» планирует увеличить выпуск продукции на 60 % по сравнению с августом. Планируется запуск производства ЗАО «Хабаровский бройлер». В рамках новой структуры группы создан агрохолдинг «Приморье», который кроме птицеводства будет заниматься и растениеводством. В структуру агрохолдинга входят восемь хозяйств с общей площадью земель более 72 тысяч гектаров».

Правда, в отличие от гладкого пресс-релиза дела шли не так гладко. К этому моменту от ГК уже отвалилось ОАО «Надеждинская птицефабрика», ставшая называться ООО «Надеждинская птица»; о ее нынешней судьбе и перспективах можно прочесть в первых абзацах. Сам же «Михайловский бройлер» погряз в бесконечной череде арбитражных исков, выступая в одних делах истцом, в других — ответчиком. Если зайти на сайты арбитражных судов региона (разных уровней), то одно только чтение перечней дел, в которых в той или иной форме задействован «Михайловский бройлер», займет у вас, поверьте, несколько увлекательных часов. Такое ощущение, что судятся все и со всеми. Бесчисленное количество исков подано налоговой инспекцией. Предприятия, еще недавно входившие в одну группу компаний, увлеченно судятся между собой. В тихих арбитражных кабинетах яростно сталкиваются интересы компании, аффилированных с Игорем Борботом и интересами компаний, аффилированных с Эдуардом Янаковым. Порой даже возникает ощущение, что между собой интенсивно судятся компании, принадлежащие одному собственнику. Так, в течение нескольких лет местные СМИ писали об иске ЗАО «Михайловский бройлер» к ООО «Дальневосточная птица». Пикантность ситуации состояла в том, что ООО было создано на фоне банкротства «Михайловского бройлера» и на его же (!) базе. При этом «бройлер» пытался взыскать с «птицы» долги по договору аренды имущества. Не меньше абсурда добавляет и другой момент, живо напоминающий об известном философском принципе борьбы и единства противоположностей, – это когда с разных баррикад периодически выступают одни и те же юристы (фамилии имеются в распоряжении редакции «Новой во Владивостоке»).

…Умные люди не случайно говорят, что для «эффективных менеджеров» процедура банкротства — едва ли не самый сладкий момент. Это ж как с кризисом: для кого-то разорение, а для кого-то новые возможности.

Коллеги из того же «Золотого Рога» подметили забавную деталь: на фоне тотальных арбитражных разбирательств в декабре 2016 года АНО «Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта» и японские компании Mayekawa и Marubeni подписали в Токио соглашение по расширению производственных мощностей «Михайловского бройлера» и организации экспорта в страны АТР. Чью курицу распробовали японцы, остается только догадываться. А сама ситуация практически идеально иллюстрирует все эти бесконечные разговоры о «соглашениях о намерениях», которыми нас пичкают буквально из каждого утюга.

…Но мы, признаться, меньше всего переживаем за благополучие людей, с удивительной легкостью создающих и с не меньшей легкостью разрушающих целые бизнес-империи. Очевидно, что у них особо не убудет. Куда хуже другое. Фактически на наших глазах «Надеждинская птица» медленно, но верно накрывается медным тазом. Ничуть не лучше ситуация и на самом «Михайловском бройлере», расположенном, как известно, в поселке Заводском. Еще несколько лет на предприятии работало 800 человек. Сегодня, по осторожным прикидкам информаторов «Новой», около 200. Стоит добавить при этом, что в Заводском, по сути, всего два предприятия — завод ЖБИ-3 (входит в сферу интересов Сергея Дарькина), который работает сегодня крайне неритмично, и «Михайловский бройлер», стремительно летящий под откос.

А вы говорите: свободный порт, инвесторы, новые рабочие места…

№ 468 / Сергей ПАВЛОВ / 22 ноября 2018
Статьи из этого номера:

​Пух и перья

Подробнее

​Жизнь без кнопки

Подробнее

​Город, заговоривший на 27 голосов

Подробнее