Здоровье

​Непарадная больница

В знаменитой «тысячекоечной» надеются на новые времена

​Непарадная больница

Абсолютно все жители Приморья знают, что такое «тысячекоечная больница». Так или иначе, с этим лечебным учреждением сталкивалась каждая приморская семья. Такого объема медицинской помощи нет больше ни в одном лечебном заведении края. Все жертвы ДТП, вся травматология — здесь. По сути, именно видавшая виды «тысячекоечная», лечебное учреждение, отметившее в этом году сорокалетие, является лицом приморской медицины. Долгое время здесь ничего не менялось. Но наконец на проблемы больницы обратили внимание: недавно здесь побывал врио губернатора Приморья Олег Кожемяко, затем — представители Минздрава. Неужели «тысячекоечную» ждут другие времена? Об этом наш разговор с главным врачом лечебного учреждения Вячеславом Глушко.

Полевой госпиталь на случай войны

— Вячеслав Викторович, наверное, уровень здравоохранения Приморья «отражает» именно ваша больница, которая по сути своей является народной. Возраст у «тыщи», прямо скажем, «бальзаковский», и хорошо бы уже красоту навести. Палаты у вас на шесть-восемь человек, оборудование изношено, капитального ремонта не было со дня основания. Люди жалуются, и, наверное, они в чем-то правы. Скажите, после визита высоких гостей виден свет в конце туннеля?

— Мы все на это надеемся. Знаете, у нас в больнице доктора ко всему привычные, на визиты высоких гостей смотрят философски. Некогда нам на жизнь жаловаться, надо людей спасать. У нас в приемном отделении под двести человек в сутки. Около 16 000 операций в год. Такой нагрузки нет больше ни в одном лечебном заведении Владивостока.

Что касается условий, так ведь в советское время «тысячекоечная» строилась как полевой госпиталь на случай войны. Все удобства были спроектированы по минимуму. Проект старый, с современными медцентрами тягаться не можем. Капительного ремонта не было с 1978 года, то есть с момента открытия. Здесь громадные площади. Гигантские затраты на коммуналку, обслуживание. Мы своими силами «косметику» сделали в половине отделений. Капитальный ремонт одного отделения 12 миллионов рублей стоит. Где их брать?

Мы ведь не коммерческое лечебное учреждение. Наши платные услуги очень жестко регламентированы, и на них особо не пошикуешь.

Людей много в палатах? Можно, конечно, и по два человека положить, просторно будет очень. Только зарабатывать мы тогда не будем совсем, это раз. А во-вторых, куда больных девать, с города и края?

Да и больницу мы все равно не перестроим, к сожалению. Взять приемное отделение, к примеру. Там бы площадь побольше, чтобы разделить тех, кому нужна экстренная помощь, тех же бомжей к примеру, и тех, кто самоходом к нам приезжает, «скорой помощи» не дождавшись. Таких тоже немало! А где эти площади взять? Не вижу пока выхода… Непарадная у нас больница, одним словом.

Не любит к нам начальство ходить. Поэтому я был очень удивлен визиту врио губернатора Кожемяко. До этого ни один руководитель края к нам в больницу не приходил. Так, чтобы по отделениям ходить, с врачами и больными беседовать.

— О чем говорили? И, самое главное, к чему пришли?

— Да обо всем говорили! Было приятно, что Олег Николаевич очень глубоко понимает проблемы медицины, знает медицинское оборудование, что сколько стоит. Чувствовалось, что человек часто бывал в лечебных учреждениях, как говорится, «в теме». В нейрохирургию зашел, в реанимацию, с заведующими встретился. Вслед за Кожемяко помощник министра здравоохранения в больнице побывал. Тоже все обошел, посмотрел. Как результат — мы уже подали списки на новое оборудование. На сумму в 500 миллионов рублей! Нам же много чего надо. Все оборудование изношено! К примеру, в реанимацию аппараты искусственной вентиляции легких нужны. Тем, что есть, по восемнадцать лет уже. Мы их чиним, один за другим. Они рабочие, но срок годности у них десять лет, давно уже прошел. Нам 24 аппарата нужно, срочно! Плюс 16 наркозно-дыхательных. Плюс УЗИ экспертного класса, эндоскопическое оборудование. Да много чего… Каждый аппарат — десятки миллионов стоит. При лучшем раскладе новое оборудование поступит уже в начале будущего года.

— В «тысячекоечную» зачастую везут больных с края, потому что — и это ни для кого не секрет — в лечебных учреждениях по краю обстановка сложная. На встрече врио губернатора с главными врачами шел серьезный разговор и о компетенциях, и о том, что специалисты покидают Приморье. На ваш взгляд, что с этим делать, Вячеслав Викторович?

— Какое отношение к медицине, такая и ситуация. Уезжают, к слову, наши врачи, особенно молодые, на Сахалин. Вам известно, что там 80 % реаниматологов — это наши доктора? Из Приморья на работу туда уехали. Потому что там зарплата в три-четыре раза выше. Жилье служебное сразу дают, которое потом можно выкупить недорого. Работай — не хочу!.. Одна надежда — в Приморье теперь врио губернатора Кожемяко, тот самый человек, который и создал врачам на Сахалине такие условия. Очередь за нашим краем.

На совещании Кожемяко с главными врачами лечебных учреждений края речь шла как раз об этом. О необходимости улучшать материально-техническую базу и условия работы. Знаете, для правильного лечения самое главное — поставить верный диагноз. Как бы неприятно он ни звучал. Именно это главврачи услышали на совещании. Олег Кожемяко наконец-то сказал с высокой трибуны, что по медицинским кадрам мы отстаем на четверть от других субъектов ДФО. Зато, на ту же четверть, мы обгоняем всех по смертности. Врио губернатора прямо сказал, что в крае нет качественной медицинской помощи, соответственно, население реагирует на это ногами, уезжает с территории. Увы, это так: есть отдельные прекрасные врачи, работающие зачастую не благодаря, а вопреки. В нашей «тысячекоечной», например. Но какие бы золотые руки ни были у нейрохирургов и травматологов, медицина — это механизм, который успешен только в том случае, если отлажено работают все детали. Если на плохом аппарате сделали некачественное УЗИ, даже самый золотой нейрохирург вряд ли поможет. А может и навредить... Для того чтобы таких ситуаций не было, докторов надо постоянно обучать. Новое оборудование надо покупать. А это деньги, деньги и еще раз деньги.

Реанимация медицины началась

— Оборудование для «тыщи» — капля в море наших медицинских проблем. Думаете, ситуацию реально поправить в короткие сроки?

— Могу лишь повторить слова врио губернатора. Не надо делать вид, что медицина сама по себе приведет к каким-то результатам. Как бы ни было тяжело и трудно, медицину нужно поддерживать, иначе будет все хуже и хуже, останутся истинные трудяги, а молодежь пойдет туда, где есть диагностическое оборудование, где созданы условия, где хорошие заработки…

Полагаю, под этими словами Олега Кожемяко, вместе с медиками, готовы подписаться абсолютно все жители Приморья. Власть настроена серьезно, и это внушает оптимизм. Напомню, с момента начала своей работы в Приморье Олег Кожемяко успел добиться от федерального центра финансирования почти на 2 миллиарда рублей в счет погашения долгов медицинских учреждений. Плюс к этому получена поддержка от Минвостокразвития в размере 500 миллионов рублей, на эти деньги 22 муниципальных образования края смогут приобрести флюорографы, маммографы и аппараты УЗИ.

Меры поддержки молодых специалистов на селе заявлены беспрецедентные. В рамках государственной программы «Развитие здравоохранения Приморского края» на 2013–2020 годы молодым врачам будут выплачивать подъемные около 500 тысяч рублей, доплачивать к основному окладу 10, а в северных районах — 20 тысяч рублей, компенсировать до 50 % стоимости аренды жилья и коммунальных платежей. Будут увеличены и сами базовые оклады. Плюс социальная ипотека в 5,5 % для тех медиков, кто работает в отрасли. Нам бы в свое время такие условия!

— Недавно в крае побывала с визитом министр здравоохранения Вероника Скворцова, встречалась с главными врачами. Как медицинская общественность восприняла те перспективы, о которых говорила министр?

— С энтузиазмом! Мы услышали, что с 2019 года в стране будет реализован национальный проект «Здравоохранение», в отрасль придут значительные ресурсы. В 2019 году — почти миллиард, в 2020 году — 1,6 миллиарда рублей. Кроме того, в Приморье поступит более тысячи новых высокотехнологичных приборов, наконец-то будет построен протонный центр, что даст кардинально новый уровень лечения онкологических заболеваний.

Во время своего визита министр вручила ключи от машин скорой помощи руководителям больниц Артема, Уссурийска, Находки и Шкотово. И это только первая партия машин. До конца года за счет федерального бюджета Приморье получит еще 24 кареты скорой помощи. Кроме того, около 60 автомобилей планирует закупить сам край. Такого отношения к медицине в Приморье мы не видели никогда!

Еще одна замечательная новость про детские лекарства. Я по специальности педиатр, и поэтому в детских болезнях я до сих пор иногда могу проконсультировать. Напомню, сейчас в России готовится новый федеральный проект, цель которого — обеспечить детей бесплатными лекарствами. Речь идет о том, что нуждающиеся смогут получать необходимые препараты в аптеках бесплатно.

Список регионов, которые станут «пилотными» и первыми получат бесплатные лекарства, еще не утвержден. И это просто здорово, что врио губернатора края Олег Кожемяко во время визита Дмитрия Медведева решил воспользоваться шансом и лично попросил премьера включить Приморье в этот перечень. Премьер, как можно судить из сообщений, против включения Приморья в список «пилотных» регионов не возражал и поручил властям края подготовить необходимые для участия в проекте документы. Теперь приморские дети получат бесплатные лекарства одними из первых в стране. Еще несколько месяцев назад трудно было бы поверить в то, что такое будет возможно. Будем считать, что реанимация медицины началась.

«Кто-то же должен спасать детей?..»

— Вячеслав Викторович, давайте немного о личном. Давно хотела узнать: как мальчики становятся медиками? С девочками понятно: кукол лечат, в дочки-матери играют. А вот мальчики как?..

— А мальчики сразу берут быка за рога и начинают ставить уколы близким! Я вот, например, сделал первый укол маме, когда она болела. Было мне тогда лет восемь. Нет, не боялся. Мне показали, как делать, и я сделал. Правда, в вену в школьном возрасте уколы не колол! А если серьезно: всегда было желание помогать людям. Всегда считал, да и сейчас считаю профессию доктора самой важной на земле. Простите за пафос, врач — он ведь второй после бога…

В общем, после школы долго не думал — отнес документы в мединститут, на педиатрический факультет. Очень уж хотелось примерить белый халат! Хотя семья от медицины была далека: отец всю жизнь в море проходил, стармехом.

— Почему выбрали педиатрический факультет? Это же очень тяжело — работать там, где болеют, а иногда и гибнут дети…

— Но кто-то же должен этих детей спасать, правда? После института я 14 лет проработал детским врачом-реаниматологом. Начинал здесь же, в «тысячекоечной», в детской инфекции. Сейчас оглядываюсь, понимаю, что те годы жизни были самыми трудными. Но они точно были прожиты не зря! Столько времени уже прошло после окончания мединститута, но до сих пор хочется сказать спасибо нашим преподавателям: готовили нас очень качественно. Спрашивали строго. А еще мне повезло, что сразу попал в «тыщу». Лучшей школы для молодого врача не было и нет по сей день. Работа тут, как говорится, адовая, но именно поэтому профессионалом становишься в самые сжатые сроки.

— Не жалеете, что ушли из практикующих врачей в менеджеры?

— Так жизнь сложилась. Еще когда работал реаниматологом, попутно, на энтузиазме, занимался разного рода организационными вещами. К примеру, организовывал палаты интенсивной терапии. Их тогда в детской инфекции не было, так что это было своевременно. Открывали палаты на голом энтузиазме. Финансирования не было, штата тоже. Я работал врачом-реаниматологом практически один. Сфера деятельности была широка необычайно: вплоть до того, что лично бетонировал площадку перед отделением. Она, к слову, до сих пор сохранилась. Баллоны кислородные таскал, по 80 кг. Сначала их надо было поехать зарядить, потом привезти, разгрузить, закатить… Грузчиков не было.

— Не раз слышала от ваших коллег: «Не дай бог, Глушко куда-нибудь денется, тут через пару месяцев все колом встанет…» Вячеслав Викторович, раскройте секрет успешного медицинского менеджмента?

— Божий дар, не иначе! Шутка, разумеется. Думаю, что коллеги гиперболизировали. Незаменимых людей у нас, как известно, нет. Что касается меня, я главный врач уже 23 года. Впервые согласился на эту должность в 1995 году, тогда это была детская туберкулезная больница. Я пришел и много что сделал. Реально. Тогда мы впервые в России сделали в туберкулезной больнице центр психокоррекции для больных детей, которые в массе своей были из неблагополучных семей. Проводили арт-терапию. Ребятишки, которые поступали на лечение, брали черный карандаш и рисовали дом без дверей. Они не хотели возвращаться домой. А после сеансов психотерапии, арт-терапии, сказкотерапии — начинались обычные детские рисунки. Дети начинали рисовать цветные дома с открытыми занавесками. Поверьте, ради этого стоит работать главным врачом…

— К сожалению, образ нашей медицины в глазах людей далек от идеального. И все-таки, Вячеслав Викторович, именно «тысячекоечная» берет тех, от кого все остальные отказываются. Помните мальчика Ярослава из Большого Камня? Которому пару лет назад полголовы камнем снесло? До сих пор не могу забыть, как его другие брать отказались, потому что шансов спасти не было. А ваша больница, без красивых палат, ребенка приняла, умирающего. Шесть часов оперировали. Спасли…

— Бесполезно говорить, скольким мы пациентам жизнь сохранили. Неинтересно это никому. Обычно тех вспоминают, кому помочь не удалось. А мы ведь не боги, к сожалению или к счастью. Трудно быть богом. Особенно в условиях приморского здравоохранения.

Если говорить об «облике», надо понять, что медицина одно время у нас была в громадной яме. На дне пропасти, считай, после 90-х лежала. И вот сейчас, потихоньку-полегоньку, мы начинаем оттуда выкарабкиваться. Проблем еще миллион. Но врачи наши могут делать операции не хуже, а то и лучше зарубежных, это тоже факт.

Знаете, есть такой тезис: больной должен приходить к врачу со своими убеждениями, а уходить с убеждениями врача. Только в этом случае лечение идет нормально. Больной должен слушать врача. А врач, в свою очередь, должен слышать пациента. Вот этого я искреннее желаю тем и другим. И еще один важный момент, касающийся больных. В случае каких-либо конфликтных ситуаций не бойтесь обращаться к заведующему отделением. А если и там вас что-то не устроило, не стесняйтесь приходить прямо ко мне!

— Вы хотите сказать, что пациент может вот так вот запросто прийти к главному врачу «тысячекоечной» Вячеславу Глушко и его пропустят?

— Конечно! Мои двери всегда открыты. У меня нет даже времени приема по личным вопросам. Если я на месте, в любое время могу принять. Всегда поговорю с человеком. Если я не компетентен, приглашу специалиста. Все спорные вопросы, любую конфликтную ситуацию можем решить максимум в течение часа. Я же доктор! У меня работа такая — слушать и помогать людям… А то, что сейчас у нас в крае самим докторам готовы помогать, — это позитивный процесс для всех жителей Приморья.

№ 468 / Дарья АЛЕКСАНДРОВА / 22 ноября 2018
Статьи из этого номера:

​Пух и перья

Подробнее

​Жизнь без кнопки

Подробнее

​Город, заговоривший на 27 голосов

Подробнее