Расследование

Посторонним В.

Единственную дорогу в национальный парк перекрыли, чтобы никто не мешал охотиться видным «медведям»?

Посторонним В.


Создание национального парка на стыке Чугуевского, Ольгинского и  Лазовского районов  было запланировано более 20 лет назад. Необходимость его создания непосредственно указана в постановлении и двух распоряжениях правительства Российской Федерации. Территория, на которой он размещается, резервировалась в особый природоохранный фонд краевыми и федеральными актами на протяжении 16 лет до выхода завершающего акта правительства. Сам национальный парк «Зов тигра» создан еще двумя распоряжениями правительства. Итого пять решений на правительственном уровне.
Оказывается, на всю эту кипу важных государственных документов легко положить большой… шлагбаум.

А дальше — шлагбаум

История создания национального парка действительно очень длинная, поэтому обозначим лишь рубежи: в 1992 году вышел указ президента РФ об особо охраняемых природных территориях, а в 2008-м министром природных ресурсов Ю. Трутневым утверждено положение о ФГУ «Национальный парк «Зов тигра». При этом, обосновывая границы национально парка, устанавливая схему зонирования, определяя экосистемный и рекреационный потенциал участков территории, всегда учитывали наличие дороги через падь Солнечную. Как главной дорожной артерии, идущей из Лазовского района через Ольгинский район в Чугуевскую часть национального парка.

А эта история более короткая. В 2005 году некий гр. Александр Федоренко получил в аренду земли сельхозназначения в виде восьми полей в аренду для строительства пасеки и пахотные земли для выращивания культур. Рядом с национальным парком — фермерское хозяйство? Рядом с национальным парком может быть только охотничье хозяйство! Ведь территория национального парка, где запрещена охота, является своеобразным неиссякаемым роддомом для животных. Поэтому именно здесь охота будет наиболее эффективной — зверя много. И много будет всегда.

И действительно, на территории, предназначенной для пасеки, был построен «домик пасечника», и не только. Ульев для пчел не наблюдается. Зато на заборе висит вывеска охотхозяйства с символичным названием «Медведь». Так и просится ассоциация — вот кто тут партия власти…

Между «пасекой» и «пашней» (это уже собственность Александра Федоренко) проходит дорога, которая ведет в национальный парк, там продолжается и идет на территорию Чугуевского района. То есть дорога транзитная и практически единственная. Другая ведет в обход, чуть ли не в 10 раз длиннее, к тому же с множеством бродов через реку Милоградовку. Своенравная речка, весной, во время паводка, по ней туристы любят сплавляться. Так что дорога через падь Солнечную (та, что между «пасекой» и «пашней») самая удобная, и на ней можно озолотиться. С туристов озолотиться, потому что желающих побывать в «Зове тигра» много. В национальном парке находятся гора Облачная — самая высокая в Приморье, между вершинами Сестра и Каменный Брат протянулся гребень, прозванный Зубами Дракона, на склоне Снежной горы находится исток Уссури, а на Милоградовке — водопады, один из которых назван Дивным, потому что вода падает с 7-метровой высоты, да еще там голубые и розовые пороги… Есть на что посмотреть!

И Александр Федоренко поставил на дороге шлагбаум.

Этот шлагбаум поцеловали туристы из Находки в прошлом августе.

То есть Федоренко не требовал деньги за проезд не по его дороге, а просто не пустил туристов. Потом он не пустил работников «Зова тигра». Почему? «Мы охотимся в овсах!» То есть на пашне посеяны кормовые культуры, чтобы привлечь животных, а в августе — самое время для охоты. Там и вышки для стрельбы стоят — не по овсам же охотникам бегать!

Какие нервные в «Медведе» охотники! Не хотят на туристах обогащаться, хотят, чтоб никаких туристов не было.

А кто вообще таков этот Александр Федоренко? Ну, не самый богатый человек в Приморье. Он говорит, что он — всего лишь коммерческий директор Дальэнерго. А в гости к нему на охоту приезжает человек, которого зовут Сергей Михайлович…

Тем не менее после переговоров дирекции национального парка с Александром Федоренко была достигнута договоренность: шлагбаум Федоренко снимает и проходу-проезду не препятствует. Но весной, когда начался пожароопасный период, 27 апреля, шесть сотрудников ФГУ во главе с директором на автомобиле с трактором «Беларусь» выехали на прочистку дороги к Милоградовке на землях гослесфонда. Зима была снежная, наверняка на дороге полно поваленных деревьев, их надо распилить и убрать с дороги. Предварительно было получено разрешение на эти работы. По дороге они видели три начинавшихся пожара и один потушили. А дальше… уперлись в шлагбаум.

Они начали переговоры с охранником. А что охранник? Он человек подневольный. Он позвонил Федоренко и передал трубку директору национального парка. Федоренко по телефону сказал: «Хоть стреляйте, но шлагбаум не откроем».

Юрий Берсенев, директор «Зова тигра», обратился в прокуратуру. Но прокурор района — тоже член клуба «Медведь», он сказал: «В суд! В суд!» Но главный судья Лазовского района — тоже член клуба «Медведь», он сказал: «К мировому судье! К мировому!» А мировой судья Самойленко — женщина, Любовь Петровна, ей «не по полу» быть в охотклубе. Значит, ей судить.

Но суд — дело долгое, а туристам хочется посмотреть на красоты национального парка. В мае группа туристов толкнулась в шлагбаум, но Федоренко посоветовал им ехать по дальней объездной дороге. Через реку Милоградовку… на которой в это время был паводок. Туристы все-таки выплыли, обошлось без жертв, но автомобиль утоп.

Тем не менее суд начался… Но между предварительным заседанием и рассмотрением дела по существу прошло два месяца: у судьи тоже отпуск, желательно летом. Директор ФГУ «Зов тигра» предъявил претензии Федоренко Александру Федоровичу и просил суд обязать ответчика обеспечить беспрепятственный доступ к дороге и демонтировать шлагбаум. Суд решил привлечь и администрацию Лазовского района в качестве соответчика, чтобы выяснить: чья дорога?

«Мерцающая» дорога

6 августа в Преображении состоялось судебное заседание. Ответчика не было. То есть Федоренко прислал ходатайство (по факсу, в день заседания) отложить суд, поскольку он прибыть не может, а его адвокат, с которым договор заключен, тоже не может: в это время ее нет на территории Приморья, она в Корее. Все политкорректно предположили командировку… Но какая может быть командировка летом в Корею? Суд посчитал причину неуважительной и ходатайство отклонил.

А вот соответчик прибыл. Администрацию района представлял Анатолий Артюхов.

Истец, Юрий Берсенев, прибыл в суд с адвокатом (Ольгой Криксой) и тремя свидетелями. Помимо слов были документы, фотографии, карты, в том числе карта Лазовского района с фотографией и рекламным текстом от главы района В. Настевича (кстати, глава района — тоже член охотничьего клуба «Медведь»). То есть директор национального парка доказывал, что дорога, которую перегородил Федоренко, существовала давно, что она на всех картах есть и что своим шлагбаумом Федоренко не позволяет «Зову тигра» выполнять свои задачи. Национальный парк — не заповедник: охотиться там нельзя и женьшень добывать тоже, но посещать красоты природы туристам — можно и нужно. Чтобы как можно больше людей могли посетить национальный парк, чтобы даже дети могли полюбоваться истоком Уссури или Дивным водопадом, там даже оборудовали специальные стоянки… Заявок много! Но приходится отказывать, потому что дорога перекрыта г-ном Федоренко.

Так чья дорога?

Соответчик от администрации пояснил, что земли сельхозназначения — государственные, но переданы местным властям, чтобы те ими распоряжались, разграничивали… а что не разграничиваем — так денег на это нет! То есть признал, что да, мы вроде как собственники. Хозяева. «А как хозяин дороги смотрит на то, что кто-то другой хозяйничает на его земле?» — поинтересовался суд. Ответ Анатолия Артюхова был невнятный. «То есть вам ничто не мешает, — уточнил суд, — есть там шлагбаум или нет?» — «Мне все равно!» — ответил представитель администрации. И вообще, при чем здесь дорога? Дороги там никакой нет, она не стоит на балансе… «Но ведь она есть на всех картах!» — возразил Юрий Берсенев. «Надо вызвать в суд тех, кто издал карты», — ответил чиновник.

Ну что же, на все можно найти ответ. «Федералы мне советуют, — сказал директор национального парка, — взять падь Солнечную в аренду». «Мы возьмем ее как землю сельхозназначения», — уточнила Ольга Крикса. «Мы сразу же наложим сервитут!» — предупредил представитель администрации. «Какой сервитут? Там же нет никакой дороги!» — подначила адвокат. «Как же нет, когда она есть на всех картах?»
Да, наши чиновники неисчерпаемы, как атом. Их можно слушать часами, и обязательно услышишь что-нибудь оригинальное.

И прет бульдозером

В общем, суд отложил решение до 20 августа, а за время между заседаниями чтоб администрация создала комиссию и проверила, свободна ли дорога. После чего судья позвонила ответчику Александру Федоренко. «Шлагбаум снят», — сообщил Федоренко. Вероятно, он сказал: «Пусть идут», потому что судья спросила: «А проехать?» И Федоренко ответил, что если что-то на дороге мешает проезду, то он в воскресенье уберет.

Сотрудники «Зова тигра» вернулись на базу и решили не откладывать дело в долгий ящик, а посмотреть сегодня, что там на дороге. Решили — поехали.

Да, шлагбаум снят. То есть снята верхняя «палка». Но стойки для нее — на месте, в любой момент можно навесить. Впрочем, это не так уж важно. Вместо шлагбаума в проходе стоял бульдозер. «Сломался». Да в каком удачном месте! И не первый раз, кстати.

А комиссия действительно была создана и проверила дорогу в пятницу, 13-го. Бульдозер был отогнан на десяток метров. Заработал? Как удачно! Удача просто сопровождает Александра Федоренко!

На суде, кстати, Юрий Берсенев добивался, чтобы в протоколе было записано, что Анатолий Артюхов признал, что перегораживание дороги — незаконно, потому что никакого документа на дорогу у Александра Федоренко нет. Секретарь успокоила, что все записано как надо. Чиновник заволновался и уточнил, что не то чтобы так уж незаконно и документа нет, а «я этого документа не видел». Оно и понятно: если глава районной администрации сам состоит в клубе «Медведь», ни в чем нельзя быть уверенным.

Так же как нельзя быть уверенным, что сотрудники национального парка и (или) туристы, поехав в следующий раз по дороге, не поцелуются со снова сломавшимся бульдозером. Какое бы решение ни вынес суд.

№ 47 / Завадская Марина / 19 августа 2010
Статьи из этого номера:

Опасная профессия

Подробнее

«Нерпа» не хочет в Индию?

Подробнее

Неотложка для кедра

Подробнее