Общество

​…ответов нет



​…ответов нет

Как известно, на днях на Орлиной сопке Владивостока, там, где видовая площадка, начался снос зданий бывшего Дальневосточного технического университета — вполне крепких и «жизнеспособных» кирпичных учебных корпусов и серой глыбы Молодежного центра. По традиции, мы отреагировали на событие возмущением в соцсетях. Особенно все жалели дальневосточного леопарда, вернее, его большое и талантливое изображение на одной из сносимых стен. Чудесному граффити всего-то чуть больше года, но его полюбили все. Потому что зверь работы художника из ЮАР по имени Sonny предстал таким, как есть, — царственно красивым. Он смотрит на город и на нас просто так, без какой бы то ни было коммерческой и предвыборной подоплеки, и кажется, что бывший обитатель наших сопок с давних времен хранит что-то дорогое, неизъяснимое, составляющее смысл пространства, саму суть географической точки под названием Владивосток.

Соцсеть позвала протестовать — на пикет. Но пикета не было. Кроме меня и мальчишки — школьного прогульщика, в ветреное и серое декабрьское утро к леопарду никто не пришел. Мы посмотрели, как снуют рабочие, как готовятся к ликвидации крепких кирпичных стен бульдозеры и экскаваторы, померзли и, сказав леопарду: «Прощай!», — покинули невзрачное место. Но я сейчас не о том, что в соцсетях протестовать, конечно, уютнее, чем на давно убитой, а ныне перегороженной и увешанной табличками «Опасная зона» главной городской видовой площадке. Я о том, что нас не спрашивают, каким должен быть наш город.

Если о видовой, она и правда весьма обветшала. Под Кириллом и Мефодием постамент с отвалившимися буквами, сами первопечатники на морских ветрах поржавели, плитка, лестницы, ограждения, ползущие склоны… Стыдно за все, кроме леопарда. Все и снесут, как будто те, кто ранее вкладывался в эту сопку и сделал ее любимой и для горожан, и для гостей Владивостока, стопроцентно ошибался, а значит, надо по старой революционной традиции все разрушить до основанья, а затем…

Затем на Орлиной будет построен мегаобъект за мегаденьги: театрально-образовательный и музейный комплекс. Вернее, его часть. А основное сооружение будет воздвигнуто — где же еще? — на Русском острове. Работа там уже началась — пыль столбом, срыта первая сопка.

Год, два, три, и здесь, на берегу бухты Аякс, и споют, и станцуют. Комплекс, конечно, построят. Как построили рядом с площадью борцов за власть Советов затмившую всех и вся махину кафедрального собора. В итоге «все смешалось», как в доме Облонских, все потерялись. Знаковый для Владивостока монументальный горнист-красноармеец сразу стал маленьким и побежденным. Потерялись в тени золотых куполов штаб Тихоокеанского флота и мемориальная подлодка С-56. Не выдержал соседства даже красавец мост. Мощная вертикаль нового храма «переплюнула» и его.

Осталось переименовать площадь борцов за власть Советов в площадь борцов с Владивостоком и его достойным архитектурным обликом. И все — последний штрих, приплыли, картина маслом.

Нас не спрашивали, хотим ли мы кампус на Русском острове, отходы от бурной учебной и международной деятельности которого убивают природу и главный водный объект — внутреннюю бухту Новик. Нас не спрашивали, уничтожая пляжную зону Спортивной гавани и водные станции, те, что в дореволюционные времена, да и в советские тоже были удобными и любимыми всеми городскими купальнями.

А если опять же про тотальный снос на Орлиной сопке и строительство амбициозного театрально-музыкально-образовательного комплекса стоимостью в 30 млрд рублей… Я не буду говорить, на что в городе нашенском было бы важнее потратить эту тьму «деревянных». Каждый может выглянуть в окно и ответить в зависимости от того, какие руины или помойки он там увидит. А на Орлиную и в Аякс привезут шедевры, развесят, как в сказке про Простоквашино, где картина закрывает дырку в обоях. И будет стоять эта красотища посреди пустеющей территории, где отток населения, несмотря на храмы, кампус и мосты, и сегодня угрожающий, особенно на фоне притока активных «гостей» из ближнего зарубежья.

Что касается уникального настенного портрета леопарда, доживающего, судя по всему, последние дни (портрет действительно уникален, потому что больше такого нигде в мире нет), то его снос — это дикость, сравнимая с уничтожением террористами памятников Пальмиры. Но ведь можно сделать по-другому. Горожане предлагают оставить стену как арт-объект. Сложно, конечно, но технологически и финансово (30 млрд!) возможно. Однако и тут, как всегда, нас не спрашивают.

Нас как бы нет. Нас как бы не замечают. Единственное, зачем мы нужны, проголосовать на выборах. Правильно проголосовать. За кого надо. Вот тут-то порой и случается непредвиденное...

№ 470 / Наталья ОСТРОВСКАЯ / 06 декабря 2018
Статьи из этого номера:

​Вопросы есть…

Подробнее

​…ответов нет

Подробнее

​Последний классик

Подробнее