Общество

​Вопросы есть…



​Вопросы есть…

С 11 октября по 30 ноября 2018 года по всей территории нашей необъятной Родины проходил конкурс «Великие имена России», организаторами которого выступили Общественная палата РФ, Общество русской словесности, Русское географическое общество, Российское историческое общество и Российское военно-историческое общество. Безусловно, потребность в подобных конкурсах не вызывает сомнения — мы должны помнить и чтить имена наших великих соотечественников, ибо, по словам Карамзина, «гордиться славою предков не только можно, но и должно, не уважать оной есть постыдное малодушие…».

Однако то, каким способом нам пытаются привить любовь к «отеческим гробам», взывает изрядное удивление. Не будем возводить напраслину на организаторов конкурса и верить досужим домыслам, что вся эта компания запущена лишь для того, чтобы отвлечь общественное мнение страны от обсуждения действительно насущных вопросов. Давайте поверим, что несколько общественных организаций по собственной инициативе, в сжатые сроки, сумели договориться между собой о проекте, привлечь к нему Сбербанк и ВЦИОМ и обеспечить мощную информационную поддержку.

И тем не менее хотелось бы получить ответы на ряд вопросов касательно будущего названия международного аэропорта Владивосток в Кневичах. Итак, согласно интернет-сайту «Великие имена России», где вчера объявлены результаты голосования, победителем стало имя «Владимир Арсеньев», набравшее 38 %, т. е. 9731 голос. Почти впритык к победителю голосования идет «Николай Муравьев-Амурский» — 32 %, затем «Анна Щетинина» — 15 % и замыкает список «Геннадий Невельской» — с 13 %.

Признаться, меня всегда коробит это странное поветрие называть уважаемых людей на иностранный манер без отчества. Все же у нас есть своя многовековая традиция, так почему же организаторы конкурса «Великие имена России» отставляют в сторону наши обычаи и навязывают чуждые и глазу, и уху нормы? Вероятно, по их замыслу, так будет звучать намного естественнее на иностранном языке, которым по умолчанию является английский. Поэтому возникает вопрос: а чей это конкурс — российский или, скажем, американский? Опять же, указав у Н. Н. Муравьева почетное наименование «Амурский», куда-то дели его графское достоинство. Не знают, как правильно перевести на английский? Ну да ладно. Давайте теперь представим ситуацию, когда в здании аэропорта раздается бодрый голос диктора, который объявляет, что рейс такой-то совершил посадку в аэропорту «Владимир Арсеньев». Не кажется ли уважаемым организаторам конкурса, что это противоречит нормам русского языка, просто неграмотно и выказывает пренебрежение к родной речи? А ведь соучредителем конкурса якобы является Общество русской словесности.

Стоит, наверное, посмотреть и на то, как это название будет писаться на латинице. По всей видимости, написание будет иметь следующий вид — Vladimir Arseniev Airport. Я намеренно написал его без артикля the, поскольку почти уверен, что он будет опущен вопреки правилам английского языка, как это практически системно делается у нас в Приморском крае. И тут возникает еще один вопрос: а кто-нибудь из инициаторов этого проекта проверял, какие ассоциации будет вызывать название аэропорта у носителей английского языка или у лиц, достаточно хорошо его знающих? Спешу «обрадовать». Первые четыре буквы фамилии Арсеньев на английском языке означают то место, что находится пониже спины, но только в очень грубой форме. Вы думаете, что никто из пассажиров не будет зубоскалить по этому поводу? И не дай бог, перегорят лампочки в последних буквах фамилии и глазам изумленного интуриста предстанет новое имя воздушной гавани… Зачем мы сами себя подставляем? Зачем обрекаем на издевательства? Мало у нас грязных улиц и переходов, немытых витрин и обшарпанных зданий, чтобы мы еще на прилете говорили гостям края о том, куда они попали? Обычно, когда крупная компания выводит на международный рынок свой товар, название бренда проверятся на всех основных языках на благозвучие. Недаром когда Советский Союз начал поставлять за рубеж автомобили «Жигули», то им быстро придумали новое название «Лада», поскольку «жигули» вызывали неприличные ассоциации в ряде европейских языков. Но то был великий Советский Союз, там были люди, которые обладали компетенцией и могли думать широко.

Говоря об ущербе имиджу края и страны в целом от нового названия аэропорта, хотелось бы отметить и урон, который может быть нанесен нашим отношениям с Китаем. Мы живем не в пустыне, наш ближайший сосед — это экономический монстр мирового масштаба, от которого во многом зависит жизнеобеспечение Приморья, да и Дальнего Востока. Какова же будет реакция на имя «Владимир Арсеньев» в сопредельном государстве? А реакция будет негативная, поскольку китайцы до сих пор очень болезненно относятся ко многим деликатным вопросам истории. Владимир Клавдиевич Арсеньев, помимо писательского труда, дослужился до звания армейского подполковника и как чиновник особых поручений при губернаторе заведовал карательными экспедициями против китайцев, живущих в Уссурийском крае. В тайгу он ходил не для сбора гербариев, а чтобы жечь фанзы, насильно выдворять китайских отходников, при этом не стесняясь в выборе средств. С одной стороны, мы сами вольны решать, что делать в своей собственной стране, у нас, как известно, «собственная гордость», но зачем наступать на больную мозоль могучей державе, зачем отталкивать если не друга, то доброго приятеля, одновременно прося его об инвестициях и помощи? Думается, что пора вырастать из местечковых коротких штанишек и начинать думать на перспективу и комплексно…

Сайт конкурса утверждает, что «люди хотят, чтобы выбранное наименование соответствовало их представлениям о собственных исторических и духовных традициях, которыми они гордятся». Не будем пытаться разобраться в неряшливом словоблудии сайта, остановимся на другом: а кто эти люди? Почему вдруг кто-то за тысячи километров от Приморья решает, что наш аэропорт нуждается в смене названия. Кто спросил жителей края, хотят ли они таких перемен? Получается, что опять «без меня меня женили». Кто оплатит, из какого бюджета смену вывесок, дорожных указателей, компьютерных программ в стране и мире? Задумывались ли над этим московские «общественники»? Создается впечатление, что никто не просчитывал последствия, ни материальные ни имиджевые, данного «нейминга», если употребить новояз сайта «Великие имена России». Для чего все это делается? Риторический вопрос...

Ну и напоследок. На сайте конкурса заявлено, что вся эта дорогостоящая компания ни в коем случае не является правительственной директивой, а лишь рекомендацией, мол, решение примут местные власти. Однако кто они, эти «местные власти»? По Конституции страны это — органы народного самоуправления, в нашем случае — администрация города Артема, но что-то кажется, что окончательное решение все же останется за государственным органом, а именно за администрацией Приморского края. Вспоминая слова Жоржа Милославского о том, что «такие вещи с кондачка не делаются», хотелось бы надеяться, что новый начальник края, имя которого мы узнаем после 16 декабря текущего года, примет мудрое, взвешенное решение, ведь, правда же, господин (госпожа) губернатор?

№ 470 / Андрей СИДОРОВ / 06 декабря 2018
Статьи из этого номера:

​Вопросы есть…

Подробнее

​…ответов нет

Подробнее

​Последний классик

Подробнее