Расследование

​Крестьянка на госслужбе

В поселке Кировском прокуратура хочет доказать незаконность доходов помощника мирового судьи, продававшей мед и мясо со своего хозяйства

​Крестьянка на госслужбе

Елену К. и ее супруга в Кировском и окрестностях хорошо знают: 15 лет тому назад Елена работала корреспондентом районной газеты, а супруг служил в милиции. После очередной смены власти в районе Елена К. ушла из редакции и стала работать помощником мирового судьи, когда институт мирового суда был в зачаточном состоянии. С тех пор и работает в этом ведомстве. И все бы ничего, если бы ее бывшая невестка, разведясь с сыном Елены К., не начала писать на бывшего мужа и его родителей жалобы во всевозможные инстанции и по разным поводам.

Суть одной из жалоб заключалась в том, что Елена К. и ее семья живут не по средствам, хотя сама она — госслужащая, а супруг — пенсионер МВД. А они в 2014 году купили аж две квартиры во Владивостоке! За какие такие шиши? Не иначе как за взятки помощнице мирового судьи?

Стали разбираться, как полагается. Созвали комиссию. Запросили данные о собственности Елены К. и членов ее семьи. Подняли декларации о доходах и имуществе. Выяснили: да, действительно, в июле 2014 года Еленой К. был заключен договор о долевом участии в строительстве на квартиру на ул. Карбышева в краевом центре площадью 50 м кв. на сумму 3,6 млн руб., а в декабре того же года была куплена на вторичном рынке однокомнатная квартира площадью 28,7 м кв. на ул. Хабаровской за 2,8 млн руб. Итого — почти 6,5 млн рублей на недвижимость!

В июле нынешнего года состоялось заседание комиссии по соблюдению требований к служебному поведению госслужащих при администрации края — и эта комиссия, с участием представителя прокуратуры, стала детально разбираться, соответствуют ли расходы семьи Елены К. их доходам?

Разбирались не формально, а как полагается: изучали представленные Еленой К. документы, подававшиеся ею ранее декларации, зачитывали и заслушивали показания свидетелей, справки из поселковой администрации Кировского и характеристики на Елену К. и ее супруга, включая сведения об их личном и подсобном хозяйстве: чего и сколько у них имеется.

Выяснили следующее: в хозяйстве у Елены К. с мужем в наличии более 100 пчелосемей-ульев, почти два гектара земли под овощи и кормовые скоту, на откорме в среднем 2 бычка, 2-3 свиньи, от 100 до 200 единиц птицы, кур и индоуток, а также кролики. В хозяйстве также имеются грузовик, трактор, мотоплуг, пилорама и столярное оборудование для ульев, зернодробилка для изготовления кормов скоту и птице, два сарая и теплица.

Согласно данным, полученным официально из администрации поселка, эти угодья и техника у семьи К. не простаивают, а используются с максимально возможной отдачей на протяжении многих лет. В период медосбора и во время уборки урожая задействована вся семья, включая взрослых сыновей и дочь с их супругами, вплоть до дальних родственников, наемные работники в семье К. не используются.

Также по представленным справкам выяснили, что только в одно местное кафе семья Елены К. ежегодно поставляла около 800 кг меда, 200 кг свинины и говядины, мясо птицы, яйцо, картофель и другие овощи. Дошло даже до того, что комиссия в ходе заседания дозвонилась аж до заместителя директора департамента сельского хозяйства администрации Приморского края, чтобы выяснить у него возможные объемы медосбора и цены на мед в период 2011-2014 годов!

Уточнив все эти детали, члены комиссии вывели средние значения, тут же их сами пересчитали и увидели воочию: только за продажу меда в средних, а не максимальных показателях возможного количества и цены Елена К. и ее семья могли выручить за три года около 3 млн рублей! И это не считая остальной продукции хозяйства, мяса и овощей. Сама же Елена К. в своих объяснениях приводила более скромный подсчет, около 1,5 млн руб., плюс выручка за проданный самосвал, плюс 400 тысяч руб. она получила в наследство и на 300 тысяч руб. брала потребительский кредит. А всего, по выводам комиссии, у семьи К. законный доход за три года составил более 10 млн руб.

Впрочем, вину за Еленой К. комиссия все же нашла, не даром же заседали: в декларациях она не отразила 41 тысячу рублей заработанную супругом в одной местной фирме на временной подработке, да и в доходах своих и мужа допустила неточности на суммы от 700 рублей до 7 тысяч. За что, в совокупности, комиссия постановила объявить Елене К. аж целый выговор, притом что до сих пор на ее счету были только благодарности и грамоты от совета судей края и от самого губернатора.

Изучила комиссия и доводы бывшей невестки-жалобщицы: что якобы на самом деле ульев на пасеке было меньше, что якобы пашня и огород семьей не использовались, а стояли заросшие сорняками и что свидетели, показывающие в пользу семьи К., либо приходятся дальней родней, либо в иной зависимости от семьи К. состоят.

Но на все эти доводы нашлись контраргументы Елены К., а именно — фото и видео пасеки с ульями, личного хозяйства, сараев, поля и огорода, где члены комиссии могли сами увидеть число ульев и возделана ли земля.

Казалось бы, хеппи-энд, можно расходиться по домам? Да так, в общем-то, и было: позаседали, выяснили, постановили и разошлись. Но сейчас прокуратура, представитель которой присутствовал на заседании комиссии и согласился, что доказательства законности доходов представлены, снова ведет проверку по жалобам той же гражданки — бывшей невестки Елены К. То есть перепроверяет заново изученные комиссией факты и сведения. С целью доказать незаконность доходов семьи Елены К., в том числе получаемых за счет труда ее мужа-пасечника и ее самой со всей семьей. И прокуратура района подала на Елену К. иск, который пока не рассмотрен.

Потому что значительную часть продукции, включая мед, семья продавала без бухгалтерского учета, а в прежние годы и без ветеринарного паспорта, который был оформлен лишь в 2017 году, и вообще как это: госслужащая и одновременно крестьянка? На работе бумаги перекладывает в кабинете, а дома в поле, в огороде, за птицей-скотиной и отпуск всегда берет только в июле на медосбор? Да разве ж можно так жить и честно зарабатывать?

Так и выходит в нашем государстве, что даже честный крестьянский труд на своей земле в собственном хозяйстве может рассматриваться чуть ли не как преступление, с которым прокуратура разбирается. Зачем же тогда всем желающим гектары раздавать? Чтобы прокуратуре было кого проверять?

№ 471 / Виктор БУЛАВИНЦЕВ / 13 декабря 2018
Статьи из этого номера:

​Точки безвластия

Подробнее

​Крестьянка на госслужбе

Подробнее

​Тяжелые звезды Ивана Елагина

Подробнее