Общество

Мигранты, которые нам нужны

В Приморье создается система управления трудовой миграцией

Мигранты, которые нам нужны

Понаехавшие и понауехавшие

Одна из главных проблем Дальнего Востока в целом — продолжающийся отток населения. «Мы слышим о повороте на восток, о том, что Дальний Восток — приоритет на весь XXI век, но на самом деле стратегии развития Дальнего Востока как таковой нет! В регионе остается все меньше населения, — говорит ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН кандидат экономических наук Юрий Авдеев. — С 1991 года население Дальнего Востока уменьшилось почти на 2 млн человек — из 8,05 млн осталось чуть больше 6 млн (без только что включенного в состав ДФО Забайкалья, но и там ситуация не лучше). Как удержать коренное население и чем привлечь новое? В 2015 году москвичи сюда приехали и говорят: к 2025 году мы увеличим население региона до 8 млн человек. Произошел даже казус: они обозначили 8,05 — уровень 1991 года, но те, кто писал речь президенту, ноликом пренебрегли, и Путин с высокой трибуны на международном форуме сказал о 8,5 млн человек. Но этого не случилось и не случится. В последней концепции демографической политики для Дальнего Востока, подписанной в 2017 году, стоит скромная задача — к 2025 году увеличить население на 300 тысяч человек, с 6,2 до 6,5 млн. Но даже эта цифра проваливается! Людей становится меньше, люди не понимают, зачем сюда ехать. Если сохранять ресурсную специализацию региона, то даже те, кто здесь живет, — лишние: чтобы обслуживать «трубу», много народу не надо».

«Миграционная привлекательность территории определяется уровнем жизни ее коренного населения. Какими бы поблажками народ сюда ни манили, какие бы миллионы ни раздавали, никогда народ не поедет туда, где люди живут плохо, откуда уезжают, — убежден Сергей Пушкарев, руководитель ПРОО «Консультационный центр по вопросам миграции и межэтнических отношений», зампредседателя Ассамблеи народов Приморского края, экс-руководитель краевой миграционной службы. — Наша задача — сделать так, чтобы миграционные процессы шли на улучшение жизни коренных дальневосточников и на привлечение сюда социально активного населения, какими были наши предки, которые приехали в свое время в никуда и построили общество, в котором мы живем».

Сегодня поток мигрантов, едущих в Приморье, в большой степени непрозрачен. Особенно это касается «безвизовиков» — жителей бывших среднеазиатских республик СССР. «80 % въезжающих в Приморье иностранцев — это граждане Узбекистана. В 2017 году въехало 78 тысяч узбеков, из них 62 тысячи — с целью трудовой деятельности. Трудовые патенты оформили только 13 тысяч (причем 11 тысяч — для работы у физических лиц), а 50 тысяч оказались неизвестно где! Когда я привожу эти цифры, со мной спорят, но доказательств обратного не представляют, — говорит Пушкарев. — При существующем стихийном характере миграции добиться какого-то равновесия в обществе мы можем только на определенное время, и то если мигрантов мало. Этот процесс может стать неуправляемым. Надо в корне менять ситуацию. Без организованного подхода у нас ничего не получится».

О бедном мигранте замолвите слово, или Званый гость лучше татарина

В Приморье, где объявлено о реализации ряда инвестиционных проектов, обозначился дефицит рабочей силы: своих мало, чужие зачастую — «не те». На 10 вакансий претендуют в лучшем случае 3–4 человека.

Более того, внешние трудовые ресурсы могут иссякнуть. Так, из-за присоединения России к антипхеньянским санкциям Совбеза ООН Приморье уже потеряло 10 тысяч северокорейских рабочих. Китайцы работать в Приморье в последнее время едут неохотно. «В Китае уровень зарплат с 2000 года вырос в 5–6 раз. В строительстве средняя зарплата у них составляет 1–1,5 тысячи долларов, у нас — гораздо ниже», — поясняет Авдеев. «Вопреки страшилкам центральной прессы по поводу китайской экспансии, сегодня у Китая проблема — удержать население на своих северных территориях», — добавляет Пушкарев. Когда на востоке Украины началась гражданская война, в Приморье хлынули беженцы с Донбасса, но мало кто здесь остался. «В 2014 году я следил за «большим проездом» губернатора Миклушевского по краю. Нигде он не сказал: дорогие жители, к нам едут люди с Украины, давайте сделаем все, чтобы они здесь остались. Ими занималось только МЧС», — говорит Авдеев. Остаются узбеки, но и тут гарантий нет. «Для граждан Узбекистана Россия уже не на первом месте. На первом у них — Южная Корея, далее Турция, потом уже Россия. Где мы будем брать дополнительную рабочую силу?» — говорит Сергей Пушкарёв. К тому же, добавляет он, нет задачи заселить край кем попало: «Надо приглашать тех, кто может принести пользу». Но где их взять и чем заманить?

«Пройдет еще немного времени, и мы останемся вообще без иностранной рабочей силы. Нужно увеличивать привлекательность территории. А для этого нужен инфраструктурный потенциал, обеспечивающий уровень жизни населения. Чтобы создать инфраструктуру и обеспечить уровень жизни, нужны рабочие руки, которых становится все меньше. Перспектива наша, мягко говоря, незавидная, — говорит Авдеев. — Нужно принимать какие-то нестандартные решения. Вижу как минимум три направления. Первое связано с созданием условий для того, чтобы местное население не уезжало. Второе — с тем, что за пределами России находится 25–30 млн наших соотечественников, часть которых мы могли бы привлечь. Человек, который думает и говорит по-русски, — и есть соотечественник. Именно соотечественники, которые должны получать гражданство РФ максимум в течение трех месяцев, должны обеспечить рост населения ДФО. Если в качестве соотечественников приезжают узбеки, таджики, киргизы и так далее, то наша задача в том, чтобы ассимилировать их детей, чтобы они стали русскими. Третий источник, на который мы обращаем мало внимания, — студенты. На всем Дальнем Востоке сегодня не более 10 тысяч иностранных студентов, хотя в радиусе 1000 км вокруг Владивостока сконцентрировано 300 млн человек. Если создать госпрограмму поддержки иностранных студентов и увеличить их число на базе того же ДВФУ до 50–80 тысяч человек, то какая-то часть захочет после учебы остаться здесь. Но для этого нужны условия и рабочие места». Еще один ресурс, говорит Сергей Пушкарев, — русские староверы, живущие в Южной Америке и желающие вернуться на Родину: «Они способны преобразить сельскохозяйственный облик Приморья, особенно северных территорий. Там нужно такое вложение труда, какое обыкновенным переселенцам не по плечу».

«Большой наплыв мигрантов может вытеснить местных специалистов. Нелегальная трудовая деятельность обесценивает труд коренного населения и создает неприязнь ко всем трудовым мигрантам. В то же время на фоне дефицита трудовых ресурсов необходимо находить рабочих соответствующих квалификаций. Управление миграционными потоками необходимо для создания регулируемого рынка труда и защиты всех его участников», — уверен руководитель проекта Денис Дега.

Гранты и мигранты

Начатая в 2018 году реализация президентского гранта — первый шаг по упорядочиванию стихийной миграции. «Необходимо формировать миграционный поток еще в стране исхода через организованный набор тех специалистов, которые нам нужны. Если этот шаг будет сделан и получит организационное оформление, ситуация начнет меняться», — говорит Авдеев. По словам Дениса Дега, Центр комплексной поддержки мигрантов уже заключил соглашения с органами власти Узбекистана и Вьетнама, коллегами из Киргизии и Китая. Разработана программа «Сегодня мигрант, завтра — дальневосточник», предполагающая создание «социального инкубатора», на выходе из которого мигрант будет получать российское гражданство.

«В России пока нет серьезного опыта управления миграционными процессами, — констатирует Юрий Авдеев. — Концепция принята, но это бумажка. Кто ее исполняет? Если главный исполнитель — МВД, это и есть самая большая проблема. Для полиции каждый мигрант — потенциальный преступник». Как добавляет Сергей Пушкарев, институты гражданского общества, занимающиеся вопросами миграции, испытывают недостаток внимания и понимания со стороны исполнительной власти.


Центр комплексной поддержки мигрантов расположен во Владивостоке по адресу: Океанский проспект, д. 69, каб. 501. Горячая линия для мигрантов — 8-800-100-8893, консультации — бесплатно.

№ 472 / Василий МАКАРОВ / 20 декабря 2018
Статьи из этого номера:

Мигранты, которые нам нужны

Подробнее

​Битва при Академгородке: продолжение

Подробнее

​С новым губернатором!

Подробнее