Экология

​На земле, на воде, в воздухе

В борьбе за природу дальневосточные экологи применяют даже космические технологии

​На земле, на воде, в воздухе

В 2019 году Всемирному фонду дикой природы (WWF) России исполняется 25 лет. Об итогах и перспективах работы фонда на Дальнем Востоке рассказал директор Амурского филиала WWF России Пётр Осипов.

Особые территории: безвиз для тигра

— На Дальний Восток Всемирный фонд дикой природы пришел в 1994 году с проектом по сохранению амурского тигра и мест его обитания. Время было очень сложное: в условиях меняющегося законодательства браконьерство расцвело пышным цветом, тигриные шкуры и другие биоресурсы утекали за рубеж. Надо было помочь поставить этому заслон. Фонд оказал стартовую помощь антибраконьерским бригадам Лазовского и Сихотэ-Алинского заповедников, инспекции «Тигр», опергруппам Примкрайохотуправления, работавшим в бассейне Бикина и на юго-западе Приморья. Через два года по инициативе и при поддержке WWF, научной и природоохранной общественности была разработана и принята первая стратегия сохранения амурского тигра в России.

Благополучие краснокнижных видов животных напрямую зависит от среды их обитания. Чем лучше они защищены, тем выше вероятность их выживания. Такие условия можно обеспечить только на особо охраняемых природных территориях (ООПТ): в заповедниках, национальных парках, заказниках, экологических коридорах. Поэтому одна из главных задач WWF в Амурском экорегионе — создание ООПТ. Иногда фонд выступает инициатором и финансирует экспертов для подготовки эколого-экономического обоснования. Чаще специалисты фонда сами организуют экспедиции, готовят материалы, проводят общественные слушания. Партнерами являются дирекции по ООПТ в регионах, органы охотнадзора, Минприроды, общественные организации, научные учреждения.

За 25 лет в Амурском экорегионе при поддержке и непосредственном участии Всемирного фонда дикой природы создано шесть национальных парков, два заповедника (и расширены территории еще трех), три федеральных заказника, пять экологических коридоров, два комплекса водно-болотных угодий. Создано и расширено более 30 региональных заказников.

К сожалению, в некоторых случаях создание ООПТ идет медленно. В частности, в Хабаровском крае мы вот уже третий год создаем заказник «Арсеньевский». Вроде бы и больших вопросов ни у местного населения, ни у тех, кто хозяйствует на данной территории и рядом, нет. Даже лесопромышленная компания отказалась от части своего арендного участка. Тем не менее вопрос тормозится. Очень надеемся, что в 2019 году удастся его решить.

Есть угрозы существующим ООПТ, связанные с продолжающимся экономическим развитием Дальнего Востока. Так, были проблемы с выдачей дальневосточного гектара, который нарезался прямо на территории федеральной ООПТ. Слава богу, таких случаев все меньше.

Есть проблема в Амурской области, где осваивается Огоджинское угольное месторождение. Компания не нашла ничего лучше, как разработать проект дороги, которая разрезает пополам региональный заказник «Гербиканский», созданный в советское время для сохранения мест зимней концентрации и отёла лося. Все попытки доказать, что возможен альтернативный вариант, пока ни к чему не привели. Сейчас мы ждем реакции прокуратуры и регионального Министерства природных ресурсов. Надо сказать, что компании становятся все более чувствительными к вниманию, в связи с чем очень важна взаимная работа журналистов и природоохранников. В тени совершать правонарушения куда проще, чем на свету.

В Приморье создание системы ООПТ в общих чертах завершено. Приморский край занимает одну из лидирующих в России позиций по площади, занятой ООПТ. Но есть еще некоторые планы. Вместе с департаментом охотнадзора Приморского края мы занимаемся созданием Комиссаровского заказника на границе с Китаем. Это будет достаточно серьезный коридор для передвижения животных, включая тигров и леопардов, который свяжет в первую очередь даже не наши, а китайские ООПТ. Заказник соединит два китайских нацпарка, между которыми — серьезный разрыв в виде освоенной территории. Из одного парка в другой звери смогут ходить через территорию России.

Китайская сторона придает огромное значение созданию Национального парка тигров и леопардов. Эта обширная ООПТ создана напротив юго-западного Приморья — в провинции Цзилинь, в районе хребта Чанбайшань. Мы надеемся, что в перспективе он станет трансграничным резерватом с международным статусом. Тогда будет не просто взаимодействие, как сейчас, но и общий план управления, общий подход к мониторингу и сохранению тигра.

В 2018 году Китай принял очень неоднозначное решение, разрешив торговлю дериватами тигров, разведенных в неволе. К счастью, пока действие этого постановления приостановлено. С нашей точки зрения, это огромная угроза для дикой популяции тигра, потому что наличие легального оборота дериватов дает возможность ввести в такой оборот и браконьерскую продукцию.

Эпидемия золотой лихорадки

— Одна из застарелых проблем Амурского экорегиона — россыпная золотодобыча. Количество золотодобывающих предприятий увеличивается, растет и количество связанных с этим проблем. Уже третий год мы сотрудничаем с Центром космического мониторинга и гражданского контроля из Санкт-Петербурга и экологической коалицией «Реки без границ». Космический мониторинг осуществляется на территории пока двух субъектов — Забайкальского края и Амурской области, в 2019 году будем заходить и в Приморский край, потому что появились жалобы от местных жителей и работников ООПТ на то, что реки замутнены. Результаты мониторинга мы передаем в Росприроднадзор. В Забайкалье в прошлом году выявлено 37 случаев, в Амурской области — 100 случаев загрязнения. Были проведены проверки, некоторые предприятия понесли достаточно серьезное наказание, одно было лишено лицензии на производство работ, поскольку нарушения были неоднократны. Территория, которую можно отсмотреть по космоснимкам, значительно больше, чем территория, на которую могут выехать инспекторы Росприроднадзора, — во-первых, их не так много, во-вторых, территории, где ведется добыча золота, зачастую труднодоступны. График плановых проверок вывешен на сайтах Росприроднадзора и прокуратуры. Любой производитель работ может к началу проверки «зачистить» свою территорию, а в период между проверками, к сожалению, многие пользуются бесконтрольностью и нарушают технологию горных разработок. Мы очень надеемся, что впредь на такие случаи будут обращать внимание не только региональное управление Росприроднадзора, но и федеральные власти, в частности Роснедра, выдающие лицензии на добычу золота.

Аисты приносят детей. Себе

— 2018 год у нас прошел под флагом сохранения дальневосточного аиста. Мы провели фронтальный учет практически по всему ареалу. Очень приятно, что к этому учету присоединились китайские коллеги. Результаты были неожиданными даже для нас самих: дальневосточный аист находится в очень хорошем состоянии, популяция за последние 15 лет выросла в 1,5–2 раза по разным территориям. Выросла не только на территории России — аист восстановлен и в Японии. Замечательную работу представили корейские коллеги, которые тоже у себя занимаются реинтродукцией дальневосточного аиста. Потихоньку мы движемся к тому, чтобы вид сменил категорию редкости и перешел из угрожаемых просто в редкие виды. Дальневосточный аист гнездится в бассейне Амура, а зимовать улетает на Янцзы, пролетный путь может достигать 5 тысяч километров. Важно, что спустя 20 лет вновь стартовала программа по изучению путей миграции этой птицы. Мы сможем понять, как поменялась картина миграционного пути в связи с изменением ландшафтов и развитием сельского хозяйства, выявить факторы, угрожающие этому виду, и обеспечить своевременную охрану.

Красной рыбе — зеленый свет

— Будем продолжать работу по сохранению пресноводных экосистем. WWF России присоединился к международному году лосося, 2019 год у нас пройдет под флагом лосося. Не секрет, что с лососями в бассейне Амура имеются достаточно серьезные проблемы. В Хабаровском крае складывается странная ситуация: выловы в прошлые годы были большие, а нерестилища — пустые. В 2018 году количество выловленных лососей меньше, чем в прошлые годы, рыбопромышленники не ставят рекордов, а ситуация на нерестилищах остается плохой. Мы продолжим общественный мониторинг нерестилищ, который ведется вместе с Ассоциацией коренных малочисленных народов Севера Хабаровского края, и посмотрим, как сможем поддержать государственные структуры в деле усиления борьбы с браконьерством и контроля вылова. Пока структуры, ответственные за это, на контакт идут неохотно, теруправление рыболовства — достаточно закрытая, консервативная структура. Но мы надеемся, что ситуация изменится.

Что касается осетровых бассейна Амура, то мы, к сожалению, пока не можем найти финансирование на эту работу, хотя осетры входят в приоритеты различных международных организаций и есть понимание, что ситуация с осетровыми практически нигде в мире не улучшается. Почему сюда нужны серьезные деньги — потому что «осетровую съемку» могут произвести только специализированные научные институты.

Липовый запрет

— К сожалению, при движении от предложения к его реализации сильно уменьшилась площадь. Территория, на которой в Приморье введен реальный запрет на вырубку липы, очень незначительна. Сейчас заготовка липы в Приморье запрещена на территории всего в 48 тысяч гектаров (вокруг пасек. — Ред.). Насколько я знаю, в своих выступлениях губернатор Олег Кожемяко говорил, что его не совсем устраивает такой подход федеральных чиновников (Рослесхоза. — Ред.), и он готов работать с тем, чтобы эта площадь была расширена. Очень надеемся, что будут введены более серьезные ограничения.

№ 475 / Василий МАКАРОВ / 17 января 2019
Статьи из этого номера:

​Илья Лагутенко: Надо думать дальше своих возможностей!

Подробнее

​На земле, на воде, в воздухе

Подробнее

​ЮНЕСКО, тигры и электричество

Подробнее