Культура

​Илья Лагутенко: Надо думать дальше своих возможностей!

Фестиваль V-ROX вернется во Владивосток обновленным

​Илья Лагутенко: Надо думать дальше своих возможностей!

В течение пяти лет — с 2013-го по 2017-й — во Владивостоке проходил международный музыкальный фестиваль V-ROX, придуманный и воплощенный лидером группы «Мумий Тролль» Ильей Лагутенко. В 2018 году он не состоялся — не нашлось средств ни у властей, ни у бизнеса. Но прощаться с фестивалем, успевшим за первую пятилетку стать не только ярким городским событием, но и настоящим окном России в Азию (и наоборот), рано.

Илья Лагутенко встретился с Василием Авченко и рассказал, каким он видит возвращение V-ROX’а.

О прошлом: «Есть молодежь, для которой пять лет V-ROX’a — почти поколение»

— Прошло пять лет с V-ROX’ом и один год — без. Какие надежды оправдались, какие нет?

— Не скажу, что я был сильно наивным 6–7 лет назад, выходя с идеей организации во Владивостоке шоукейса музыкальной индустрии. Из всего российского опыта это был первый и самый удачный такой фестиваль.

— Чуть ли не единственный…

— Мы рады были поделиться нашим владивостокским опытом, наши коллеги пытались делать подобные мероприятия и в Питере, и в Москве, но даже при столичных, западных возможностях ничего особенного там не выстроилось. И этому есть масса причин. В том, чтобы именно вокруг Владивостока объединять музыкально-творческие процессы всего Азиатско-Тихоокеанского региона, есть своя логика, это не выдуманная идея. Есть российский рынок, по большому счету, до сих пор не открытый для азиатских и западных стран. И рядом — Азия, крупнейший потребитель поп-культуры. V-ROX был оправданной идеей культурного обмена в новой точке на музыкальной карте мира — связь живых выступлений, творческих конференций, когда ты не только проводишь смотр локальных или региональных талантов, но и показываешь их экспертам музыкальной индустрии, которых непросто было сюда заманить… Отзывы были хорошие, потому что действительно регион уникальный, это вам не уже проторенные Европа и Америка, перенасыщенные подобными мероприятиями. Это вполне экзотическое место, но при этом похожее и на Европу, и на Азию. Вернее сказать, не похожее ни на то, ни на другое.

Однако за первые три года V-ROX экономика и политика более-менее расставили все на свои места. Мы поняли, что создать реальные бизнес-истории, когда подписываются контракты и группы через Владивосток осуществляют свои зарубежные гастроли, у нас не получится. Для подобных практик нужно десятилетиями «удобрять» почву не только «Вироксами», но и другими творческими активностями.

Но при этом именно составляющая творческой конференции, когда приезжали эксперты из музыкальных и околомузыкальных областей, — я считаю, срезонировала среди местной публики. Образовалось некое, пусть небольшое, локальное сообщество молодых людей, которым эти встречи вкупе с концертными выступлениями в хорошем смысле начали открывать глаза, они начали свои движения. Есть молодежь, для которой пять лет V-ROX’a — это почти поколение, есть уже свои воспоминания, вкусы выработанные, кругозор…

Ты знаешь, самое интересное, что за несколько V-ROX’ов в городе состоялись как минимум два артиста, которые вышли со сцены фестиваля за пределы Владивостока. Во-первых, это Максим Свобода. В результате опыта выступлений и неформального общения на V-ROX’е мы имеем заметного и многообещающего в масштабах страны исполнителя. Во-вторых, группа Starcardigan, которая вряд ли заточена под мейнстримовый успех в России, но сформировала свой собственный концепт и своими силами пробила себе клубную историю в странах Азии. Я не знаю другой российской группы, которая бы сделала больше, чем Starcardigan, в странах Азии. Знаю, что они уже консультируют москвичей и питерцев, желающих пойти их путем. Для Владивостока, где реально очень маленькая, вернее сказать, не такая уж и разнообразная местная музыкальная сцена — это большое дело. И эта история должна продолжаться. Дело не в жанре — рок, поп, рэп, это вообще не важно. Важно то, что человек не только находит возможность для самовыражения, но и развивается далее в благодарной среде. В этом и была моя идея: нужно создать платформу для начала, а потом участники ее шагнут дальше, используя новые связи и знакомства, научатся общаться с коллегами-исполнителями, а также с продюсерами, менеджерами и прочими.

Горожане и туристы при этом тоже заинтересовались V-ROX’ом как некой новой формой городского праздника, открывая для себя неизвестных и подчас очень даже экзотических исполнителей. Программа фестиваля качественно отличалась от сложившихся десятилетиями уличных развлечений города.

Изначально я мечтал о том, чтобы благодаря разнообразной программе фестиваль способствовал росту творческих сил города и давал волю и простор для воображения своим зрителям и участникам. Ведь именно сквозь призму таких впечатлений и можно заглянуть в будущее.

А что во Владивостоке есть реально интересного, привлекательного для того, чтобы люди сюда приезжали и работали? Это вообще отдельный вопрос.

— Взять тот же Восточный экономический форум: все это прекрасно, но не для конкретного человека, который здесь живет.

— Предприятия такого масштаба сложно оценить в контексте «для конкретного жителя». Например, три дня заседаний ВЭФа — это манна небесная для местных рестораторов и владельцев отелей: можно задирать цены, ведь «никуда не денутся москвичи, заплатят». И уже вроде как польза. А я до сих пор пытаюсь найти форму взаимодействия, связанную с человеком, который уже знает реалии Владивостока и кто захотел бы приехать сюда в поисках вдохновения. Я понимаю, что это просто продолжение детских фантазий, но я без них не был бы тем, кто я есть.

Во время фестиваля было несколько стихийных моментов, которые меня очень порадовали, — те же акустические концерты в барах и ресторанах посреди бела дня, джем-сейшны музыкантов в сквере городов-побратимов. Они дорогого стоили с точки зрения эмоций и общения для тех, кому посчастливилось там быть.

Опять же вещи, которые не относились к музыке. На V-ROX мы делали презентации кинофильмов, например We Are X про японскую супергруппу X Japan, привозили дизайнера Гошу Рубчинского, представлявшего свою капсульную коллекцию 2017 года именно во Владивостоке, создали фреску леопарда на стене бывшего спортзала Политеха на «Фуникулере», проводили забеги музыкантов, положившие начало владивостокским марафонам, обеды японских «мишленовских» шефов, посвященные приморским морепродуктам, даже не удавшийся из-за погодных условий сёрф-чемпионат России 2014 года… Все это позволяет смотреть на реальный потенциал города гораздо шире.

Да, концертная программа превратилась в городской праздник, в чем есть и плюсы, и минусы. Понятно, что бесплатный праздник не мог не понравиться публике. Уровень артистов, которые выходили на сцену на V-ROX’е, при всей их неизвестности в России, — очень высок. В своих странах это опытные, популярные, заработавшие уважение артисты. Нужно сказать, что именно вот этот-то сложившийся формат городского праздника и был самым накладным. И я говорю не про какие-то сложные райдеры, это элементарные вещи: долететь до Владивостока из любой точки света, будь то Москва, Петропавловск-Камчатский, Токио или Сеул, — в принципе сопоставимо дорого, расстояние не играет роли. В течение нескольких лет у нас были взаимоотношения с авиакомпанией S7 Airlines. Они пытались нам помочь на тех маршрутах, где работают. Но весь мир они пока не охватывают, и, к сожалению, экономические передряги задевают и их тоже. Плюс расселить, накормить… Обычные вещи, которые во Владивостоке недешево обходятся.

Благодаря соцсетям и моим рассказам о V-ROX’е во время моих гастрольных путешествий фестиваль стал узнаваемым городским праздником, стал потихоньку собирать туристов из других регионов. Но это очень дорогой «событийный туризм». Местный гостиничный фонд берет неимоверно большие деньги, порой не всегда оправданные. А другого просто нет. Для приезжающих туристов и артистов очень важный момент — шаговая доступность всех мероприятий. Ты приезжаешь на несколько дней, хочется увидеть все сразу, в этом суть фестиваля: четкая концентрация по времени, местам и событиям. Изначально мне казалось, что новый кампус ДВФУ просто обязан стать таким «местом силы». Но у кампуса, как оказалось, есть свои взаимоотношения с федеральным начальством, и воплотить тут местные начинания не всегда бывает просто. Получается, что успех подобных начинаний — это удел местных администраций. А они, в свою очередь, «закошмарены» огромным количеством текущих проблем, известных всем владивостокцам. Проблема в том, что никто не хочет понять, что такие мероприятия — это не коммерческие начинания. Мы не задаемся целью навариться здесь и сейчас на количестве проданных билетов или отутюжить «спонсорские». Это же элементарная инвестиция в человеческий капитал с местной спецификой. Это образование, кругозор и опыт, которые не может дать ни учебник, ни интернет. Это такая же важная вещь, как детские сады и школы, и если вы хотите, чтобы в них никогда не было места травле и, не дай бог, стрельбе, чтобы туда шли за любовью к знаниям и общению, то эту культуру общения, культуру знания надо развивать в комплексе. Мало построить красивый театр, если в нем нет хороших актеров и понимающей публики.

О настоящем: «Нужно найти компромисс между сегодняшней реальностью и мечтами»

— Фестиваль — живой организм. Как бы его ни представляли себе мы, организаторы, нужно считаться с реалиями. Никто не хотел его останавливать. Все эти разговоры, что денег нет… Денег никогда нет. К этому я спокойно совершенно отношусь, потому что где б они были? Где такое счастливое место, где их хватает на все фантазии и амбиции? Я искренне надеялся, что благодаря усилиям энтузиастов мы сможем найти синергию фестивальных активностей и бизнеса, чтобы не работать в минус.

О том, что буквально через год политическая и экономическая ситуация кардинально поменяется, никто из нас в 2013 году не думал, не гадал.

Как участник группы «Мумий Тролль» я выступал на подобных фестивалях по всему миру. Есть разные схемы поддержки таких мероприятий — от элементарной продажи мест участникам, которые мечтают быть «здесь и сейчас» в надежде быть замеченными международными промоутерами, до привлечения государственных ресурсов, как в Скандинавии или Австралии и ряде других стран поменьше, где думают о развитии экспортного потенциала собственной интеллектуальной собственности. В любом случае местная администрация должна быть очень «в теме», ратовать за доморощенные таланты, перенимать опыт коллег, воспитывать волонтеров…

Местные власти говорят: какой хороший фестиваль, давайте его продолжать. А как его продолжать, если никто не хочет ни за что платить? Со своей стороны мы делали все возможное, чтобы артисты искали в своих городах и странах собственных спонсоров, приезжали без гонораров. Да что там, и из собственного кармана платили, просто чтобы дать фестивалю возможность жить.

Мы прекрасно знаем емкость рынка во Владивостоке. Она не исчисляется даже 20 тысячами человек, что в принципе дает любому опен-эйру какую-то экономику. Я не с потолка эти цифры беру. К нам на V-ROX приезжали организаторы всех крупнейших азиатских фестивалей. Здесь был основатель японского Summer Sonic, были ребята, которые делают Concrete&Grass в Шанхае, были корейские промоутеры, которые делают Pentaport. Были организаторы многих российских фестивалей с непростой судьбой. Все они выступали с лекциями, рассказывали о своей специфике, давали экономические выкладки своих событий. Я думаю, что не только начинающим промоутерам, но и госслужащим, отвечающим за массовые мероприятия, очень полезно бы было изучить этот опыт.

Сегодня вокруг нас действительно много проблем — и экономических, и социальных, и политических. С ними нельзя не считаться. Но когда я в очередной раз встречаю непонимание местного бизнеса или властей в разговоре о поддержке фестиваля, я понимаю, что они все пытаются решить свои сиюминутные проблемы, и такое впечатление, что им дан приказ не смотреть дальше горизонта. Но ведь нужно найти компромисс между сегодняшней реальностью и мечтами о будущем, потому что о светлом будущем все-таки хочется хотя бы мечтать. Потому я стараюсь не жить разочарованиями, не опускаю руки, пытаюсь найти новые, пусть и неизведанные пути.

Сейчас стало окончательно понятно: тот V-ROX, который был придуман, хорошо стартовал и который мы все хотели бы продолжать, никак не соотносится с нашими реальными возможностями. Видимо, нужно концентрироваться на каких-то локальных бизнес-моделях, находить новые форматы…

Какой еще путь? Были встречи и с Министерством культуры, и с Минвостокразвития. У нас в 2014 году в рамках фестиваля даже была неформальная дискуссия лидеров мнений о будущем региона с участием министра (тогдашнего главы Минвостокразвития Александра Галушки. — В. А.). Очень, кстати, интересный формат. Его мог бы подхватить, скажем, ВЭФ.

Вкратце: есть федеральные планы, и пока нет механизмов, чтобы воткнуть туда локальные начинания. Но, например, на базе идей и концепций V-ROX’a нашей команде удалось сделать интересную презентацию современной русской музыки в рамках программы «Русских сезонов» в Японии, которую курировало Министерство культуры. То есть некая синергия все же есть. Но прежде чем мы сможем развить дело продвижения современной русской культуры за рубеж, ее ведь надо холить и лелеять у себя дома. Ее невозможно создать под заказ «завтра», ей нужны условия для развития, культурные коды бескомпромиссно считываются публикой. И успех «завтра» лежит в «сегодня». Не во «вчера».

Все эти годы многие финансовые трудности я и мои коллеги из «Мумий Тролля» закрывали из собственного кармана просто потому, что никакого другого выхода не находилось, а дороги назад уже не было. Нам хотелось поделиться с нашими земляками тем настроением и идеями, которыми мы сами вдохновлялись в наших путешествиях за два десятка лет. Но «Мумий Тролль» — это, по сути, всего лишь группа парней с гитарами, это даже не малый бизнес районного масштаба. В общем, не по нашим силам оказалось вывезти событие такого масштаба в одиночку. Может быть, сравнение мое уже набило оскомину, но я — как тот моряк, который уходит в дальний рейс, непонятно через сколько месяцев, а то и лет возвращается к тем людям, которые его ждут, и надеется, что на берегу его ждет вечный праздник. Но там идет своя жизнь. И подарки из далекого рейса хороши лишь на пару вечеров. А мне, конечно, хотелось бы, чтобы V-ROX связывал людей, чтобы они могли вместе творить и работать с пользой друг для друга.

О будущем: «Рано или поздно придем к здравому смыслу»

— Я пришел к идее, что, наверное, V-ROX должен уже стать не только музыкальным фестивалем. Сейчас я бы его назвал «открытый фестиваль культуры», фестиваль, открытый для любых идей. С этим думаю работать в будущем.

Есть, например, новые технологические компании. Могут сказать, что все это — лишь оперирование модными терминами: блокчейн, криптовалюта и так далее, но на самом деле в музыкальном бизнесе вопрос справедливой монетизации творчества до сих пор не решен. Мне нравится идея народного инвестирования через блокчейн в любимого артиста. Это не краудфандинг, где ты выступаешь меценатом, а все-таки какой-то бизнес-проект: ты готов ссудить деньги на артиста, в которого ты веришь, а он готов потом поделиться своим успехом с тобой.

Время больших корпораций если не закончится, то перейдет в другую фазу. Тот же стриминг музыки, о котором еще 10 лет мы думали, что это какая-то ерунда, начинает, как говорится, «иметь значение». Россия, между прочим, чуть ли не в авангарде потребления музыки в стриминге в мире! Имеет смысл привлекать подобные компании с новыми технологиями. Они располагаются по всему миру, могут и здесь работать.

Опять же — история свободного порта, офшоров на Русском... Никто до сих пор не разобрался, как это работает, но я думаю, что привлечение глобального нестандартного, то есть креативного бизнеса, преференции работы с креативными людьми, с музыкантами, могут тоже дать какие-то всходы.

Фестиваль может проходить не один день в году, это может быть серия мероприятий: сегодня у нас десант с Урала, завтра — уикенд корейского рока, а послезавтра приезжают художники и расписывают несколько стен красивыми картинами. Объективно азиатский туризм за последние пару лет вырос, туристам надо фотографироваться где-то — давайте сделаем для них какие-то вещи, чтобы им, ну или их друзьям, хотелось возвращаться. Примеров по миру много, что-то можно адаптировать к местной почве, что-то додумать самим на месте. Хотелось бы заставить местную творческую молодежь думать чуть-чуть дальше собственных возможностей — вот главная идея. Я понимаю, что все мои фантазии не очень коррелируют с сегодняшней реальностью, но главным моим открытием последних 30 лет было то, что, если ты не будешь думать дальше своих возможностей, ничего вообще не произойдет.

— V-ROX вернется во Владивосток уже в 2019 году?

— Да, у меня уже есть несколько вариантов решений. Во-первых, мы переходим в формат V-ROX Expo — это целая череда мероприятий, которые пройдут в разное время. Я бы сказал так: мы не можем позволить себе масштабных банкетов, но я хотел бы все-таки продолжать представлять горожанам интересные «десертики» со всего света. Об этом рано еще говорить, но, по крайней мере, есть желание сбросить эмоции пары прошлых лет, сесть и подумать о том, как сохранить положительные моменты V-ROX’a без массового выкидывания денег на воздух, чего я тоже очень большой противник. После события что-то должно оставаться в городе, не только воспоминания. Мы думаем о небольших интеграциях спонсоров в программу, о том, как это сделать так, чтобы было интересно хотя бы всем заинтересовавшимся, чтобы это действительно работало в сторону творческого развития. Есть механизмы краудфандинга, на которые, я думаю, мы тоже пойдем. Думаем сейчас, как это все лучше сделать.

— Когда появится конкретика, расписание?

— Я думаю, в течение зимы мы все сделаем.

— Что принесет новый V-ROX? Каким он будет?

— Это могут быть события, связанные с художественными выставками. Мы сейчас говорим и о музейных пространствах тоже, но я в большей мере думаю об открытых пространствах. Это может быть стрит-арт, это может быть заданная тема, которая воплощается художниками из подручных материалов… Во время прошлого V-ROX’a молодой, относительно неизвестный к тому времени художник (Sonny из ЮАР. — Ред.) нарисовал на здании Политехнического института на «Фуникулере» леопарда (здание, к сожалению, пошло под снос. — Ред.). Его со всех сторон видно, туристы стали фотографироваться, по-моему, больше на фоне леопарда, чем на фоне ржавых замочков. А весной этого года у Sonny открылась первая персональная выставка в Нью-Йорке. Очередь стояла на пять кварталов, работы стоили от 2 до 10 тысяч долларов и все были проданы! Теперь посчитайте, сколько квадратных метров этой картины находится во Владивостоке. Вот она, цена креативного пространства в городе. Кто знает, может быть, парень через пять лет будет таким же героем, как Бэнкси, и все эти фрески станут бесценными. Может, перед тем как стену снести, дать людям возможность унести с собой кусочек леопарда как сувенир? Просто мысли вслух...

Я все призываю: давайте думать вместе. Кого хотите увидеть, кого услышать? Например, архитектура в городе оставляет желать лучшего на протяжении последних пары десятков лет. Давайте призовем каких-нибудь нормальных архитекторов, может, они построят одно-два интересных здания. Все же рядом — и Япония, в авангарде мирового дизайна, во многом схожая по природным и географическим условиям, и Китай, где сейчас миллион замечательных архитектурных практик со всего мира.

— Итак, фестиваль будет расти в самых разных направлениях, не ограничиваясь музыкой…

— В моем понимании, такие активности должны развить весь рынок, повысить его емкость. Первоначальная идея — плацдарм постоянного делового музыкального развития — пока не работает. Должен быть круговорот постоянных событий. И к такому масштабу действий у нас пока нет ресурсов.

Но музыкальная составляющая фестиваля остается. Самое интересное, что даже специфическая, нишевая музыка из Кореи или Японии — не столько музыка, сколько ее культурные феномены — все-таки проникает к нам гораздо лучше, чем что-то наше проникает к ним. Что мы можем предложить? Давайте сделаем презентацию молодых русских групп в Японии: диджеи, инструментальная музыка с современными технологиями, к чему есть интерес в той же Японии, давайте подтягивать этих музыкантов, которых, может быть, немного во Владивостоке, но много в Петербурге или Екатеринбурге. Пусть они приедут в нашу музыкальную резиденцию, чтобы им было легче добраться до Сеула или Токио, исследовать то, с чем они потенциально должны и могут работать.

Может быть, каждый год это вообще будет эксперимент. В этом году попробуем так, в другом попробуем по-другому. Ведь настоящий творческий успех никогда не предсказуем. Перефразируя известное высказывание: может быть, стоит посадить 100 цветов, чтобы хоть один да расцвел?

— Ты говоришь не столько о возвращении, сколько о перезагрузке V-ROX’a с учетом а) накопленного опыта и б) реалий, в том числе экономических. Так?

— Да, ты прав, это перезагрузка. От проблем никуда не убежишь, из них состоит вся наша жизнь. Но все равно мы рано или поздно придем к какому-то здравому смыслу. И хочется прийти к нему раньше, а не позже.

№ 475 / Василий АВЧЕНКО / 17 января 2019
Статьи из этого номера:

​Илья Лагутенко: Надо думать дальше своих возможностей!

Подробнее

​На земле, на воде, в воздухе

Подробнее

​ЮНЕСКО, тигры и электричество

Подробнее