Общество

​Передоз в Кабо-Верде

Российских моряков обвинили в контрабанде крупной партии кокаина. Ни государство, ни судовладелец не вышли на связь с их семьями

​Передоз в Кабо-Верде

Никто пока не знает, откуда и куда шел корабль под панамским флагом, но с российским экипажем. И кому принадлежат девять с половиной тонн кокаина

11 российских моряков с 31 января находятся под стражей в городе Прая — столице островного государства Кабо-Верде. Это острова Зеленого Мыса, западная Африка, 600 км от побережья. И 7 тысяч километров от Мурманска, откуда родом экипаж задержанного за контрабанду кокаина судна ЕSER. Вернутся ли моряки домой и когда, их близкие могут только гадать: связи с экипажем нет, судовладелец молчит, государство тоже не спешит выходить на контакт с родственниками арестантов.

Судно ЕSER. Фото из архива

— Мне звонил российский консул 2-го числа, подтвердил, что брат под стражей, сказал, что ему положен бесплатный адвокат. Больше я ничего не знаю. О том, что суд назначил им арест, узнала из новостей. Мы все подробности получаем только из СМИ, — говорит Наталья Глот, сестра задержанного матроса Вадима Ямнова.

В воскресенье, отчаявшись добиться точной информации, Наталья в соцсетях предложила родственникам арестантов выйти на связь друг с другом — так легче. Некоторые отозвались, но всех найти не удается: до сих пор в открытом доступе нет полного списка членов экипажа. Не исключено, что близкие некоторых моряков даже не знают об их аресте. Неизвестны также имя, причина и обстоятельства смерти члена экипажа, скончавшегося во время рейса: чтобы отправить тело домой, сухогруз и совершил внеплановый заход в Праю, где был досмотрен и задержан.

Карта: Анна Жаворонкова/«Новая газета»

История сухогруза ESER, очевидно, войдет в учебники криминалистики.

Такой партии кокаина мир еще не видел — 9,5 тонны, на каждого из членов экипажа приходилось почти по тонне. «Эскобару и не снилось», — шутят в комментариях к новостям.

Фото из архива

Самый громкий в череде кокаиновых скандалов с российским участием — после перехваченных в Бельгии двух тонн в брикетах с логотипом «Единой России» и 400 килограммов в чемоданах из российского посольства в Аргентине. Только вместо быстрой, но рискованной авиадоставки торговцы в этот раз использовали медленную, но более надежную — морскую. Более надежную — потому что экипаж сухогруза понятия не имеет о характере «багажа»: контейнеры не вскрываются, не досматриваются, капитан отвечает за их целостность. Использовать людей можно втемную — случись что, ответят за контрабанду члены экипажа. Грузоотправитель может быть известен капитану, который, впрочем, не может проверить подлинность документов: контракты заключает судовладелец.

Сухогрузу ESER 34 года, при постройке он назывался «Святая Елена» и до 2013 года ходил под немецким флагом. Последние 6 лет принадлежит турецкой компании с бесконечным названием: Gemiciler Denizcilik Nakliyat Spor Yapi Tesisleri Sanayi ve Ticaret Ltd Sti. Однако судовладелец, то есть оператор сухогруза, — другое юрлицо, в открытых источниках таковым значится панамская компания Step Shipping Corp.

Регистрация иностранных судов под панамским флагом — практика распространенная, так как открытый морской регистр оффшора позволяет не только уйти от налогов, но и скрыть имя бенефициара. Согласно панамскому законодательству, обязательной регистрации в Государственном реестре компаний подлежат лишь имена назначенных директоров фирмы. В нашем случае директора значатся под явно вымышленными именами Haluk Buzluk и Huseyin Turkmen.

Впрочем, вполне возможно, что имена грузоотправителей не останутся тайной: полиция Кабо-Верде располагала оперативной информацией о наличии кокаина на борту сухогруза. А значит, может владеть и сведениями об источнике трафика.

Согласно данным сайта Marine Traffic, 5 декабря сухогруз вышел из Сеуты, взяв курс на Марокко. В Испании судно, шедшее из Панамы, видимо, ремонтировалось.

Наталья Глот говорит, что в последний раз брат звонил матери 30 января, накануне задержания. Сказал, что 27 февраля вылетает домой: по контракту он доложен был работать «два через один» — два месяца в море, один — в отпуске, на берегу.

— Видимо, им уже взяли билеты, раз он точно назвал дату, — говорит Наталья. — О грузе он ничего не говорил, они никогда не знают, что везут. Это же сухогруз: везет контейнеры — и все. Говорил только, что судно в очень плохом техническом состоянии, все время они где-то останавливались, ломались. Сказал, связь очень плохая, не может часто звонить. Мама у нас инвалид, в тяжелом состоянии, он ее старался не волновать, так что подробностей о смерти члена экипажа не сообщал. Насколько я знаю, это был старпом. Как раз он брата и пригласил на это судно. До этого Вадим ходил на рефрижераторе «Владивосток», списался оттуда и полетел в Панаму. В начале зимы я его провожала на самолет. Брат 20 лет в море ходит. В «Тралфлоте» и на сухогрузах.

Вадим Ямнов. Фото из архива

Почему моряки из Мурманска — города-порта — вынуждены наниматься на суда под флагами оффшорных компаний, известно. Российский рыболовный и торговый флоты толком не вышли из кризиса начала 90-х, судов мало, рабочих мест не хватает. Зарплата матроса на сухогрузе, задержанном в Кабо-Верде, составляла всего 1100 долларов в месяц. Без всяких командировочных, суточных и так далее. Такую же сумму получает в Мурманске скромный прапорщик на каком-нибудь КПП. Но и эти деньги для моряков, профессия которых лет 30 назад считалась самой высокооплачиваемой и престижной на Севере, теперь — удача.

Естественно, никаких социальных гарантий и соблюдения трудового права на оффшорных судах искать не приходится. Это рабский труд. И смерть старпома ESER в рейсе — вовсе не исключительный случай.

Наталья не верит, что Вадим останется в африканской тюрьме надолго. Говорит, он же простой матрос, неужели не понятно, что ничего не знал о грузе? Впрочем, как по законам Кабо-Верде расценивается участие, хоть и невольное, рядовых моряков в контрабанде наркотиков, она не знает. Официальное обвинение мурманчанам пока не предъявлено. Разговор с консулом был короткий, никаких подробностей тот не сообщил. Уточнил только, что посольство постарается наладить связь родственников с адвокатом. С тех пор — никакой информации.

Последнее сообщение на сайте российского посольства в Кабо-Верде — о детском утреннике 28 декабря. О судьбе задержанных мурманчан — ни слова.

Татьяна Брицкая, «Новая», Мурманск


Кокаиновый интернационал

Есть основания предполагать, что задержание судна ESER было спецоперацией международных борцов с наркотрафиком.

На шестые сутки с момента задержания в порту Прая в Кабо-Верде судна ESER, на борту которого обнаружено 9,5 тонны кокаина стоимостью более миллиарда долларов, доподлинно известно только об аресте членов экипажа судна — 11 российских моряков.

Правда, полиция Кабо-Верде распространила сообщение, что информацию о крупной партии кокаина на борту судна получила от организации Maritime Analysis and Operation Centre (MAOC). МАОС в переводе на русский означает «Морской центр анализа и оперативной деятельности». Эта организация со штаб-квартирой в Лиссабоне была создана в 2006 году для противодействия наркотрафику. В МАОС входят представители семи государств — Франции, Ирландии, Италии, Испании, Нидерландов, Португалии и Великобритании.

И уже просочилась информация, что в задержании судна ESER участвовали спецподразделения Франции и Португалии. Что дает основания для предположения, что судно было захвачено в нейтральных водах и отконвоировано в ближайший порт в Кабо-Верде.

Информацию о наркотиках на борту судна ESER агенты МАОС сообщили, едва судно загрузилось и отправилось в путь. В МАОС было известно и то, в каких конкретно контейнерах находился кокаин. К слову, контейнеры были опломбированы таможней в порту отправления. В распоряжении полиции сейчас находится коносамент на груз (это разновидность товарной накладной, удостоверяющей, что грузоперевозчик принял груз и обязался доставить в порт, указанный грузовладельцем).

Задержание судна ESER с 9,5 тонны кокаина на борту — не первый крупный успех МАОС в борьбе с наркотрафиком.

В октябре прошлого года в испанской Малаге были перехвачены 5 тонн кокаина. Уже в этом году, 15 января, наркоборцы Италии и Испании провели совместную операцию и перехватили 2,7 тонны кокаина на борту судна, которое шло из Гондураса в Барселону.

30 января, за сутки до задержания в Кабо-Верде судна ESER с российским экипажем, у берегов Португалии было задержано судно SEA SCAN 1 с экипажем, включающим в себя восемь украинцев и по одному гражданину Грузии, Нидерландов и Франции. На борту судна полиция Португалии обнаружила 2,5 тонны кокаина.

Ирек Муртазин, «Новая»


Таинственный остров

До сих пор неизвестны причины смерти двух украинских моряков, скончавшихся в прошлом году на борту турецкого судна у берегов Кабо-Верде.

В начале мая 2018 года родственники двух украинских моряков, жителей Херсона, помощника капитана Николая Лукашова и бортового механика Александра Червоного (оба с февраля были на судне Atlantic Harmony, что находилось в тот момент в Атлантическом океане у берегов островного государства Кабо-Верде) получили официальные уведомления о гибели своих близких. Сообщения пришли скупые: оба мужчины умерли естественной смертью. Причины не сообщили, однако стало известно, что в коме находится еще один член экипажа, гражданин Индии. Тела умерших доставили в Кабо-Верде.

Посольства Украины в этой стране нет, и потому родные бросились во все инстанции в Киеве. История получила большую огласку в СМИ.

Atlantic Harmony — судно турецкое, ходило под флагом Гонконга и перевозило вначале мельницы, потом другие грузы. Во время последнего рейса корабль следовал из Бразилии на Кипр. Родственники моряков отвечали на все вопросы журналистов — только бы помогли вывезти тела домой. Крюинговые компании, с помощью которых Лукашов и Червоный устраивались на работу, напротив, ничего комментировать не хотели. Фирма из города Николаева вообще сразу съехала из офиса и сняла табличку.

Ольга Лукашова, жена помощника капитана, сказала, что без посредников попасть на такие суда невозможно. Ее семья, например, заплатила полторы тысячи долларов. Ольга показывала репортерам фото, присланные ей на вайбер из Кабо-Верде:

— Вот оказывают первую помощь, но он уже мертв. А вот аптечка Коли раскрытая, видно, он сам старался как-то себе помочь вначале…

Родные нашли контакты еще четырех херсонских моряков, что находились на этом же судне. Но никто из них ни на звонки, ни на мейлы не отвечал. Вдовы Лукашова и Червоного предполагали, что остальных просто запугали, чтобы скрыть настоящую причину гибели товарищей. Турецкий судовладелец тоже не выходил на связь.

МИД Украины также не был оповещен официально, там узнали о трагедии близ Кабо-Верде только от семей погибших. Василий Кирилич, замдиректора департамента консульской службы министерства иностранных дел, в интервью телеканалу «1+1» сказал, что дал поручение судовладельцу и операторам судна немедленно обеспечить репатриацию тел, а также связаться со страховой компанией в Лондоне и представительством Международной федерации работников транспорта. Консул Украины в Сенегале получил задание немедленно выехать на место — выяснить, как идет расследование. Жены моряков обратились и к правозащитникам с просьбой провести независимую экспертизу тел. Женщины утверждали: по тем данным, которыми они располагают, ни алкоголя, ни наркотиков в крови Николая Лукашова и Александра Червоного не выявили.

26 мая тела моряков доставили из Кабо-Верде в Одессу, после необходимых формальностей родственники увезли останки в Херсон, хоронить. По дипломатическим каналам получили результаты судебно-медицинской экспертизы: в качестве причины смерти называлась асфиксия. Но без согласия близких данные обнародованию не подлежали и поэтому не были преданы гласности. Источники, впрочем, настаивали на том, что экспертиза установила отек легких, возникший вследствие неизвестных причин, скорее всего, отравления.

Ольга Мусафирова

№ 478 / О.МУСАФИРОВА, Т. БРИЦКАЯ, И. МУРТАЗИН / 07 февраля 2019
Статьи из этого номера:

​Дальний Восток, бесценный и бесцельный

Подробнее

​С пацанами к бюсту Героя

Подробнее

​Китовая тюрьма: сбежать — только на небо

Подробнее