Расследование

В пух и фрахт

Во Владивостоке вынесен приговор по хищениям топлива для ракетного полигона «Кура»

В пух и фрахт

Во Владивостоке вынесен приговор по резонансному уголовному делу, связанному с хищением дизельного топлива, которое предназначалось для ракетного полигона «Кура». Группа лиц — бизнесменов — обвинялась в присвоении и растрате в особо крупном размере. Все они приговорены к реальным срокам лишения свободы. Но точку в этой долгой истории пока ставить рано…

Сбежавший танкер

Директор ООО «Ойл-Компакт», он же представитель панамской компании Fedfis Trading Inc., Евгений Соколов получил 5 лет лишения свободы, генеральный директор ООО «Южно-Морской 2» Дмитрий Костин — 4,5 года, исполнительный директор этой же фирмы и одновременно представитель сингапурской компании Bagdamar Trading Pte. Ltd. Сергей Колотухин — 4 года. Схема, по которой они умыкнули государственное топливо, выглядела настолько откровенно наглой и примитивной, что дело сначала представлялось простым. Но это только на первый взгляд. Представителям Тихоокеанского флота и судоходной компании «РИМСКО» пришлось добиваться справедливости долгих восемь лет.

История, завершившаяся приговором, произошла еще 2010-м. Осенью того года обвиняемая компания согласно условиям госконтракта и договора фрахта должна была доставить 4500 тонн зимнего дизельного топлива и 1500 тонн авиационного керосина в Усть-Камчатск для ракетного полигона «Кура». Однако, по мнению пострадавших, а именно Минобороны РФ, и по версии следствия, «в результате задействования нескольких танкеров и использования подставных фирм 1030 тонн зимнего дизтоплива оказались похищены».

Топливо на полигон «Кура», как и на другие объекты, доставляют морем в период навигации через портпункт Усть-Камчатск. Минобороны выбирает путем госконтракта подрядчика, а тот либо использует свои суда, либо фрахтует сторонние. Аукцион выиграла компания «РИМСКО», которая задействовала свои суда и зафрахтовала танкер «Эгвекинот» у ООО «Южно-Морской 2».

И вдруг начинает твориться странное. 2 октября танкер «Эгвекинот», имея на борту 4500 тонн зимнего дизтоплива и 1500 тонн авиационного керосина (это несколько эшелонов), прибыл в Усть-Камчатск и приступил к выгрузке. И практически немедленно «Ойл-Компакт» (не имеющий никаких договорно-правовых отношений с грузовладельцем — государством — и ЗАО «РИМСКО») начал совершать труднообъяснимые действия. Для начала генеральный директор «Ойл-Компакта» Евгений Соколов обратился к соответствующим представителям военного ведомства с просьбой о субституте (замене танкера): под предлогом того, что «Эгвекинот» ему срочно нужен для выполнения другого рейса, он просил разрешения перелить остаток топлива на танкер «Касла». Разумеется, и в управлении военных сообщений на Дальневосточном морском бассейне, и в вышестоящей инстанции в Министерстве обороны в этом категорически отказали. Тем не менее по команде Соколова 1750 тонн дизтоплива было перегружено на «Каслу», а с оставшимися 1030 тоннами «Эгвекинот» снялся на загрузку в Славянку. Топливо бесследно исчезло.

Так открыто увести госимущество может только человек, абсолютно уверенный в своей безнаказанности. И основания для такой уверенности, похоже, были.

Большие звезды

Ответственное лицо по госконтракту — компания «РИМСКО» — немедленно начало бить тревогу. Обратились во все инстанции, какие только можно: в местные органы ФСБ, военной прокуратуры, линейные отделы полиции в Приморье и на Камчатке, а также в службу капитана порта Усть-Камчатск, которая контролирует прибытие и убытие судов. По этим же адресам и с такими же требованиями были сразу же направлены официальные депеши за подписью исполняющего обязанности начальника военных сообщений на Дальневосточном бассейне Константина Сылки. Реакции — ноль.

Хотя заинтересованной стороной конфликта, заказчиком по государственному контракту выступает военное ведомство, военная прокуратура отказалась от рассмотрения ситуации. И передала все заявления в прокуратуру транспортную. Та привлекла линейное ОВД на водном транспорте. Правоохранительные органы «сработали», не поднимаясь на борт. Сохранность топлива никто даже не удосужился проверить, хотя, по данным независимых морских экспертов, уже на рейде Славянки с борта «Эгвекинота» куда-то делось 26 тонн.

А в транспортной прокуратуре устроили совещание, хотя у многих юристов возникли вопросы: это что, новый правовой формат? Выясняли, кто кому и что должен. И выяснили, что «РИМСКО» с «Южно-Морским 2» расплатилась. Но г-н Соколов заявил, что «Ойл-Компакту» деньги не поступили и в качестве залога он решил удержать часть топлива. Удивительные друзья-партнеры, не правда? Господина поправили: согласно Кодексу торгового мореплавания так можно поступать с коммерческими грузами, а с государственными — категорически запрещается. Соколов, сделав удивленный вид, хотя по всем документам топливо проходило как «военное», пообещал очередным рейсом доставить груз. Чем и удовлетворил прокуратуру… А вскоре на Дальнем Востоке начали гулять объявления о продаже крупной партии топлива.

То есть пресечь аферу можно было еще на начальном этапе. Но почему-то не пресекли.

Как до этого не пресекалось многое другое. Видимо, большие звезды на погонах тех, кто «крышевал» этот хамский бизнес, все затмевали. Г-н Соколов и его «Ойл-Компакт» впервые прозвучали на всю страну еще в самом начале нулевых, когда в Кейптауне был арестован принадлежащий Тихоокеанскому флоту танкер «Аргунь». К тому времени танкер уже длительное время находился в аренде у «Ойл-Компакта», который старательно зарабатывал деньги на эксплуатации судна, а зарплату экипажу платить «забывал». Характерно, что аресты по зарплатным долгам в большинстве случаев происходят именно за границей. В России, очевидно, как-то «договаривались». Потому что «Ойл-Компакт» не менее «успешно» эксплуатировал принадлежащие флоту танкеры «Владимир Колечицкий», «Печенга», «Иркут», ряд других вспомогательных судов. И фрахт был оформлен таким образом, что еще и флот постоянно оказывался должен г-ну Соколову — то якобы за ремонт, то еще за что-нибудь.

Но самая поразительная история вышла с танкером «Иркут». Несмотря на прямой запрет Госкомимущества, на Тихоокеанском флоте полным ходом готовились документы о его продаже «Ойл-Компакту» по цене металлолома — за 240 тысяч долларов. И только после личного вмешательства министра обороны танкер «Иркут», который уже специальным приказом был исключен из состава ТОФ, вернули в собственность флота.

Определенно были у г-на Соколова основания думать, что и тут он вынырнет сухим.

Найти преступников

У уголовного дела, расследованного по факту хищения, тоже сложилась непростая судьба. Оно буквально ходило зигзагами. Изначально дело было передано в Ленинский суд еще в 2011 году, однако в 2012-м возвращено на доследование в УВД Владивостока. После этого дело забрало себе следственное управление краевого УВД. После утверждения обвинительного заключения краевым прокурором в апреле 2015 года дело было направлено уже во Фрунзенский суд, где попало к судье Орловой. Через 10 месяцев, так и не приступив к рассмотрению, Орлова вернула дело в прокуратуру края. Прокурор был вынужден вынести протест, и только после решения краевого суда, отменившего незаконный возврат, многострадальное дело вновь вернулось во Фрунзенский суд. Теперь уже к судье Ефименко, которая рассматривала дело 2,5 года. И при этом при вынесении приговора 27 августа прошлого года изменила статью ч. 4 ст. 160 УК РФ («хищение в особо крупном размере») на мягкую ч. 1 ст. 330 («самоуправство»). И освободила благодарных бизнесменов от наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, возложив на каждого фигуранта штраф в размере 50 тысяч рублей.

С такими «подарками правосудия» ни прокурор, ни флот, ни ЗАО «РИМСКО» не согласились. Ими были поданы протест и апелляционная жалоба. И «вынырнуть» Соколову и компании не удалось.

С сентября прошлого года по 28 января 2019-го уголовной коллегии Приморского краевого суда под председательством судьи Юртаева (судьи Горбачев и Горенко) пришлось долго разбираться с «мягким» приговором. Его отменили и вынесли новый: Соколову — 5 лет, Костину— 4,5, Колотухину — 4 года колонии общего режима, несмотря на то что защита также подавала апелляционную жалобу, надеясь на оправдательный приговор.

Тут следует добавить, что компания «РИМСКО» топливо на полигон «Кура» поставило — за свой счет. Чтобы честно выполнить обязательства, пришлось брать и возвращать с процентами кредит: закупка топлива, фрахт, доставка. Ущерб, нанесенный компании, составляет более 163 миллионов рублей. Но и это еще полбеды. В связи с нарушением сроков выполнения госконтракта (не по своей вине) «РИМСКО» попало в список «недобросовестных поставщиков», и компании пришлось уйти с маршрутов северных поставок, на которых она многие годы успешно работала. Как раз тот случай, когда все про все понимают, но сделать ничего не могут. Надо ли говорить, кто сразу же кинулся в освободившуюся нишу? Правильно, г-н Соколов сотоварищи. Поэтому в компании «РИМСКО» не без оснований считают, что афера просчитывалась и имела своей дополнительной целью то, что называют «рейдерским захватом».

Казалось бы, точки наконец-то расставлены. Но закончить традиционной фразой «После вынесения приговора обвиняемые взяты под стражу в зале суда» — не получается. Дело в том, что граждане бизнесмены не появлялись на заседаниях Приморского краевого суда, не явились они и на оглашение приговора. К тому времени они уже ударились в бега, почувствовав, что уголовное дело наконец-то запахло керосином, точнее — украденным дизтопливом. По сведениям из информированных источников, в СИЗО Владивостока их нет.

На Тихоокеанском флоте и в компании «РИМСКО» искренне надеются, что для того, чтобы найти преступников — в самом прямом смысле — не понадобится еще долгих восемь лет.

№ 480 / Алексей РАСПУТНЫЙ / 21 февраля 2019
Статьи из этого номера:

В пух и фрахт

Подробнее

​Россия, которую мы посадили

Подробнее

​«Подвиг много выше «Варяжского»

Подробнее