Расследование

​Город — за Городнего

Свой юбилей галерея «Артэтаж» встречает в условиях, приближенных к боевым

​Город — за Городнего

Скандал разгорелся вокруг владивостокской галереи «Артэтаж», а также ее создателя и руководителя Александра Городнего. Пока чиновники заверяли, что они выступают всего лишь за неукоснительное соблюдение закона, общественность решила: под Городнего «копают», а существование самой галереи, отмечающей в эти дни 30-летие, — под угрозой.

Началось все с того, что 25 марта в адрес директора муниципального бюджетного учреждения культуры (МБУК) «Дом культуры «Традиции и современность» Романа Шестакова поступило письмо от начальника управления культуры администрации Владивостока Светланы Шупиро с просьбой: взять объяснительную от А. И. Городнего по факту открытой в «Артэтаже» 22 марта выставки художника Ильяса Зинатулина «План эвакуации Э. К.», на которой употребляются, цитируем, «нецензурные аморальные деструктивные двусмысленные слова и рисунки».

Здесь следует заметить, что никакого юридического статуса у галереи «Артэтаж» сейчас нет. В свое время, когда галерее пришлось выселяться из бывшего «политеновского» здания в районе верхней площадки фуникулера, тогдашний мэр города Игорь Пушкарев предложил Городнему переехать в центр города — в старинное здание по Океанскому проспекту, 9 («Дом Демби»). Но с условием: галерея должна превратиться из частной в муниципальную, чтобы потом на ее базе возник городской музей современного искусства. Городний согласился, безвозмездно передал городу коллекцию, которую собирал десятилетиями, и стал заместителем директора муниципального учреждения, которое ныне называется «Традиции и современность». Оформление для «Артэтажа» самостоятельного статуса по не вполне понятным причинам затянулось, причем «торможение» началось еще в пушкаревские времена. По сути, Городний стал заложником городских чиновников: «Артэтаж» принадлежит городу, а точнее — упомянутому МБУКу, сам Городний — всего лишь наемный работник, которого могут уволить. А картины и скульптуры теоретически можно хоть продать, хоть списать — как старую мебель. И вот сейчас эта мина замедленного действия стала на боевой взвод.

В объяснительной по поводу выставки Зинатулина Александр Городний написал: «…В россыпи разноцветных букв… я не усмотрел по невнимательности фрагменты нецензурных слов… 22 марта к вечеру на открытии выставки мне указали на них, и утром 23 марта я вместе с художником заклеил все эти места бумагой и на афишах выставки отметил «18+»… Что касается двусмысленности представленного, то это есть право понимания любого находящего свет и темноту в картинах».

На этом, однако, инцидент не был исчерпан. 4 апреля специалист МБУК по кадрам Якимов составил акт об отсутствии Городнего на рабочем месте с 14.10 до 16.10, который заверили своими подписями замдиректора МБУК Потапова и завхоз Зорин. Нетрудно догадаться, что за этим может последовать: объяснительные и акты, собранные в отдельной папке, в итоге способны стать поводом к совершенно законному увольнению Городнего. В результате не только сам он окажется, что называется, на улице. Может исчезнуть и «Артэтаж» как важный культурный феномен, составляющий заслуженную гордость Владивостока. А в помещении, которое сегодня занимает галерея, разместят что-нибудь еще…

Да, чисто с формальной точки зрения чиновники мэрии могут быть правы. Но это именно тот случай, когда букву закона можно использовать как повод для принятия «непопулярных кадровых решений». Искусство (пока еще) — территория свободы, и попытки чиновников вмешиваться в деятельность художников едва ли приведут к чему-то хорошему. Сегодня проблемы возникнут у Зинатулина из-за чересчур вольных коллажей, а завтра в классической картине усмотрят порнографию, в революционном полотне — экстремизм? И разве «двусмысленные слова и рисунки» уже запрещены и искусство должно быть однозначным, как евклидова геометрия? Значительная часть искусства построена именно на двусмысленности и допустимости множественных интерпретаций, не говоря уже о «деструктивности». Неужели возвращаются времена, когда за картину можно было схлопотать? Тогда посоветуем Светлане Шупиро изучить опыт «бульдозерной выставки» 1974 года и задействовать в своей дальнейшей работе, например, стоящую без дела снегоуборочную технику…

Правда, с другой стороны, лучшей рекламы и Зинатулину, и «Артэтажу» придумать сложно.

Александр Городний — прежде всего не сотрудник муниципального учреждения, а замечательный галерист и коллекционер, известный далеко за пределами города и делающий для культуры куда больше, чем иные местные чиновники. Его надо не отчитывать, как школьника, а беречь и помогать ему, потому что другого Городнего нам взять просто неоткуда. Что до его отсутствия на рабочем месте, то, как оказалось, Александр Иванович по приглашению руководителя Третьяковской галереи Зельфиры Трегуловой участвовал в дискуссии на тему «Культура. Локальное, универсальное, новое», проходившей в филармонии. Заметим, что подобные мероприятия — неотъемлемая часть его работы. «Вернулся, а тут уже сидят деятели с актом… Но я могу пойти и в мастерскую и куда-то еще. Если я буду сидеть на месте, ничего не будет происходить», — говорит Городний.

Неудивительно, что действия городских чиновников привели к поистине взрывной реакции горожан. Из комментариев в социальных сетях: «Это все серьезно?»; «Не может быть в России нецензурных слов, поскольку Конституция прямо запрещает цензуру»; «А вы думали, такой офис в центре долго будет «культур-мультур»?! Реализму добавьте»…

В минувшую субботу по предложению советника ректора ДВФУ, члена РГО Марины Бариновой в «Артэтаже» собралась группа «Культурная оборона» для защиты галереи и ее руководителя. Собрались ведущие художники города, многие неравнодушные к культуре люди.

Некоторые из них решили, что все дело в попытках вернуть цензуру. «Я лежал в больнице, испытал катарсис, и у меня эта серия родилась. В ней — искренность, то, что я думаю об этой жизни, — заявил Ильяс Зинатулин. — Это босхианские работы по сути дела. Чем был Босх в его время? Представьте: инквизиция бушует, а тут какая-то обнаженка, расчлененка — экстремизм! А сейчас это классика… Никакой политики здесь нет. Городнему просто показали: будешь еще раз устраивать такие выставки — бумажки на тебя собраны, мы тебя уволим. По рукам дали, и всё». «Мы должны опираться на Конституцию, которая запрещает цензуру, — считает художник Владимир Старовойтов. — Нельзя чиновникам вмешиваться в творческий процесс. Пусть они окнами, дверьми распоряжаются, и то надо проверять, как они ими распоряжаются».

Многие из собравшихся были убеждены в том, что некие люди заинтересованы в освобождении помещений «Артэтажа» под что-нибудь другое. «Это давняя история, началась она не сегодня. Я всегда говорил: Владивосток — культурный центр, ему нужен городской музей современного искусства, как в Тояме, Ниигате, Пусане… Теперь надежда только на Кожемяко», — считает Городний. «Это для нас Городний — культурная ценность. А для них (чиновников. — Ред.) — всего лишь штатная единица», — сформулировал художник Владимир Погребняк.

В обращении к мэру города Олегу Гуменюку, составленном участниками «Культурной обороны», говорится: «Артэтаж» — не просто единственный в своем роде вплоть до Урала отечественный музей. Это один из настоящих маяков нашей приморской культуры и точка притяжения для людей просвещенных, думающих, стремящихся к культурному обогащению и развитию… Все эти годы собирателем и хранителем коллекции «Артэтажа», инициатором и организатором выставок, экспозиций, акций… был и остается А. И. Городний. Сегодня мы констатируем: муниципальное учреждение культуры «Музей современного искусства «Артэтаж» не создано, работы по реконструкции здания выполнены частично, переданные в муниципальную собственность фонды «Артэтажа» не оформлены надлежащим для коллекции подобного уровня и масштаба образом… Заинтересованный, профессиональный и экспертный диалог с А. И. Городним со стороны чиновников администрации г. Владивостока подменяется надзором и инспекцией с элементами форменной слежки…» Авторы предлагают мэру наконец придать «Артэтажу» официальный статус самостоятельного муниципального учреждения культуры (музея), дать гарантии сохранения коллекции, завершить реконструкцию «Дома Демби». Кстати, заметим, что для недавно вступившего в должность Гуменюка ситуация с «Артэтажом», пожалуй, первое испытание, которое покажет, насколько он готов к диалогу с общественностью.

Известно, что со всеми сторонами конфликта уже встретилась вице-мэр Владивостока Татьяна Арестова. Как заверяет пресс-служба мэрии, опасения общественности чрезмерны: «Галерея останется в этом здании, так как «Артэтаж» играет важную роль в культурной жизни Владивостока. Также среди вопросов — придание учреждению статуса музея». В пресс-службе, кроме того, добавили: никто не собирается Городнего увольнять.

Посмотрим.

№ 488 / Егор КУЗЬМИЧЕВ / 10 апреля 2019
Статьи из этого номера:

​Строгий режим с конфискацией

Подробнее

​Приморская одиссея команды Кусто

Подробнее

​Город — за Городнего

Подробнее