Общество

​Сначала были пытки

Почему я и еще тысячи людей не можем поверить силовикам на слово

​Сначала были пытки

Во вторник, 14 мая, в Пензе начнется судебное разбирательство по «делу Сети», террористического сообщества. Я вынужден писать именно так, поскольку ФСБ внесла «Сеть» в список террористических организаций. И это очень странно. Еще ничего не доказано, но силовикам уже все понятно. А почему, собственно, надо им верить?

ЕСТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ

Правозащитники пришли к ФСБ поддержать фигурантов дел «Сети» и «Нового величия», задержаны несколько провокаторов SERB. Фотография и новость.

Силовики на процессе по «делу Сети». Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Начнем с главного: в деле фигурируют свидетельства о пытках. Они зафиксированы в адвокатских опросах, в записях членов ОНК, на фото. На пытки жаловались Виктор Филинков, Дмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский. Следы от пыток на теле свидетеля по делу Ильи Капустина подтверждены независимой экспертизой.

Мы не имеем права утверждать: да, их пытали. Пока это не доказано в суде, слова о пытках весят не больше, чем слова ФСБ о «террористическом сообществе «Сеть». Казалось бы, чего уж проще.

Проведите проверку, установите, как было на самом деле. Но в том-то и дело, что нормальной проверки не будет.

Данные с видеорегистраторов куда-то исчезают, вместо внятных объяснений мы слышим, что-то вроде: «А, ну, это их клопы покусали». Хорошая проверка — без просмотра видео, без экспертизы, без опроса свидетелей, видевших у ребят следы побоев и пыток.

А теперь вопрос: если нам так откровенно морочат голову, почему мы должны верить, что они виноваты?

Теперь на каждое обвинение у нас есть ответ.

Они планировали переворот? Пытки!

Они готовили теракты? Пытки!

Сначала расследуйте пытки, а потом и о терактах поговорим.

Так ведь можно далеко зайти. Завтра нам скажут, что пензенские антифашисты — убийцы, наркоманы, педофилы, что они хотели отделить Пензу от России и присоединить к США. И мы поверим?

А ведь в деле уже фигурировали не менее бредовые показания. О планах взорвать Мавзолей и создать анархическое государство. Давайте, чего мелочиться. Там, где анархическое государство, там и педофилия, и наркомания.

Может так быть, что эти ребята виновны? Запросто. Но когда нам врут в одном, нет доверия и ко всему остальному.

Это старая отечественная традиция — судить за то, за что удобнее, а не за то, что человек совершил. Вспомните: Берия был расстрелян как японский шпион. Берию не жалко, но на правосудие это не похоже совсем.

Есть поговорка: был бы человек, а статья найдется. В данном случае терроризм.

Статья страшная, гарантировано вызывает одобрение действий властей обществом. Что угодно, только спасите нас! Если надо пытать, пытайте. Печально, но факт: общественное мнение одобряет пытки, если речь идет о террористах, даже потенциальных. Тут и доказывать ничего не надо, надо только произнести волшебное слово «теракт».

Но и здесь, на своем поле, в абсолютно беспроигрышной ситуации, силовики умудрились сделать все, чтобы им не верили. Вспомните историю со взрывами в петербургском метро. Было выдвинуто столько взаимоисключающих версий, сделано столько странных заявлений, задерживали настолько случайных людей, что даже если и поймали в конце концов настоящего террориста, верить теперь этому сложно.

Азат Мифтахов

Другой пример — Азат Мифтахов, которого обвиняют в изготовлении взрывного устройства. Сообщая о его задержании и задержании его товарищей, РЕН ТВ показало нам внушительный арсенал оружия, это действительно выглядело пугающе. А потом знающие люди объяснили, что это вообще не оружие, стрелять из него невозможно. Надо обладать очень большой любовью к ФСБ, чтобы после этого верить в вину Азата.

И еще о Мифтахове. Уже будучи задержанным, он пытался вскрыть себе вены. А знаете почему? Боялся, что будут пытать. И это одно из последствий «дела Сети»: люди напуганы, люди уверены, что пытки — неотъемлемая часть следствия. А дальше уже неважно, кто террорист, а кто нет.

Если, как утверждает Азат, его пытали шуруповертом, то веры такому следствию нет.

Веры нет еще и вот по какой причине. Я следил за делом Виктора Филинкова, это тоже «Сеть», только питерская. Там был откровенно смешной момент. Обвинение обратило внимание, что Филинков и его жена никого не пригласили на свадьбу. По мнению обвинения, это говорит о скрытности подсудимого, о его склонности к конспирации.

Виктора Филинкова доставили в суд. Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Знаете что? По-моему, нас держат за дураков. Это больше похоже не на суд, а на комсомольское собрание, где разбирают моральный облик комсомольца Филинкова. Каждый второй проявляет скрытность, но это не наказуемо. Я вам больше скажу: каждый второй в стране думает о власти нехорошо, кроет ее последними словами и при случае готов сделать гадость представителям этой власти. Но и это не наказуемо.

Теперь даже если в суде будут предъявлены серьезные доказательства вины Филинкова, я и еще тысячи людей вспомним про его свадьбу. Доверие подорвано окончательно.

14-го начнется суд. Серьезная юридическая процедура. И сроки этим ребятам грозят серьезные — 10, 15, 20. Силовикам еще не поздно остановиться и расследовать пытки. Иначе всему, что произойдет после 14 мая, веры нет никакой.

№ 493 / Ян ШЕНКМАН / 16 мая 2019
Статьи из этого номера:

​Прощание с капитаном

Подробнее

​Перешагнуть черту

Подробнее

​Крест, кулак и власть

Подробнее