Экономика

​«Хуавей» наносит ответный удар

Трамп ломает мировую экономику. Какие козыри в рукаве у Китая?

​«Хуавей» наносит ответный удар

Самые полезные события — те, что отрезвляют и помогают мыслящим людям избавляться от иллюзий. В этом отношении хрестоматийно смотрится мордование Huawei, устроенное человеком, которому удалось первым в истории трансформировать кресло в Овальном кабинете в неугомонный гешефт.

С первого дня в офисе президент Трамп умудрялся подчинять каждый свой твит меркантильной задаче: обрушить нефть, задрать нефть, опустить доллар, поднять доллар, отправить европейские торговые площадки в пике, вдохновить российский рынок, до смерти перепугать сингапурских трейдеров, а затем нагнуть российский рынок.

Читатели, далекие от биржевых страстей, даже вообразить не могут потенциал манипулятивного заряда, коим чревато каждое слово ПОТУСа (President of the United States) в твиттере. И ПОТУС пользуется этим потенциалом с регулярностью и рвением, заставляющими задуматься: уж не ради ли подобных манипуляций он баллотировался на должность?

Твиттер, однако, — хоть и игра на миллионы долларов, но все же по-мелкому. Гораздо масштабнее Трамп манипулирует мировыми рынками своими указами. Стоит нарисоваться на горизонте Великой Деньге, как ничто уже не удерживает его в рамках приличия. Проблема, впрочем, в том, что большая политическая игра сильно сложнее гешефтов с недвижимостью, поэтому Великая Деньга часто рисуется не на реальном горизонте, а в воображении ПОТУСа. И тогда ПОТУСу начинает казаться, что под предлогом надуманных угроз национальной безопасности можно ввести чрезвычайное положение и под этим соусом запретить американским компаниям работать с Huawei.

В реальности такое решение оказывается недальновидным не только потому, что нарушает американскую конституцию, но и потому, что чревато колоссальными денежными потерями в будущем. В первую очередь — потерями для американских компаний, которые сегодня полагают, что сумели руками политиков устранить могучего заморского конкурента.

Коллега Мартынов («Первая американо-китайская», № 56 от 27 мая) обстоятельно обрисовал текущее состояние кризиса, вызванного санкциями, наложенными на Huawei американскими властями и поддержанные с энтузиазмом американским и британским бизнесом. Мне бы хотелось представить, какой ответ мог бы дать Huawei и Китай на американскую проверку «на слабо».

Я имею в виду, разумеется, не театральные иски в суд, которые Huawei уже подал на американское правительство и, возможно, в ближайшее время подаст на Google, Intel, Qualcomm, Broadcom и Microsoft. Иски — это из разряда куртуазных реверансов, которые китайские люди тысячелетиями исправно исполняли до тех пор, пока не чувствовали в себе силу. Я имею в виду именно такие ответы — с позиции силы, поскольку только они будут соответствовать американскому демаршу и по интенции, и по последствиям.

Все началось с изначально недальновидного, а, если судить по результатам, то и однозначно ошибочного решения США перенести производственную базу в страны с дешевой рабочей силой, в первую очередь — в Китай. Это стало возможным после утверждения Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) в ходе Уругвайского раунда Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ) в 1994 году.

ТРИПС стал кульминацией вектора, заложенного в 1944 году конференцией в Бреттон-Вудсе, и предусматривал окончательное распределение источников дохода в мире. Для западной цивилизации таким источником стала интеллектуальная собственность: 50-летний копирайт после смерти автора; приравнивание компьютерных программ к «литературному произведению»; сведение к минимуму национальных трактовок копирайта и патентов; законодательное расширение авторского права на виртуальную продукцию. Для всего остального мира ВТО и ТРИПС великодушно резервировали доходы от добычи сырья и производства товаров, защищенных копирайтом. Копирайтом западных стран, разумеется.

Как следствие: за неполное десятилетие Китай превратился в «мировую фабрику», исправно богатея на производстве, вдохновленном идеями и защищенном патентами, принадлежащими по большей части корпорациям из США. Предполагалось, что товарищи на Востоке так и останутся до скончания веков в состоянии «накорми обезьяну и не смей нажимать на кнопки». Это, мягко говоря, самоуверенное предположение не учитывало ни интеллектуальный потенциал восточных наций, ни логику здравого смысла. Сложно годами доводить производственные процессы до совершенства и при этом не обрести самостоятельных эвристических навыков.

Сначала Америка с удивлением обнаружила, что две трети всех технологических вузов страны представлены студентами из Китая, Южной Кореи и Индии. Еще большее изумление вызвало оригинальное азиатское производство, которое неожиданно стало конкурировать с товарами первопроходцев не только по цене, но и по качеству. И совсем уж вызовом стало появление целых отраслей, которые почти целиком контролировались частным и государственным бизнесом Азии (например, вся криптоэкономика).

Помимо юридического обоснования переноса производственной базы западных стран в Азию — ТРИПС — было обоснование и психологическое. Предполагалось, что «китайцы» (беру в кавычки, в данном контексте это все азиаты) ничего сами придумать не в состоянии, а могут только украсть чужие идеи и скопировать. «Китайцы», собственно, и крали: потихоньку, из-под полы, с испугом и по мелочам. Считалось, что красть с размахом и в открытую они не посмеют, потому как — ТРИПС. Круг замкнулся.

Таков генезис успеха компаний вроде Huawei, которая, среди прочего, является сегодня безоговорочным мировым лидером по производству и продажам оборудования 5G.

А теперь поговорим о будущем. Как бы мог ответить Китай и Huawei по гамбургскому счету на переход США на бандитский базар-вокзал в вопросах деловой конкуренции?

Разумеется, не с помощью исков, поданных в американские суды. Нелюбовь к странному президенту мыслящих американцев (судьи — не исключение), конечно, имеет место быть, но она вряд ли простирается так далеко, чтобы вернуть на рынок опасных конкурентов. Тем более что с рынка конкурентов убрали руками человека, на которого в случае чего всегда можно будет успешно спустить всех собак.

Еще менее адекватным ответом являются проприетарные софтверные решения, которые Huawei (похоже, от отчаяния) недавно анонсировал. Надеяться на то, что операционной системой Hongmeng можно будет успешно заменить Android на смартфонах и Windows на ноутбуках, может только человек несведущий и неискушенный. Только в самом страшном сне покупатели за пределами Китая могут захотеть купить какой-то Хоньмень, когда рынок завален тысячами гаджетов других производителей с привычными Android и Windows. Cуществует мировой опыт многочисленных Astra / Rosa / Calculate / Альт Линуксов, которые в купе с Эльбрусами и прочими Ред ОСами никому, кроме самих разработчиков и принудительно делегированных государством клиентов, не сдались. Даже великий корейский Tizen, который Samsung гордо, но опрометчиво втиснул в свои умные часы, похоже, доживает последние деньки. Одним словом, патриотическое изобретение велосипедов не то что не поможет, но ускорит кремацию Huawei как участника мирового рынка, ради которого ПОТУС даже пошел на нарушение конституции.

Единственно действенный ответ в арсенале Huawei и Китая, равно как и остальной части мира, обделенной ТРИПС — это поставить ультиматум:

либо все незаконные экономические репрессии прекращаются в 24 часа, либо мы выходим из соглашения, охраняющего американскую интеллектуальную собственность.

Если кому-то кажется, что решение это неосуществимое, предлагаю подумать еще раз, и хорошенько. «Виртуальные продукты» вроде Android и Windows, так же как и весь мировой корпус аудио-визуальной продукции, уже десятилетиями используется во всем мире без всякой оглядки на лицензии. Делается это, однако, неофициально и на частном уровне, не распространяясь на корпоративные решения.

Что касается «железа», то отзыв у Huawei британским ARM лицензии на использование чипов — не более чем декларация, сделанная опять-таки под прикрытием ТРИПС. Потому что в реальности ARM будет, мягко говоря, сложно запретить китайской компании использовать чипы, которые производятся в Китае. Стоит Китаю лишь намекнуть на выход из ТРИПС, как ARM станет первой компанией, которая пошлет ПОТУСа к чертовой матери и предложит Huawei невиданные скидки на новые партии своих чипов.

Я понимаю, что кому-то эти речи покажутся большевистскими. Обращаю, однако, внимание на два обстоятельства. Во-первых, не китайцы начали. Беспредел начал один президент с «посредственным интеллектом», как тут на днях написал в своем твиттере знаток ужасов Стивен Кинг. Во-вторых, выходить из ТРИПС не потребуется, потому что до этого дело никогда не дойдет.

Откуда такая уверенность? От знания прецедентов. Есть такое замечательное явление, как индийская фармацевтика. Индия, помимо того что обладает собственной тысячелетней традицией создания лекарственных препаратов, по совместительству выступает производителем 99 процентов всех лекарств в мире. И своих собственных, и т.н. Большой Фармы (Johnson & Johnson, Pfizer и Procter & Gamble и проч.). При этом у Индии на удивление привилегированное положение: все лекарства, которые она изготавливает по заказу держателей патента, продаются и в самой Индии, однако по ценам ниже импортных в 10–100 раз.

И представьте себе — никто не жалуется. Ни один проктер и ни один гэмбл. Вопрос: как, по-вашему, Индии удалось получить от крупнейших и влиятельнейших фармакологических спрутов право на свободное использование внутри страны лекарственных формул, чьи бронебойные патенты приносят разработчикам сотни миллиардов долларов по всему миру? Предлагаю читателям самим догадаться, какие козыри в переговорах использовал крупнейший в мире производитель лекарств.

Запад играет в очень опасную игру. Вернее, не Запад, а ПОТУС, который в популистском угаре не видит потенциальной угрозы обрушения доходного фундамента, на котором держится благосостояние всей западной цивилизации. Вот интересно, что Трамп будет делать в случае объявления ультиматума о выходе из ТРИПС? Пошлет в Китай «полторы тысячи морских пехотинцев», чтобы навести порядок?

№ 496 / Сергей ГОЛУБИЦКИЙ / 06 июня 2019
Статьи из этого номера:

​Падение Пекина

Подробнее

​Новый дом и море

Подробнее

​Антарктида в кадре

Подробнее