Экономика

​Но властелином быть обязан

Смогут ли пять госкомпаний обеспечить лидерство России в сфере искусственного интеллекта

​Но властелином быть обязан

В России утвердят национальную стратегию в области искусственного интеллекта (ИИ). Соответствующее заявление было сделано на совещании по развитию цифровой экономики, которое президент Владимир Путин провел 30 мая. Специально к совещанию Сбербанк совместно с правительством подготовил стратегию развития ИИ. Если президент утвердит ее, будет подготовлена федеральная программа, реализация которой в течение 6 лет может стоить бюджету 90 млрд рублей. Сумму озвучил вице-премьер Максим Акимов, курирующий в правительстве цифровизацию экономики. Деньги будут выделены в рамках национального проекта «Цифровая экономика», параллельно основные направления технологического развития будут разделены между пятью госкомпаниями.

Это не первый случай утверждения госстратегии в сфере ИИ в мире. Подобный госплан приняли в Китае еще в 2017 году. «План развития искусственного интеллекта следующего поколения» предполагает, что Китай должен стать мировым лидером в отрасли к 2030 году. Президент США Дональд Трамп в ответ в феврале этого года подписал указ о сохранении американского лидерства в области искусственного интеллекта.

Согласно российской версии стратегии развития ИИ, к 2024 году 10% российских крупных и средних компаний должны использовать технологии на базе искусственного интеллекта, к 2030-му доля таких компаний должна увеличиться до 20%.

По итогам совещания Сбербанк был выбран компанией, отвечающей за развитие ИИ в России. Между крупнейшими российскими компаниями распределили и другие технологические направления. Разработкой связи пятого поколения (5G) займутся «Ростелеком» и «Ростех», последний также возьмется за разработку интернета вещей и квантовых сенсоров. За квантовые вычисления будет отвечать «Росатом», а за квантовую связь — РЖД.

Разделение зон влияния

На «раздел сфер влияния» обратили внимание эксперты. Все выбранные компании — крупнейшие игроки рынка в своих направлениях, две из них — госкорпорации («Ростех» и «Росатом»).

Вице-премьер Максим Акимов заверил, что монополизации этих направлений бояться не стоит: «Правительство будет следить за вовлечением в процесс всех сильных игроков».

— Здесь вопрос не в компетенции, — считает директор АНО «Информационная культура» Иван Бегтин. — До недавних пор в России старались строить конкурентную экономику. Был тренд на отказ от огосударствления значительной части нашей жизни и перевод в частный сектор.

«Сейчас идет возврат в госкапитализм, который закрепляется не только на уровне публичных компаний, но и по большей части на уровне компаний непубличных».

При этом, продолжает эксперт, назначение Сбербанка «главным по ИИ» — скорее хорошая новость для отрасли: «Из всех этих игроков только Сбербанк находится в конкурентном поле. На рынке он агрессивно конкурирует с ВТБ, с частными банками. Сбербанк давно позиционирует себя не [только] как банк, поэтому конкурирует еще и с «Яндексом», Mail.ru Group.

Уровень компетенций Сбербанка в этой сфере действительно выше, чем у других компаний, подтверждает главный аналитик РАЭК Карен Казарян.

— Это так просто по той причине, что  Сбербанк скупил половину (если не больше) рынка технического персонала, который существует в России.

— (продолжает) За пределами Сбербанка, наверное, только в «Яндексе» и в Mail.ru Group есть более-менее серьезное количество таких специалистов».

Ужасаться этим назначениям или воспринимать их слишком серьезно смысла нет, говорит «Новой» один из авторов стратегии искусственного интеллекта, представленной Сбербанком.

По его словам, экспертное сообщество и дальше будет заниматься выработкой решений в области искусственного интеллекта, поэтому качество разработок в направлениях, которыми займутся эти компании, не пострадает.

Властелины мира

Размер мировых госинвестиций в разработку искусственного интеллекта не раскрывается. Однако, как пишет Центр новой американской безопасности (CNAS), только две региональные администрации в Китае потратили на эту сферу почти по 15 млрд долларов. Правительство США, если сравнивать, планирует потратить почти 5 млрд долларов из федерального бюджета на 2020 год на исследования и разработки в области ИИ и машинного обучения.

Насколько 90 млрд рублей в области искусственного интеллекта большая сумма, зависит от того, на что пойдут эти деньги, говорит Иван Бегтин.

— Обычно наше государство любит тратить деньги на капитальные расходы — так можно отчитаться материальными объектами. Вопрос: где здесь материальные объекты. Будут ли внедрять роботизированные технологии, будут ли это субсидии госкорпораций на перевод части производства в автоматизированный режим, либо субсидии разработчикам программного обеспечения, мы пока не знаем. Все очень сильно зависит от структуры расходов.

Для чего государство вкладывает такие деньги в ИИ, объяснил на совещании Владимир Путин. Он процитировал самого себя:

Видео: 360

«Уже говорил и хочу еще раз повторить: если кто-то сможет обеспечить монополию в сфере искусственного интеллекта — последствия нам всем понятны, — тот станет властелином мира».

Мировым лидером в этой области уже к 2030 году планирует стать Китай, что и прописано в их национальной стратегии. Борьбу за первенство в сфере ИИ с Китаем ведут США.

Показательным примером того, что Америка не ждет никаких других лидеров на этом рынке, стала ситуация с китайской компанией Huawei, аффилированной с китайским правительством (как полагает Пентагон). В США приняли закон, запрещающий американскому правительству закупать телефоны этой марки, а Минторговли внесло Huawei в черный список компаний, угрожающих национальной безопасности или внешней политике. Америка считает, что данные, которые собирают в телефонах этой марки, могут передаваться китайским властям. Google и ряд других компаний уже отказались от сотрудничества с Huawei.

В условиях фактической войны в сфере ИИ такое решение закономерно, считает Иван Бегтин: «Если бы на месте Штатов или Китая были мы, то действовали бы мы точно так же. Это вопрос не этики, а торговой прагматики».

Исход этой борьбы предсказать сложно, говорит Карен Казарян,

зато шансы России выбиться в лидеры надо оценивать довольно низко:

«У России не очень хорошо в фундаментальной науке в области ИИ, и незаметно, чтобы ситуация менялась к лучшему. Сфера искусственного интеллекта в России продвигается почти исключительно в коммерческих компаниях. При этом им все сложнее работать на российском же рынке. Я не вижу каких-то подвижек для того, чтобы мы реально стали лидерами».

«Китайский путь»

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ), который, как пишут «Ведомости», вложит 2 млрд долларов в развитие ИИ в российских компаниях, выступил с предложением:

Россия должна управлять данными по китайской модели, предполагающей высокий государственный контроль, а не по европейской.

— Мы, вероятно, где-то посередине, — рассуждает руководитель направления «Робототехника и искусственный интеллект» фонда «Сколково» Павел Кривозубов. — Наши [государственные вложения в сферу ИИ] недостаточно большие по сравнению с Китаем. Но полностью рыночных условий, как на Западе, тоже нет. Мы выбрали средний путь с помощью таких институтов развития, как «Сколково», что делает возможным грантовое финансирование проектов разных стадий, причем без вхождения в долю компании.

Под китайской моделью можно понимать не только контроль над данными, но и серьезное государственное инвестирование в сферу ИИ, утверждает Карен Казарян.

В Америке помимо государственных инвестиций высока доля частных вложений. По данным аналитической компании CB Insights, в 2018 году в стартапы, связанные с ИИ, вложили 9,3 млрд долларов.

— Я считаю, что тема ИИ не должна быть про деньги, — говорит Иван Бегтин. — Это должно быть, в первую очередь, про качественное государственное регулирование. У нас плохо пишут законы, нормативные документы, пишут много избыточного. Не принимают ключевого. В итоге наша госполитика сводится к «давайте мы опять разбросаем деньги с вертолета».

№ 496 / Мария ЕФИМОВА / 06 июня 2019
Статьи из этого номера:

​Падение Пекина

Подробнее

​Новый дом и море

Подробнее

​Антарктида в кадре

Подробнее