Расследование

​Доследование… под копирку

Как похищенные в Дальэнергосетьпроекте деньги испарились без следа

​Доследование… под копирку

«Новая газета во Владивостоке» 22 апреля прошлого года сообщала о сомнительном, на взгляд экспертов, обвинительном постановлении, которое следователь по особо важным делам СУ УМВД России по Приморскому краю предъявил бывшему заместителю генерального директора по экономике и финансам давно расформированного института «Дальэнергосетьпроект». Пока окончательных результатов нет. Познакомим с промежуточными итогами.

Напомним, подозреваемому вменялось в вину, что он, пользуясь «доверительными отношениями» с начальством, «ввел в заблуждение» генеральных директоров (за годы хищений их было два) компании и неоднократно представлял им «для подписи» мошеннические документы о якобы выполненных работах субподрядными организациями на миллионы рублей. Он же «организовал аналогичное визирование иными сотрудниками АО «ДЭСП» из числа руководящего состава» тех же фальшивых бумаг. И тут совершенно удивительное замечание следователя, вынесенное в скобки: подписанты, оказывается, не были «осведомлены о совершаемом данном преступлении»… Но о своем праве подписи и обязанности нести ответственность за визу на документах они знали?

Вот такое интересное обвинительное постановление отправилось в прокуратуру Приморского края для утверждения. Правда, оно сопровождалось многочисленными замечаниями и ходатайствами адвоката. В них защитник отмечал, что перечисленные в документе факты «не подкреплены достаточными доказательствами» и, мягко говоря, часто трактуются следователем слишком вольно.

Например, адвокат обращал внимание, что отдельные «заведомо преступные» сделки совершались без виз обвиняемого и в отсутствие его на рабочем месте. В дни и месяцы, когда он бывал в длительных командировках или лежал на больничной койке. Как же он мог совершать мошеннические деяния «из далекого далека»? Следователь, получается, наделил обвиняемого сверхспособностями влиять на всех и вся «с целью получения материальной выгоды для себя». Хотя проводили мошеннические схемы, подписывали «преступные» документы и получали обналиченные деньги совсем другие люди.

Именно из-за подобных противоречий в обвинительном постановлении прокуратура его не утвердила и вернула «на доследование» в СУ УМВД Приморского края.

С тех пор минуло больше года. Жизнь внесла существенные коррективы. Следователь по особо важным делам, начинавший дело, был переведен на работу в другой регион России. Его заменил другой специалист столь же высокого ранга. И он наработал новое обвинительное постановление, которое предъявил тому же бывшему замдиректора по экономике и финансам АО «ДЭСП». Это уже серьезно. Один юрист мог допустить ошибку. Но чтобы заблуждались два следователя по особо важным делам? Это нонсенс!

Новое обвинительное заключение оказалось переписанным… под копирку. Практически. Вряд ли самый дотошный юрист найдет в нем отличия в доказательной базе. Хотя «творческий подход» налицо: несколько отдельных малозначимых слов и предложений изменены.

В чем же загадка «неразрешимого» уголовного дела? В том, что оно никак не укладывается в прокрустово ложе, произвольно определенное следствием для единственного подозреваемого. Многие «свидетели» по делу даже в коротком обвинительном постановлении выглядят прямыми соучастниками преступления. Но их следствие выводит из числа фигурантов уголовного дела. Потому что они (генеральные директора и ведущие специалисты компании), словно неразумные дети, безоговорочно «доверяли» обвиняемому. И ничего не проверяли. Хотя в силу своего служебного положения обязаны были это делать со всей тщательностью.

Но привлечь других фигурантов — значит признать существование «организованной преступной группы», действующей по предварительному сговору. А это неизбежно выведет следствие на еще более высокопоставленных лиц, которые и заставляют людей красть, создавать мошеннические коррупционные схемы и передавать добытые таким путем деньги именно настоящим организаторам. Ведь следствие даже не озаботилось вопросом: куда же ушли разворованные миллионы? Они просто испарились. Их нет на счетах, в карманах или в увеличившихся богатствах обвиняемого и бывших генеральных директоров «ДЭСП». Исчезли без следа. Так, извините, просто не бывает.

Общий ущерб АО ДЭСП от хищений составил особо крупный размер — около 14 миллионов рублей. Обвинительное постановление выглядит шатким даже на взгляд обывателя. А по убеждению людей понимающих, оно вновь будет возвращено прокуратурой на доследование. И следователи по особо важным делам, очевидно, будут вновь и вновь «высокопрофессионально» его копировать? Пока через пару лет не истечет срок давности по данному преступлению…

№ 496 / Николай СЕМЕНОВ / 06 июня 2019
Статьи из этого номера:

​Падение Пекина

Подробнее

​Новый дом и море

Подробнее

​Антарктида в кадре

Подробнее