Политика

​Зачем Кремлю защищать банду средних силовиков?

Созданная в России система отличается не тем, что преступления в ней заказываются с самого верха, а тем, что действия силовиков в ней покрываются на самом верху

​Зачем Кремлю защищать банду средних силовиков?

В пятницу стало известно, что в Москве был задержан журналист «Медузы» Иван Голунов. Судя по всему, ему подбросили наркотики. Наша задача — задача сообщества российских журналистов — состоит в том, чтобы выяснить, кто это сделал. И чтобы заказчики горько об этом пожалели.

Иван Голунов. Фото из личного архива

Иван Голунов — один из лучших журналистов-расследователей России. Я лично знаю только еще двух человек его уровня. Это Роман Анин («Новая Газета») и Сергей Канев, который был вынужден покинуть Россию после одного из своих последних расследований о коллегах «солсберецких туристов» Петрова и Боширова.

Нет, журналисты такого уровня не варят наркотики. Ни при каких обстоятельствах. Это — все равно, что задержать за торговлю гашишом Майкла Калви. Или — Алексея Венедиктова. Журналистам такого уровня наркотики только подбрасывают.

На Западе за такие расследования дают Пулитцера, а у нас — наркотики. Наркотики — это наш Пулитцер.

Иван публикует потрясающие расследования. Он много пишет про московскую мэрию, про то, во сколько концов и кто (Ротенберги) заработал на московском новогоднем освещении. Одна из его последних статей, совершенно поразивших меня, называлась «Выселяторы».

Она была о шайке мошенников, которые орудуют в столице и в массовом порядке отбирают у москвичей квартиры. Голунов насчитал уже 500 украденных квартир. Схема мошенничества одна и та же. Человека уговаривают подписать договор с микрокредитной организацией под залог квартиры, в момент подписания вокруг искусно создается суета, человек выплачивает проценты, но стоит ему хоть на день просрочить выплату, — квартиру немедленно отбирают, новым хозяином становится какой-нибудь бомж, и квартиру тут же продают. Если же человек исправно выплачивает проценты — оплату не принимают под каким-то предлогом и все равно отбирают квартиру.

Назвал Иван и имя человека, который создал с компаньонами в 2011 году одну из подобных организаций — «Международное кредитное бюро». Это был некто Сергей Маликов, который до того занимался похожим бизнесом в Латвии. Основным кредитором латвийской компании Маликова был банк Rietumu, замешанный в скандале с отмыванием русских денег. «Квартиры первых российских заемщиков МКБ переходили в личную собственность Маликова, и, по данным Росреестра, он тут же закладывал их банку Rietumu в обеспечение личного кредита на 750 тысяч долларов», — писал Голунов.

Другое блестящее расследование Голунова — о похоронном бизнесе. Почти везде в России это местная монополия, с ужасными расценками, с чудовищными методами конкуренции, с обязательным членом «Единой России» во главе.

Но Голунов раскопал потрясающее. Оказывается, на этом рынке появилось еще некое общество прав защиты усопших «Верум». Из статьи Голунова выходило, что сначала московским ритуальным компаниям создаются проблемы (например, в СМИ), и к этому может иметь отношение «Верум», а потом их успешно решают, после того как компания приходит в «Верум» и находит с ним общий язык. Во главе «Верума», как пишет Голунов, стоит зиц-председатель, при этом реальным главой «Верума», вероятно, является некий Денис Логинов, который раньше возглавлял одно из отделений движения «Реструкт» неонациста Тесака (Марцинкевича). До этого Логинов, по словам свидетелей, работал в управлении полиции по борьбе с экстремизмом. Интересно то, что Логинов перезвонил «Медузе» и заявил, как сообщило издание, «что готов дать любую информацию о ритуальном рынке, но попросил не упоминать его имя в контексте «Верума».

Почему я выделяю эти два расследования особо? По двум причинам. Во-первых, перед нами самый опасный — физически, персонально опасный — тип расследования, который возможен в России.

Я не хочу сказать, что расследовать яхту Сечина или фонд Ролдугина совсем уж безопасно. Но российская верхушка не боится света. Ей — плевать.

Самое опасное — см. выше. Перед нами бизнес, который не может существовать без крыши силовиков. И вот этим силовикам — среднего размера, с грязными руками, холодными сердцами и глубокими карманами — этот бизнес порушили.

Я не знаю, отомстили Голунову за уже опубликованное расследование или устроили провокацию в разгар текущего, но я сильно сомневаюсь, что это было сделано по указанию с самого верха.

Куда вероятней, что перед нами — операция совершенно конкретной банды, которая очень много потеряла (или потеряет) из-за Ивана. И очень вероятно, что члены банды, будучи людьми недалекими, не очень представляли себе, кто такой Иван и каков будет резонанс.

Об этом свидетельствует вся та небрежность, с которой была проведена «спецоперация». Полицейские отказались брать у Голунова смывы с рук (потому что это показало бы, что наркотиков он в руки не брал). Из девяти фото, «доказывавших» вину Голунова, восемь были сделаны не в его квартире. Что будет с Иваном дальше?

Я предлагаю на выбор три сценария.

Сценарий №1

Первый: отдел собственной безопасности МВД со всей возможной скоростью начинает расследовать все обстоятельства, связанные с задержанием Голунова. Это очень легко. Имена полицейских известны — это Роман Филимонов и Дмитрий Кожанов. Следователя зовут Игорь Лопатин. Проверить их телефоны на предмет возможных контактов с персонажами расследований Голунова — дело суток.

Первый вопрос, который задается Филимонову и Кожанову, очень прост: а почему вы решили задержать именно Голунова? Кто был ваш информатор? Что он вам сказал? Какие у вас были основания привязать Голунова к той шайке наркоторговцев, о которой вы говорите?

Понятно, что этот сценарий малореален. Созданная в России система отличается не тем, что преступления в ней заказываются с самого верха, а тем, что действия силовиков в ней покрываются на самом верху. Власть, в рамках созданной ею системы, считает себя обязанной покрывать эксцессы любой банды силовиков, если жертвой ее стали «чужие» — иностранные инвесторы, журналисты или простые граждане.

Сценарий №2

Вариант второй. Суд над Голуновым, который по своему резонансу превзойдет и процесс над Серебренниковым, и суд над Савченко. Полный позор власти.

Череда селебов — от Парфенова до Собчак, — которые будут приходить на суд и макать там обвинение в грязь лицом. Постоянные пикеты. Реакция Европы и США. Новый «список Голунова», по аналогии со «списком Магнитского». Параллельно — расследование, которое проводят журналисты с тем, чтобы имена тех, кто заказал Голунова, стали также известны миру.

Голунов получает минимум, как Оюб Титиев, уезжает на Запад и становится там одним из ведущих экспертов по российской коррупции. Процесс — скажем так, максимально болезненный для власти в нынешней непростой обстановке. Не совсем понятно,

зачем Кремлю в той ситуации, в которой он не захотел тянуть в Екатеринбурге мазу за церковь, тянуть мазу за какую-то банду средних силовиков.

Сценарий №3

И, наконец, вариант третий. Дело спускается на тормозах. Голунова освобождают под подписку. Дело прекращают за недостатком улик. Полицейских и следователя, задержавших Голунова, тихо увольняют из органов. Негодование журналистов затихает…

Только что жители Екатеринбурга сумели остановить процесс строительства храма в сквере. Они сумели это сделать только с помощью громких публичных постоянных протестов. И власть посчитала, что издержки будут выше прибытка.

То же самое мы, журналисты, обязаны сделать в деле защиты нашего коллеги Ивана Голунова. У нас есть все шансы на победу.

№ 497 / Юлия ЛАТЫНИНА / 12 июня 2019
Статьи из этого номера:

​Владивосток не остался в стороне

Подробнее

​Власть: «В Покровском парке каруселей не будет!»

Подробнее

​Умер Миша Филатов

Подробнее