Спорт

​Утечка коньков

Невероятная победа «Сент-Луиса» в Кубке Стэнли увеличит количество российских хоккеистов, стремящихся уехать за океан

​Утечка коньков

Иван Барбашев и Владимир Тарасенко. Фото: AP/TASS

Смешно и потрясающе, что «Сент-Луис» спустя 52 года действительно выиграл Кубок Стэнли. По нашим представлениям команда, которая в начале января, то есть практически в середине сезона, занимает последнее место, даже в плей-офф выходить не должна. А «музыканты» мало того, что вышли и мало того, что в Западной конференции последовательно расправились с вышестоящими «Виннипегом», «Далласом» и «Сан-Хосе», — они и в финальной серии одолели «Бостон», который по всем прогнозам должен был побеждать, и уж точно дома в седьмом решающем матче. Это все равно, что в нашей Континентальной хоккейной лиге из грязи в князи, с последнего места до Кубка Гагарина, меньше чем за полгода дошли бы хабаровский «Амур» или братиславский «Слован», «Северсталь» или «Нефтехимик». Что невозможно в принципе, так как у нас каждый сверчок знает свой шесток.

Какое это имеет отношение к тому, что КХЛ в это межсезонье уже покинули полтора десятка звездных и просто заметных игроков, отправившихся в поисках нового счастья за океан? Да в принципе, если отношение и есть, то косвенное. Но то, что, оказавшись в самой распоследней команде Национальной хоккейной лиги, ты можешь дойти до вершины не в каком-то отдаленном будущем, а здесь и сейчас, может греть не меньше, чем деньги. Да, победитель всегда один, но шанс реализовать мечту есть у каждого — и это обстоятельство вряд ли на последнем месте в списке предпочтений для любого спортсмена.

И еще про «Блюз». Про Володю Тарасенко и Ваню Барбашева, открывших четвертый десяток российских хоккеистов, поднимавших над головой самый ценный приз мирового клубного хоккея. Ну хорошо, Тарасенко, который нынче по голам в плей-офф за пять сезонов в тройке лидеров всей НХЛ — он-то поменял жизнь в 22 года, уже будучи признанным бомбардиром, прошедшим школу «Сибири» и СКА. Барбашев же оказался за океаном в 17 лет, не повторяя путь старшего брата, которого не приветил родной ЦСКА. Младший пробивался в НХЛ через юниорские лиги, войдя в мизерный процент тех молодых россиян, которым это удалось. Чтобы закрепиться в «Сент-Луисе», Ивану пришлось сменить амплуа и стать так называемым ролевиком в четвертом звене — но без него сдержать могучую атаку «Бостона» вряд ли получилось бы.

И это тоже вдохновляющий пример для десятков и сотен российских игроков, в основном молодых и даже совсем юных, которые отправляются искать свой шанс в Северной Америке. Про «сотни» — это не преувеличение. По разным данным, только за последние четыре года международные разрешения получили полторы с лишним тысячи хоккеистов в возрасте от 12 лет. Все они, за малым исключением, отправлялись за океан. Естественно, с переменным успехом. Но — отправлялись.

Иначе как катастрофой для отечественного хоккея подобный отток не назвать. Хотя катастрофа эта, имеющая свои спады и подъемы давно, еще с начала 90-х, — дело привычное. Меняются формулы проведения внутреннего чемпионата, сменяется хоккейное руководство, появляются новые лиги, в том числе молодежные — а сила заокеанского зова остается неизменно сильнее желания послужить процветанию именно отечественного хоккея.

В следующий сезон КХЛ войдет самым беззвездным составом. И дальше будет только хуже.

Нет, не люблю я НХЛ. Вернее, никогда не пел, и не собираюсь петь ей осанну. Меня многое коробит, в том числе диктат по праву сильного, которому давно уже не в силах сопротивляться Международная федерация хоккея. Захотели возродить Кубок мира — подстраивайтесь под них. Решили отменить — живите как хотите. Постановили отказаться от участия в Олимпиаде — принимайте и подчиняйтесь. По сути, НХЛ заботится только о себе, любимой, так себя и позиционирует, плюя на остальной мир с высокой колокольни. Не все успешные бизнес-империи так поступают, но эта знает свою силу, которая базируется на привлекательности, рентабельности и раскрученности продукта, на больших деньгах, образцовой организации и вековом опыте.

С последней четверти прошлого века НХЛ вбирает в себя почти все сливки мирового хоккея, и попытки как-то противостоять ей обречены на провал. Для любой европейской хоккейной державы отток хоккейных талантов, иногда превращающийся в поток, — обыденность данности. И чем Россия, из которой давно утекают разнообразные таланты, должна быть защищенней? Можно, конечно, закрыть страну на замок, но элите это пока не выгодно, да и лазейки все равно найдутся.

От чего молодые уезжают, да еще массово? Да от всего. В меньшей степени — от душной атмосферы в стране, хотя и иным хоккеистам воздуха не хватает. В большей степени — от невозможности реализовать свой талант или развить его зачатки. Потому что давний лозунг «Молодым везде у нас дорога» — не для хоккея, молодежь у нас начинается с 21 года, когда основной резерв уже потерян, чаще всего безвозвратно. Пробиться в основу приличного клуба могут только исключительные таланты, да и то не все — возьмите пример суперсвязки национальной сборной Гусев–Кучеров, которую загубили на отечественном уровне, и обоим Никитам пришлось пробиваться наверх в одиночку на разных континентах. Оба бомбардира — в числе главных звезд и теперь будут в одной лиге. В НХЛ, естественно.

Реальное бабло не побеждает условное зло, что на себе испытал даже такой монстр, как питерский СКА. Нынче его покинули четверо командообразующих игроков, в том числе Никита Гусев, по нынешним временам лучший форвард КХЛ. Вообще практически весь нынешний «призыв» в основном находится в самом хоккейном возрасте, от 23 до 26 лет. Играть бы да радоваться, но нет — кто-то ведь поехал и на двусторонний контракт с перспективой чуть ли не сразу оказаться в АХЛ, второй по силе, но совсем другой по деньгам североамериканской лиге. И даже без пункта о возможности возвращения в Россию в случае «ссылки».

Никого в НХЛ, даже такую сложившуюся звезду, как Гусев, с распростертыми объятиями (прошлогодний пример — фиаско Вадима Шипачева в том же «Вегасе») не ждут. Нет гарантии, что сразу заиграют опытные «питерские» Владислав Гавриков, Николай Прохоркин, Игорь Шестеркин, у которого на позиции первого номера в «Рейнджерсе» стена из Хенрика Лундквиста и Александра Георгиева. А уж говорить про перспективы «тракториста» Виталия Кравцова, ярославцев Александра Елесина и Егора Коршкова, «ястреба» Ильи Михеева, при всем их несомненном таланте, — вовсе сложно.

Не все приживутся, что естественно. Кто-то обязательно вернется, и если хоть и с небольшим энхаэловским опытом, то с возможностью повышения оклада на родине. Не всем повезет с командой и тренером, кому-то элементарно не придется по душе комфортный, но непривычный бытовой уклад, кому-то не хватит терпения, кому-то просто не дадут проявить лучшие качества, да мало ли что может случиться в процессе адаптации, языковой в том числе? Примеров возвращений, причем свежих, хватает.

Но уезжают ведь не для того, чтобы возвращаться.

Конечно, деньги — не последний фактор. До 2014-го он работал достаточно сильно как инструмент для того, чтобы как можно дольше удерживать или возвращать своих звезд. Теперь отъезжающие мастера готовы на первых порах довольствоваться малым, чтобы добиться большего. Про детей, в которых многие родители с малых лет видят звезду НХЛ и готовы ради шанса в размере «один из ста» пожертвовать чуть ли не всем, не говорю. Разочарований на этом пути куда больше, чем успехов. Не всем быть Овечкиными, Малкиными и Дацюками, таких высот достигают лишь единицы.

Я не испытываю священный трепет при одном упоминании аббревиатуры «НХЛ». Вон финские ребята на чемпионате мира в Словакии на задние лапки не вставали, обошлись без своих заокеанских небожителей, а шведским, российским и канадским надавали так, что те надолго запомнят. Но это замечательное и удивительное исключение, автором которого стал Юкка Ялонен и его «лесорубы», совсем не говорит о том, что местные лиги и даже наша «международная» КХЛ конкурентоспособны с всесильной и всемогущей. Это подвиг, но разовый, и не в формате «сильнейшие против сильнейших».

В прошлом сезоне в НХЛ с разной степенью успешности играли четыре десятка россиян. Кто-то был на виду, и мы их всех знаем (еще бы не знать, если о них весь мир трубит!), кто-то просто делал свою работу, кто-то откровенно прозябал. Пятеро возвратились — 15 уедут, значит, на виду у всего мира будет около 50. Это не рекорд (на рубеже веков было и за 70), но где-то близко к насыщению, массовых десантов в ближайшем будущем ждать не стоит.

Но и единичные потери будут бить больно. А для того, чтобы все иначе было, нужна другая страна. По сути другая.

№ 498 / Владимир МОЗГОВОЙ / 20 июня 2019
Статьи из этого номера:

​Правому рулю дали отсрочку

Подробнее

​По трапу в порт

Подробнее

​Андрей Рудалёв: Нужно преодолевать нигилизм!

Подробнее