Расследование

Сгоревшие в «чудильнике»

После гибели маленьких сына и дочки их 22-летняя мамаша, получив деньги на похоронные расходы, отправилась с подругой… на дискотеку

Сгоревшие в «чудильнике»

Жить и умереть в «чудильнике»… Так в Фокино называют малосемейки на улице Усатого — как местный вариант распространенного понятия «трущобы». В начале сентября ужасная смерть настигла здесь пятилетнюю Веронику и двухлетнего Сережу — пламя мгновенно охватило квартиру, а взрослых рядом не было.  Только после того как пожар был потушен, нашли два маленьких обугленных тельца, прижавшихся друг к другу.

Смерть детей ужасна, и еще страшнее становится, когда начинаешь разбираться в трагедии. В ее причинах, в реакции окружающего взрослого мира. И в жизненных ценностях обитателей так называемых чудильников, больше половины которых деградировали, опустившись на самое социальное «дно». Страшно, потому что у них есть дети. Применимо к 22-летней Елене Агеевой — были…
Весть о трагической гибели детей мгновенно облетела весь город. Но ГО МЧС пребывало в неведении, ссылаясь на то, что ЗАТО Фокино не находится в ведомстве краевой администрации. Секретарь главы местной администрации на все вопросы о случившемся отвесила порцию отборных матов. А мамаша погибших деток, «пустив слезу», получила детское пособие в полном размере — четырнадцать тысяч триста рублей — на похоронные расходы. После чего исчезла в неизвестном направлении, прихватив с собой все до копейки. Как оказалось позже, она отправилась с подругой-собутыльницей на дискотеку…

Детство в бутылке

В семье Агеевых, по рассказам Галины Ивановны Бесединой, работавшей с Еленой, всегда была неблагополучная обстановка — постоянно пьяные оргии, дебоши и драки. Старший Агеев — отец Елены  беспробудно пил. Первого ребенка Елена родила, когда ей еще не исполнилось и восемнадцати. Сама, по сути, совсем девочкой была…  
Маленькую дочку юная мама постоянно оставляла дома без присмотра — пропадала надолго, металась в поисках, где можно «опрокинуть рюмку». Так все и шло по «накатанной» — работала сторожем, часто не выходила на работу, уходя в очередной запой, а все заработанные деньги спускала на спиртное. Потом Елена родила еще и мальчика и ушла в отпуск по уходу за ребенком. А около года назад в доме случилась трагедия — поножовщина между домочадцами. Чтобы успокоить рассвирепевшего отца, Лена позвала на подмогу брата Григория. Выяснение отношений закончилось непредсказуемо, но закономерно — старший сын Григорий пустил в ход нож, отец от полученных ран мгновенно скончался. За совершенное преступление сына посадили за решетку. 


— Мы неоднократно пытались помочь беспутной мамаше, — рассказывают соседи. — Невозможно было наблюдать за всем происходящим в семье Агеевых. Двое детей сидели впроголодь, иногда перебиваясь пожертвованиями соседей — продуктами питания и вещами… Типичная неблагополучная семья. И куда смотрели органы опеки?
Впрочем, в органы опеки с письменным заявлением соседи обращались неоднократно. Детей определяли в очередной раз в социально-реабилитационный центр или приют. Но мать прав на детей не лишали. Через  какое-то время  Елена Агеева приходила с повинной, рассказывала о том, что ситуация стабилизировалась и она готова в полной мере заботиться о детях. Ей верили, детей возвращали под родительский кров. Лучше бы они туда не возвращались…
Последний случай, когда пятилетнюю  Веронику определяли в специальное учреждение, был в нынешнем году. Летом она возвратилась из социально-реабилитационного центра и отправилась отдыхать к 73-летней родственнице во Владивосток. За день до случившегося несчастья девочку привезли домой, к маме…

Дискотека-авария

В день пожара мама по обыкновению пребывала в похмельных поисках — как «поправить здоровье» чем-нибудь покрепче. Дети, предоставленные сами себе, скитались голодными во дворе. Уже надвигались сумерки, но мама о них не вспоминала. Для Елены Агеевой пропасть на несколько суток было делом привычным.
На этот раз приютить на ночь двух беспризорников при живой матери решила подруга, собутыльница Светлана. Она положила детей спать в своей квартире. Под утро Елена заявилась, но не надолго — ее забрал куражиться дальше ее пьяный сожитель. Тогда она видела детей в последний раз, если, конечно, вообще обратила на них внимание.
Подруга не относилась к числу самых добропорядочных соседей. Недолго думая, она закрыла квартиру на ключ и отправилась этажом ниже — тоже выпивать с соседями-богодулами. В девять утра в квартире, где спали дети, загорелась проводка. По словам соседей, никто не слышал детских криков. Спохватились, когда по коридору начала «расползаться» гарь. Приехавшие пожарные потушили огонь. Но спасти детей не удалось. Вот так все обыденно…
Пока соседи переживали трагедию, Елена Агеева направилась в отдел социальной защиты. Поплакаться о горемычном житии-бытии и попросить денег на похороны двоих маленьких детей. В органах соцзащиты пошли беде навстречу и выплатили детское пособие в размере 14 300 рублей. Когда деньги были на руках, Елена предложила подруге Светлане:
— Пойдем на дискотеку!..
И Светлана согласилась. Даже в синяках и ссадинах после «общения» с соседями, позже рассказывала корреспонденту:
— Но ведь тратила деньги моя подруга Елена. А я что? Я ведь за компанию?..
И ничто при этом внутри не дрогнуло…

Зато федералы…

Установили причину пожара быстро. Проблема в неисправной проводке, сделанной «самопально» и на скорую руку. Вообще, три малосемейных общежития на улице Усатого в ЗАТО Фокино представляют собой убогое зрелище: более тридцати шести лет  в подъездах не делался капитальный ремонт, не ремонтировалась система электроснабжения, пришедшая в неисправное состояние за долгие годы. Вот бы куда заглянуть премьеру Путину (вспоминается его недавний визит на Камчатку)… Хотя понятно, везде глава правительства не пройдется, но зачем-то существуют местные власти. И премьер по их поводу жестко прошелся, уточнив, что «денег хватает и в федеральном, и в региональных бюджетах». Может, ему поинтересоваться, куда они деваются в ЗАТО, которые исправно финансируются?
Из-за замыкания и неисправности электропроводки в доме № 17 на Усатого не раз случался пожар. Но, как правило, все обходилось без потерь. На этот раз жертвы велики — два маленьких ребенка, сгоревших заживо.
Но опять же исправлять дефекты в проводке пришлось самим жильцам.
По поводу причин пожара и состояния общежитий, именуемых «чудильниками», мы обратились в администрацию ЗАТО Фокино. На второй звонок секретарь главы ответила более мирно — без матерных слов:
— Все вопросы решает глава Виктор Тихонович. Но его сейчас нет на месте.
— Когда будет? — поинтересовалась я.
Девушка, представившаяся Анной, сказала:
— Когда будет, не знаю. Как только что-нибудь станет известно, обязательно перезвоню.
Но ответного звонка не последовало. На все попытки дозвониться в третий раз, на противоположном конце провода трубку не снимали.
Ситуацию прояснили в ГО МЧС:
— Это происшествие у нас в сводках не числится. Мы об этом ничего не можем вам сказать. Мы  не ответственны за территорию ЗАТО Фокино. Это территория федерального значения — находится в ведомстве Москвы.
То есть все-таки — это территория премьера Путина? Как бы ему об этом сообщить?.. От имени местных градоначальников — без матерных слов…

№ 50 / Фонина Наталья / 09 сентября 2010
Статьи из этого номера:

The конец

Подробнее

Бывших чекистов не бывает

Подробнее

«Нерпа» в море не ходок

Подробнее