Место событий

​Полвека спустя

В Приморье увековечили память погибшего летчика

​Полвека спустя

«Нет для летчика Леты — только ангельский полк!» Хочется верить капитану первого ранга запаса Владимиру Ульяничу, написавшему эти слова и служившему много лет на авианесущем крейсере «Минск». Он хорошо знает цену летному делу и не раз терял боевых друзей.

Надо полагать, что капитан Александр Карташов, командир авиационного звена 47-го истребительного авиационного полка, несомненно, пополнил ангельский полк бесстрашных пилотов, как ни пыталось безжалостное время отправить его в Лету — реку забвения в подземном царстве Аида.

День 7 сентября 2019 года выдался солнечным и ярким, разве что море волновалось сильнее обычного. У подножия живописных сопок в бухте Шепалово, под Врангелем, состоялось событие, достойное внимания хроникеров и хранителей истории. Здесь силами энтузиастов-краеведов установлен и открыт памятный камень летчику Александру Карташову, совершившему свой последний полет на самолете Су-15 пятьдесят лет назад, 8 декабря 1969 года. При выполнении задания над морем, в районе мыса Лисученко, у самолета на высоте около 10 тысяч метров остановились оба двигателя, пилоту пришлось катапультироваться.

Шквалистый ветер унес парашют в море, купол его из союзника превратился в убийцу. Самолет и катапультное кресло упали на сушу. Спастись в ледяной воде на морозе за тридцать градусов, при сильном ветре и шторме в 6 баллов шансов не было. Поиски пилота продолжались до ночи, но и утром обнаружить входившую в его спасательный комплект надувную лодку не удалось.

Сегодня можно понять, почему эта история не получила ни огласки, ни достойного внимания в те годы, ведь двое виноватых в трагедии были выявлены сразу и осуждены на реальные сроки. Вдова тридцатипятилетнего Александра Карташова с двумя малолетними детьми уехала из гарнизона в Красное Село, под Питер, ей даже не была назначена пенсия. Потому что тело так и не нашли.

Аэродром «Унаши» в Золотой долине — место уникальное, именно здесь базировался авиаполк, где служил Карташов. В то время красавец истребитель Су-15 был новейшей крылатой машиной, а отработка заданий — новым делом для пилотов.

Тот трагический полет перевернул жизнь в гарнизоне, многие мальчишки, ставшие потом летчиками, помнят это событие. Специалисты говорят, что катапультирование всегда несет опасность, это стресс для пилота, но при этом всегда должен оставаться шанс выжить. У Александра Карташова такого шанса не было еще и потому, что катапультирование его было, по сути, авральным. Но «сценарий» трагедии был написан раньше, на земле, когда в баки самолета было залито недостаточное количество керосина — заправочное оборудование было предназначено для самолетов старого типа. Заправку вели по времени. Пилот был уверен, что самолет заправлен полностью в соответствии с плановым заданием. Самолет Карташова вылетел на стрельбы, используя систему наведения в виде тубуса. Успешно провел учебный перехват и не сразу увидел, оторвавшись от тубуса прицела, мигающую лампу аварийного остатка топлива. На высоте 8 800 метров пилоту еще удалось на какое-то мгновение запустить двигатели, но, понимая сложность ситуации, он принял решение катапультироваться. Служба спасения в те годы была в зачаточном состоянии, да и техники, обеспечивающей поисковые операции такого толка, еще не было. Андрей Вепренцев, майор авиации запаса, служивший в этом же 47-м авиаполку, рассказывая о подробностях того трагического дня, сказал: «Там, где начинается авиация, заканчивается атеизм…» Говорят же, кто в небе не летал, тот Богу не молился.

Пилота унесло ветром в море, а самолет, точнее, его обломки остались на берегу. С него сняли оборудование и оставили лежать на скалах.

Туристы, охотники, грибники — кто только не забредал к месту падения самолета за прошедшие полвека. Каждый норовил взять себе что-то как сувенир, растаскивая останки машины.

И в том, что память летчика-истребителя и его боевой машины увековечены, заслуга краеведов-исследователей Владимира Давыдова, Андрея Вепренцева, Анатолия Колодько. Анатолий Александрович — автор идеи установки памятного камня, он же финансировал этот проект при поддержке руководства порта Врангеля.

Обращаясь к собравшимся, Анатолий Колодько рассказал историю этой трагедии, выразил благодарность всем, кто принял участие в воплощении идеи увековечивания памяти пилота, и надежду, что память эта будет жива, что к памятному камню будут приходить люди.

№ 510 / Татьяна МОТОРИНА / 19 сентября 2019
Статьи из этого номера:

​«Кто-то где-то арестован…»

Подробнее

​Курильский тупик

Подробнее

​Блеск и нищета «китайской мечты»

Подробнее