Расследование

​«Кто-то где-то арестован…»

Проблемами строительства микрорайона «Д» заинтересовался президент России

​«Кто-то где-то арестован…»

В последние дни стройка в микрорайоне «Д» вроде ожила. Надолго ли?

Главным из этих событий, очевидно, стала состоявшаяся в последний день ВЭФа встреча российского президента Владимира Путина с так называемыми представителями общественности. Не велик секрет, что встречи такие не бывают спонтанными, они тщательно готовятся сотрудниками соответствующих подразделений АП (администрации президента), и случайных людей, как и случайных вопросов, там не бывает; как говорится, сказать, что я тут трамвай жду, не получится.

Тем удивительнее было, что на означенной встрече, ближе к ее завершению, некая дольщица Светлана Веселова задала Путину вопрос, напрямую связанный с судьбой обманутых дольщиков, которых только в Приморье насчитывается более 3 тысяч семей (точную цифру назвать не рискнем, потому что явно готовившаяся к разговору Веселова назвала 3 200 семей, а принявший участие в разговоре губернатор края Олег Кожемяко оперировал цифрой уже в 3 300 семей). Ее вопрос, что особенно удивительно для дольщиков, не касался какого-то конкретного объекта, а был нацелен на сложности применения закона №214-ФЗ, согласно которому должен создаваться механизм финансирования «брошенных» объектов и который толком так и не заработал. Вопрос настолько узкоспециальный, что сам по себе вызвал подозрение: кто и как готовил участницу встречи? И кому он был нужен? Путин назвал это «безобразной страницей в строительной отрасли» (здесь и далее все цитаты по официальному сайту главы государства kremlin.ru) и добавил: «Получается, что это не минимизация стоимости квадратного метра жилья, а просто кража денег у одних и таким образом присвоение части полученных средств каким-то недобросовестными застройщиками».

Кожемяко, по большому счету, сам обострил ситуацию, напрямую выведя разговор на историю микрорайона «Д»: «…край взял на себя обязательство построить по 35 тысяч рублей и, соответственно (а почему, собственно, соответственно? — Ред.), эту стройку остановил. И некоторые дольщики у нас с 2003 года (если речь о краевых обязательствах и микрорайоне «Д», то здесь явная ошибка. — Ред.) платят ипотеку, снимают жилье. Конечно, это не может быть нормальным».

Путин: «Какие-то безответственные решения просто. Не проработанные абсолютно ни с застройщиками… А те просто деньги получили без всякой перспективы достроить на самом деле».

Кожемяко: «И сейчас, допустим, кто-то там уже где-то арестован».

(Здесь необходимо небольшое отступление от «Новой во Владивостоке». О бездарном чиновничьем руководстве строительством микрорайона «Д» мы пишем уже пять лет. Еще не был забит первый колышек, когда, видя, как начинается подготовка, мы писали, что ничего в срок построено не будет и людей непременно «кинут». Говоря о том, что кто-то где-то арестован, Кожемяко явно упреждал легендарный президентский вопрос: «А где посадки?» Однако, пристально наблюдая вот уже пять за развитием скандальной ситуации, мы не знаем ничего об арестах тех, кто выстраивал откровенно коррупционные схемы. А те аресты, что были — см. наши прежние публикации — имеют к грандиозному строительному провалу краевой власти крайне малое отношение.)

Встреча с президентом и вынесение проблемы на федеральный уровень — безусловно, мощный катализатор того, чтобы стройкой наконец-то занялись всерьез. Однако станет ли этот момент прорывным — большой вопрос. При этом, казалось бы, пазл складывается как никогда удачно: президент хочет, чтобы проблема была решена, губернатор тоже хочет, курирующие стройку чиновничьи структуры тоже вроде как хотят и даже проявляют недюжинное рвение (во всяком случае, в публичном пространстве), а уж как хотят скорее въехать в новые квартиры бессовестно обманутые государством дольщики, так это даже словами не передать. И даже на самой стройке после очередного бесконечно долгого перерыва наконец-то стало заметно какое-то производственное шевеление.

Однако встреча президента с общественностью была не единственным случившимся в последнее время событием, на которое обратили внимание те, кто внимательно следит за многолетними маневрами под названием «строительство микрорайона «Д». Напомним, что весь комплекс состоит из шести зданий — двух монолитных многоэтажных башен (по проекту № 25 и 26), находящихся в разной степени готовности, и четыре многосекционных панельных дома (они так в проекте и звучат № 1, 2, 3 и 4) двух разных серий — 83-й (1-й и 4-й дома) и 121-й (2-й и 3-й). В каждой из серий по одному дому находятся в высокой степени готовности, а по одному — фактически на уровне фундаментов. Теперь, казалось бы, когда определены источники и механизмы финансирования, этажи «панелек» начнут расти, как бамбук. Но почему-то этого не происходит. Почему?

Мы попытались связаться с представителями завода «Аврора» (это предприятие монопольно производит на территории Приморья панели 83-й серии). Однако они в категорической форме отказались от комментариев, заметив лишь, что с прежним застройщиком, «Приморскрайстроем», отношения складывались крайне напряженно, в силу того что последний системно нарушал собственные контрактные обязательства; что касается нового застройщика, которым фактически стал Фонд помощи обманутым дольщикам, то представитель «Авроры» предложил подождать, прежде чем давать какие-то оценки.

И если здесь ситуация относительно неопределенная, то с производством домокомплектов 121-й серии все выглядит значительно хуже. Это серию в Приморье тоже производит монополист — завод ЖБИ-3, расположенный в поселке Заводском под Артемом. На минувшей неделе наше внимание и внимание наших коллег из ГТРК «Владивосток» привлекли письма, направленные председателем профкома предприятия и его миноритарным акционером Натальей Козловой членам совета директоров компании и прокурору Артема. Так же как и ее отец, сестра и брат, Козлова проработала на заводе всю жизнь, в течение многих лет была начальником планово-экономического отдела, а потому экономику предприятия знает не понаслышке. В этих письмах Козлова рассказывает не только о вопиюще беззаконных действиях директора завода Юрия Бабича в отношении профсоюзной организации, но и — что, пожалуй, самое главное — указывает на то, что его работа направлена на преднамеренное банкротство предприятия. Автор письма, ссылаясь на данные недавней аудиторской проверки, сообщает, что по итогам 2018 года компания получила убытки в размере около 30 миллионов рублей. И только за первое полугодие 2019 года получен убыток в размере 23 миллионов рублей. Предприятие не обеспечено оборотными средствами для погашения текущей кредиторской задолженности, а реальная возможность восстановления платежеспособности отсутствует.

Понятно, что директор завода — исполнитель воли собственников. Кто они? Более 52 % акций принадлежат компаниям, учредителем которых является Сергей Андреевич Передрий. (Занятно, что зарегистрированы эти компании по одному адресу — на Авроровской, 10 во Владивостоке.) Не секрет, что с 1992 года он является одним из ключевых сотрудников компаний, принадлежащих экс-губернатору Приморья Сергею Дарькину, во время избирательной кампании был его доверенным лицом, а с 2001 по 2006 год работал вице-губернатором Приморского края. Наблюдатели считают, что и сегодня Сергей Передрий остается одним из самых ближайших и доверенных людей бывшего губернатора. А на заводе говорят, что по факту завод принадлежит именно бывшему губернатору.

Но в чем смысл умышленного банкротства? По словам экспертов, с которым мы связались, с наибольшей вероятностью здесь может реализовываться только одна идея: через механизм умышленного банкротства — избавление от других акционеров и превращение мажоритарного собственника в единственного владельца. Так ли это? Ответ мы, очевидно, узнаем в обозримое время, потому что «Новая» полагает пристально следить за происходящим процессом. Однако, если механизм банкротства действительно будет запущен, строительство одного из домов 121-й серии в микрорайоне «Д», который сейчас находится на стадии фундамента (как и многих других объектов во Владивостоке и по краю), может оказаться под большим вопросом.

Кстати, минувшим летом «Новая во Владивостоке» подробно рассказывала об искусственном, то бишь намеренном, причем по мнению суда, банкротстве некогда успешной компании тоже из строительной отрасли — ЗАО «ТМК», построившей мост через Золотой Рог и ряд других сложных и дорогих объектов. Тогда в судебных документах тоже активно мелькали фамилии людей, названия компаний и финансовых организаций, тоже аффилированных с Сергеем Дарькиным. Хотя под суд пошел только гендиректор Гребнев. На этом фоне наблюдать за развитием событий на ЖБИ-3 будет вдвойне интересно.

Есть тут и еще один интересный момент. Когда первая проектная документация на строительство многострадального микрорайона только рассматривалась, то в проект было заложено строительство всех зданий исключительно 83-й серии. Как «Лесной квартал» напротив тысячекоечной больницы — быстро, экономично, эффективно. Однако, когда проект уже был готов и оплачен, тогдашний вице-губернатор по строительству Владимир Балан, также не один год проработавший в команде Сергея Михайловича, принял решение перепроектировать (то есть оплатить из бюджета по второму разу разработку проектной документации) планируемый микрорайон. И теперь в него уже заложили три типа зданий — список см. выше. А Балан стал председателем совета директоров ОАО «ЖБИ-3», подстраховавшись, если так можно выразиться, определенным заказом.

…И еще одно событие, напрямую связанное с микрорайоном «Д», просто не может не привлечь внимание. Точнее, даже не событие, а перманентный процесс, происходящий на наших глазах. После того как государство массово «кинуло» дольщиков, последние — и тоже все более массово — начали обращаться в суды Владивостока с исковыми требованиями о взыскании неустойки с застройщика — краевого казенного предприятия «Приморкрайстрой». Практика эта общеизвестна, потому что в каждом ДДУ (договоре долевого участия) прямо оговариваются подобные права дольщика и также прямо прописываются штрафные санкции, которые методично рассчитываются, исходя из каждого дня просрочки. Напомним, что в нашем случае счет идет не на дни и даже не на месяцы, а на годы. Как правило, подобное судебное рассмотрение бывает, по сути дела, техническим, и суды — в обыкновенном порядке — массово удовлетворяют иски дольщиков; во всяком случае, именно так это происходит, когда застройщиками выступают частные девелоперы. Однако к искам, обращенным к казенному предприятию, суды, похоже, подходят несколько по-другому. Зачастую существенно снижают сумму неустойки, хотя, повторюсь, у дольщика нет права требовать несусветные миллионы — только подённый расчет, прописанный в ДДУ. Более того, суды прислушиваются к «Приморкрайстрою», который просит отложить выплату и без того срезанных неустоек как минимум до конца текущего года.

Одна из дольщиц, с которой мы встретились, Оксана Мачеча, рассказала, что в этой связи среди дольщиков ходят смутные слухи: «Приморкрайстрой» в обозримое время будет реорганизован или ликвидирован, а после этого и спросить будет не с кого. «Я привыкла верить своему государству, — сказала Оксана. — Теперь я думаю: не пора ли отсюда уезжать? Не хочу, чтоб мой сын рос в окружении несправедливости и нечестности…»

…Судебная практика всегда интересна своей статистикой. Не секрет, что одним из показателей отечественной судебной системы является количество оправдательных приговоров, которое колеблется на уровне арифметической погрешности. Что же касается нашей ситуации, то «Новая во Владивостоке» полагает начать сбор такой статистики: как и насколько полно удовлетворяются иски к частным застройщикам (и как быстро они исполняются) и как обстоят дела с исками к краевому казенному предприятию. Нам кажется, это будет весьма увлекательное чтение.

Ведь по Конституции у нас все виды собственности равны, не так ли?

№ 510 / Андрей ОСТРОВСКИЙ / 19 сентября 2019
Статьи из этого номера:

​«Кто-то где-то арестован…»

Подробнее

​Курильский тупик

Подробнее

​Блеск и нищета «китайской мечты»

Подробнее