Общество

Фундамент и история

Семь десятилетий современного Китая через призму тысячелетий

Фундамент и история

В календаре 2019 года у российско-китайских отношений несколько знаменательных событий. На первом месте, естественно, семидесятая, юбилейная годовщина образования КНР, мгновенное признание народной республики Советским Союзом и установление между ними дипломатических отношений. Именно эта политическая поддержка, а затем широкая экономическая помощь помогли Компартии Китая выстоять под напором внутренних и внешних врагов, восстановить и реформировать экономику, начать строительство нового общества.

Но отношения строятся не на пустом месте. У российско-китайских дипломатических отношений прочный фундамент и богатая история. И началась она 330 лет назад, в августе 1689 года, когда Россия и Китай подписали первый в своей истории — Нерчинский — договор. Его заключение фактически означало признание друг друга как независимых государств и положило начало дипломатическим и экономическим отношениям между ними.

А ровно через 300 лет после этого, в мае 1989 года (вот оно, одно из удивительных исторических совпадений!), состоялся визит М. Горбачева в Китай, прошли его переговоры с Дэн Сяопином, которые зафиксировали окончательную нормализацию сильно подорванных в 60–70-е годы советско-китайских отношений и положили начало их новому, современному этапу.

Между этими событиями было много интересного. Первая школа переводчиков русского языка, открытая в Пекине по личному распоряжению императора Канси в далеком 1708 году. Русская духовная миссия, прибывшая в Пекин в 1716 году, не только давшая миру плеяду блистательных китаеведов, но и служившая неофициальным русским посольством в Китае вплоть до середины XIX в. Торговые караваны, выполнявшие дипломатические, торговые, разведывательные и иные функции. Первые китайские посольства, посетившие Москву и Санкт-Петербург в 1731 и 1732 годах. Посредничество российской дипломатии во Второй опиумной войне, предотвратившее штурм Пекина англо-французскими войсками и без единого выстрела вернувшее России Приамурье и Приморье. Аренда Порт-Артура, строительство КВЖД и Русско-японская война — на территории Китая. Советские военные советники, помощь Китаю в антияпонской войне, освобождение Маньчжурии. Наконец, были март и июнь 1969 года — пограничные конфликты на советско-китайской границе, одни из немногих за долгую историю открытых военных столкновений между двумя государствами, а до и после того — ожесточенное идеологическое противостояние, в котором историческим аргументам отводилась весьма весомая роль. Все это — если не юбилейные, то памятные даты, с разным — положительным и отрицательным зарядом, но одинаково важные и поучительные. Поучительные для того, кто понимает роль и значимость исторической памяти в жизни любого государства и его международных отношениях.

Первые десять лет после образования КНР были, без преувеличения, временем самых близких и теплых, говоря языком того времени — «братских» отношений между двумя народами. К сожалению, только десять, но они заложили такой мощный фундамент, который работает по сей день. Именно на этом фундаменте построены современные отношения России с Китаем, которые с легкой руки политиков получили определение «самых лучших в истории». Самые лучшие — это не значит, что они достигли своего пика и им некуда дальше развиваться. Самые тесные и доверительные они на высшем уровне. А перечисление вызовов и проблем, которые в них присутствуют, может занять весь отведенный на эту статью объем. Но всему свое время. О проблемах и о том, как их решать, поговорим после юбилея.

Современный Китай свою историю хорошо помнит, знает и любит, по давней традиции, ее пишет и переписывает. История — это мощнейшее идеологическое оружие, именно поэтому Си Цзиньпин так часто обращается в своих выступлениях и статьях к примерам из прошлого своей страны. Но это и самый строгий учитель, невыученные уроки которого оборачиваются настоящими трагедиями для целых стран и народов. Так что переписывание истории «под себя» так же чревато будущими осложнениями, как и игнорирование ее опыта.

Кардинальное изменение хода истории, а именно это случилось 1 октября 1949 года, когда на площади Тяньаньмэнь Мао Цзэдун объявил о создании Китайской Народной Республики, всегда оборачивается грандиозными потрясениями. Первые 30 лет своего существования КНР жила как на качелях, дерзая, экспериментируя, отвергая прошлое, завоевывая авторитет, место под солнцем и право на собственный путь развития. До того как в начале 1980-х Дэн Сяопин начал проводить политику реформ и открытости и строить «социализм с китайской спецификой», были аграрная реформа, индустриализация, коллективизация, «большой скачок», «культурная революция». Каждый из этих периодов — целая эпоха, кардинально менявшая, и не всегда в лучшую сторону, жизнь сотен миллионов людей.

Пройдя через эти потрясения, Китай выстрадал собственный, уникальный путь развития, и всю вторую половину своей современной истории развивается быстро и эффективно, поражая мир своими результатами. «Китайская специфика» — это не для красного словца. Китайская специфика — это пять тысячелетий цивилизации, которая сконструировала сознание каждого китайца. Это умение терпеть и ждать, радоваться каждому мгновению жизни, стратегически мыслить и планировать будущее, быть космополитом и патриотом Китая одновременно.

Будучи почти ровесником КНР и всю свою жизнь проведя в Приморье, я невольно воспринимаю Китай через собственную историю. Мои отношения с Китаем в 2019 году также отмечают юбилей: они завязались 50 лет назад, в сентябре 1969 года, на первом курсе восточного факультета. Республика только возвращалась к нормальной жизни после вакханалии «культурной революции» и скромно отметила свое двадцатилетие. Но этот праздник мы как-то и не заметили: слишком напряженными были советско-китайские отношения. Да и знакомство с Китаем было фактически только заочным: первые иероглифы, первые лекции и книги о Китае.

С настоящим Китаем удалось встретиться только в 1984 году. С позиции сегодняшнего дня этот год — ровно половина пути, пройденного современным Китаем. Это был другой мир, больше похожий на старый, традиционный Китай. Средневековые хутуны вдоль центрального проспекта Пекина. Рисовые поля и убогие домишки напротив Английской набережной Шанхая, ныне всем известного района Пудун. Первые котлованы на месте современного Шэньчжэня. Глухие деревни, облик которых, как и образ жизни их обитателей, не менялись, наверное, последние лет пятьсот.

Сегодня Китай принципиально другой: по устройству, качеству и скорости жизни, структуре экономики и населения, облику городов и деревень, финансовым возможностям и политическим амбициям, манере одеваться и поведению китайцев. Многие века Китай исповедовал идеи закрытости и отгороженности от остального мира, который рассматривал как чуждый самой китайской цивилизации. Сегодня логика развития диктует принципиально другие идеи. Сегодня жизненное пространство для развития — весь мир.

В такой ситуации Поднебесное государство оказалось впервые в своей истории. Груз ответственности огромен. Цена любой ошибки исключительно велика. Китайские руководители заявляют, что их стратегическая линия — строительство человеческого сообщества единой судьбы. Объявляют о готовности быть лидером «открытой экономики». Хватит ли сил, умения, гибкости, твердости и многих иных качеств, чтобы осуществить задуманное? История покажет и расскажет.

Следующий ориентир для развития Китая — 2049 год, год столетнего юбилея КНР. В мире немало сил, которые постараются, чтобы до этого юбилея Китайская Народная Республика не дожила. Главный повод для нападок на современный Китай на Западе — «отсутствие демократии» и «тоталитарный характер власти». Но в Китае хорошо помнят, что крушение великих империй — Хань, Тан, Мин, Цин — происходило прежде всего по причине внутренней нестабильности, которой пользовались внешние враги Поднебесной. Духовное состояние китайского общества — главная тревога и забота нынешнего руководства Китая. Развитие гражданских инициатив, широкое привлечение граждан к управлению государством становится магистральным путем развития китайского общества. И все это — под руководством и идеологическим обеспечением со стороны КПК. Если и демократия, то «с китайской спецификой», и никто не докажет, что такая демократия менее гуманна и эффективна, чем демократия по западному образцу. В Пекине прекрасно помнят, что для первого в мире социалистического государства — СССР — 70-летний юбилей революции стал критической точкой. Компартия Китая внимательно изучает советский опыт и не намерена, да и не имеет права повторять ошибок КПСС. Последствия не только для Китая, но и всего мира будут катастрофическими.

В любом случае 70-летний юбилей — это не только повод запускать фейерверки и пить шампанское. Это повод оценить прошлое и проектировать будущее. Следующее десятилетие будет для Китая критическим. Как и для всего мира.

№ 512 / Виктор ЛАРИН / 03 октября 2019
Статьи из этого номера:

​Мусорная история

Подробнее

​Полосатое нашествие

Подробнее

Фундамент и история

Подробнее