Спорт

​Чемодан, вокзал, Балашиха

Илье Ковальчуку намекнули, что пора возвращаться в Россию

​Чемодан, вокзал, Балашиха

А кому за океаном легко? Хочешь играть в НХЛ — получай не только деньги, но и шишки. Лучшего российского форварда последних лет Никиту Гусева держат в черном теле в «Нью-Джерси». Лучший российский голкипер Сергей Бобровский через матч пропускает по четыре гола во «Флориде». У лучшего нападающего прошлого заокеанского сезона Никиты Кучерова сбился прицел в «Тампе». Самый высокооплачиваемый российский игрок НХЛ Артемий Панарин не уходит со льда с набранными очками больше 10 матчей подряд, но его «Рейнджерс» болтается внизу таблицы Восточной конференции. Если кто и привычно зажигает, так это Александр Овечкин со «штрафником» Евгением Кузнецовым в «Вашингтоне».

И все-таки тяжелее всех Илье Ковальчуку. Нет, его не травмировали, с ним ничего плохого не случилось — просто его отлучили от хоккея, выведя из состава, после чего безнадежный аутсайдер «Лос-Анджелеса» выиграл три матча подряд. Потом, правда, уступил с сухим счетом, но возвращать на лед звездного ветерана, похоже, не собирается. Тренироваться Илье не препятствуют, а вот играть не дают. Это не просто намек — это предложение расстаться по-хорошему.

Когда полтора года назад Ковальчук твердо решил вернуться в НХЛ, спрос на 35-летнего форварда превысил самые оптимистичные ожидания. В частности, его хотел видеть в своих рядах вполне себе конкурентоспособный «Бостон», но предложение «Лос-Анджелес Кингз» оказалось заманчивее — трехлетний контракт на сумму 18,5 миллиона долларов с разного рода преференциями.

Выбор оказался ловушкой — как для клуба, так и для самого Ковальчука.

Конечно, калифорнийцы очень сильно рисковали. Брать возрастного форварда, лучшие годы которого позади, и рассчитывать, что с его помощью можно перезагрузить ситуацию — а «короли» после двух побед в Кубке Стэнли-2012 и 2014 неуклонно сползают вниз — было вроде как верхом наивности. Подобные истории для лиги, живущей по жестким законам бизнеса, нехарактерны. И сентиментальность тут ни при чем — с «Лос-Анджелесом» Ковальчука ничто не связывало.

Возможно, в клубе помнили финал Кубка Стэнли-2012, когда Илья с «Нью-Джерси» как раз «Лос-Анджелесу» и уступил, но играл тогда превосходно. С репутацией тоже все было в порядке — яркий дебют с не менее ярким личным 8-летним продолжением в «Атланте» (просто так в символическую вторую пятерку первого десятилетия нового столетия не попадают), куча снайперских и бомбардирских рекордов, несомненные профессиональные и лидерские качества, подтвержденные и 100-миллионным контрактом с «Нью-Джерси», который должен был закончиться только в 2025 году, — нет, Илья Ковальчук и для НХЛ остался легендой, даже после того, как шесть лет назад вернулся в Россию и провел пять сезонов за СКА.

Сезонов, конечно, неоднозначных, с несколько переоцененной звездностью форварда, которому здесь могли платить даже больше, чем в НХЛ. Но так или иначе, самым ценным игроком победного для Питера плей-офф-2015 назвали именно Ковальчука. А еще через три года его признали самым ценным игроком первого золотого для России хоккейного олимпийского турнира в Пхенчхане-2018. Для НХЛ, которая Олимпиаду проигнорировала, звание MVP вряд ли многое значило, но тем не менее это служило подтверждением того, что ветеран остается значимой для мирового хоккея фигурой.

В России Ковальчуку многое могли простить за два подряд чемпионата мира на исходе нулевых. Героем победного Квебека-2008 он стал за несколько минут невероятного камбэка в финале с Канадой, забросив две решающие шайбы. Страна запомнила именно это, а не то, что турнир Ковальчук проваливал по всем параметрам. Больше того — тогда Илью в России признали лучшим спортсменом года. Во второй подряд золотой успех национальной сборной России Ковальчук внес куда больший вклад, заслуженно став MVP турнира, — так, как он играл на команду в Берне-2009, он никогда больше не играл. У меня было ощущение, что в тяжелейшем финале против сборной Канады он вообще не уходил со льда, цифры подтверждают — 30 минут 33 секунды на площадке, пахота не на жизнь, а на смерть.

20 лет в большом хоккее, пять олимпийских турниров, 11 чемпионатов мира, 51 гол за сборную на главных турнирах (лучший результат среди действующих хоккеистов),

на которых без заброшенных шайб Ковальчук ни разу не оставался, — одного этого хватит, чтобы стать легендой. Но за океан он отправился не в последнюю очередь ради того, чтобы добавить к титулам со сборной недостающее для тройного золотого клуба звено — Кубок Стэнли. Во всяком случае, Илья сам так говорил. По отношению к возможностям его нового клуба это было даже не смешно.

Даже в СКА, по составу на голову превосходящем остальные клубы Континентальной хоккейной лиги, Ковальчук однажды ухитрился завершить сезон с отрицательным показателем полезности. Даже в СКА, где он был фигурой неприкосновенной, его выводили из состава в разгар плей-офф. Даже в национальной сборной, в которой Илью всегда ждали (а от него ни одного отказа не было), ему, в конце концов, не смогли найти подобающего статусу места. Это, правда, случилось уже нынешней весной в Братиславе, где Ковальчук капитанствовал в самой звездной за последние годы сборной, одновременно находясь в ней даже не на вторых, а на третьих ролях.

Но это было уже после провального сезона в «Лос-Анджелесе», который звездный ветеран завершил с ужасающим показателем полезности «-26», скромными бомбардирскими достижениями и форвардом третьего-четвертого звена. Брали Ковальчука, конечно, не для этого. Но что-то не срослось в отношениях с тренером Уилли Дежарденом, и вообще обоюдные ожидания явно не совпадали с реальностью. Той интенсивности, которой требовали от Ковальчука, он проявить уже не мог, а использовать его сильные креативные качества не позволяли ни игровая схема, ни перманентно тяжелая турнирная ситуация. На пике непонимания в феврале Ковальчук заявил, что будет делать для команды все, что в его силах, «потому что подписал здесь контракт» и потому что «семья любит этот город». Но Лос-Анджелес Ковальчука не полюбил.

Со сменой тренера не только ничего не изменилось, но дела пошли еще хуже. И у команды, и, собственно, у Ковальчука. При Тодде Маклеллане «Лос-Анджелес» прочно завяз в болоте, а один из лучших бомбардиров мирового хоккея в первых 17 матчах сезона забросил три шайбы и добавил к ним шесть результативных передач, показатель полезности составил «-10». Не самые худшие в плохо играющей всей команде результаты, но Илья Ковальчук не без своего участия (это не касается профессионального отношения к делу, а лишь непосредственно вклада в игру)

оказался самой удобной фигурой, на которую можно было сбросить весь негатив, чтобы хоть как-то переломить незавидную ситуацию.

Вообще-то игроков такого масштаба за пределы состава не выводят — это слишком унизительно, но другого выхода в «Лос-Анджелесе», очевидно, не видели.

Но контракт есть контракт, тем более составленный чрезвычайно умно. Без согласия самого игрока ни обменять, ни сослать Ковальчука в фарм-клуб «Лос-Анджелес» не может. К середине декабря форварду выплатят $5,3 миллиона и будут примерно столько же должны до лета 2021 года. При любом исходе истории контракт остается под потолком зарплат, «Лос-Анджелес» мало что выиграет, если Ковальчук сам захочет уйти. Форвард финансово защищен и может спокойно либо смириться со своей новой участью и ждать завершения карьеры, сидя на лавке, либо предпринимать какие-то резкие шаги со своей стороны. Они тоже чреваты и рисками, и потерей житейского комфорта, обмен в какой-то другой клуб НХЛ выглядит сомнительным, а возвращаться в Россию, похоже, не хочется.

Но вариант с Россией как раз наиболее реален. Сейчас Илью Ковальчука усиленно сватают в омский «Авангард», который второй год базируется в подмосковной Балашихе и возглавляет который старый знакомый форварда еще по «Атланте» Боб Хартли. Это можно было бы считать хеппи-эндом, если бы не одно обстоятельство: а может, это все, и пора заканчивать? Что, если и на Балашиху сил не хватит, а взаимные ожидания сменятся горчайшим разочарованием?

Ситуация далеко еще не разрешилась и оставляет вопросы. Проще всего было бы, если бы они лежали исключительно в финансовой плоскости. Но Ковальчук, похоже, еще не наигрался.

№ 519 / Владимир МОЗГОВОЙ / 21 ноября 2019
Статьи из этого номера:

​Город против Городнего?

Подробнее

​Страна «потерпевших»

Подробнее

​Бюджет-2020 пошел

Подробнее