Экономика

​Алушта: мертвый сезон

Жадность администрации и «мафии» топит полуостров Крым

​Алушта: мертвый сезон

Грустное зрелище представляет собой первая линия у моря в Алуште вечером не в сезон. Никто не гуляет по дежурно освещенной набережной, ни одно окошко не горит в насупившихся зданиях отелей, хотя все они были бы готовы принимать гостей круглый год. Но все портят Турция и «человеческий фактор».

Раньше поток был чуть гуще: кроме россиян, которые не могут позволить себе море в высокий сезон, приезжали граждане Украины и Беларуси (теперь из Киева или Минска добраться в Крым можно только через Москву), в отелях проходили конференции с участием гостей из других стран (ныне из-за санкций они не ездят вовсе). Закон «об иностранных агентах», наряду с НКО, подрубил корни и гостиниц, прежде проводивших такие конференции, а заодно и иностранные деньги за их организацию (и не только в Крыму, но здесь особенно).

Что делать руководству Алушты и Крыма? Географию распоряжением не поменяешь, да и «геополитика» для них — такая же данность, как температура воды в море. Однако кроме просто климата бывает еще инвестиционный климат, и он-то от руководства очень даже зависит…

* * *

С рубежа 2000-х годов крупнейшим российским частным инвестором в Алуште был и пока остается акционер «Новой газеты» Александр Лебедев. В «Профессорском уголке» (это правый край берега, если встать лицом к морю) его Национальной резервной корпорации принадлежат два крупных пансионата: «Море» (с новейшей медицинской клиникой) и «Миндальная роща», — которые были полностью построены или перестроены за последние годы, а также ряд исторических объектов недвижимости.

В высокий сезон «на Лебедева» в Алуште работает до 1500 человек, но с ноября по апрель продажа путевок в основном прекращается и объекты консервируются, хотя на них все равно остается до 700 сотрудников. Выручка за сезон полностью «проедается» в межсезонье, и лишь в последние годы общий баланс удавалось свести примерно к нулю. В бюджеты всех уровней пансионаты уплатили за год до 100 млн рублей налогов, но и сверх того, не считая фестивалей: поднят из руин театр Чехова в Ялте, произведен ремонт 3 км набережной в «Профессорском уголке», которая теперь резко отличается от пришедшей в негодность (а когда-то точно такой же) набережной на левом краю Алушты. И где эти налоги?

Лебедев говорит, что если бы он хотел извлекать прибыль, то построил бы пансионат на Мальдивах. Верить ему на слово мы не обязаны, но действия предпринимателя подтверждают, что вся его крымская затея — не коммерческий, а социальный и культурный проект. Человек с фантазией (а иначе с чего бы он много лет поддерживал «Новую газету»?), он грезит о времени, когда по Крыму будут ездить только электромобили, а экология здесь станет лучшей в мире. Экологическая повестка, разворачиваясь поверх межгосударственной, позволит вернуть полуостров в сферу международного внимания, при том что политические вопросы никто тут пока обсуждать не готов. Но это мечты, а мэрия города мыслит другими, более приземленными категориями…

* * *

Наряду с правом собственности на приобретенные и построенные объекты структуры Национальной резервной корпорации в 2008 году заключили с администрацией Алушты (тогда еще работавшей под украинским флагом) договоры аренды на 49 лет на несколько примыкающих к этим объектам участков. Один из них предполагалось застроить (что постепенно и происходит), второй, площадью около 6 гектаров, представляет собой крутой откос к морю, живописно поросший лесом. Возвести тут что-либо можно, лишь обезлесив и изуродовав склон, и эта аренда важна только как гарантия сохранения ландшафта.

…В августе 2017 года администрация Алушты поставила пансионаты в известность, что с января арендная плата за земельные участки была увеличена в 7–14 раз, насчитала тут же и пеню и предъявила иск в Арбитражный суд в общей сложности примерно на 20 млн руб. В кулуарных разговорах мэр города Галина Огнева, у которой с Лебедевым сложились самые милые отношения, якобы пояснила, что это как бы понарошку, особенно биться в суде никто не будет. Ее заверения не нашли отражения в бумагах, но в переговорах участвовали юристы обеих сторон, один вице-губернатор Крыма и еще один человек «из местных».

Александр Лебедев. Фото: архив «Новой»

Постановление совета министров Республики Крым от 12 декабря 2014 г. № 450 «О плате за земельные участки, которые расположены на территории Республики Крым», установило (вплоть до утверждения кадастровой стоимости, которая до сих пор так и не определена) два способа исчисления базовой арендной ставки для квадратного метра крымской земли. Для участков, предоставляемых с 1 января 2015 года, а также для тех, в отношении которых у их арендаторов не сохранились документы, выданные «еще при Украине», были установлены новые ставки в зависимости от местоположения и качества земельных участков и вида их разрешенного использования (ВРИ). А для тех участков, на которые у пользователей были «украинские» документы (выданные теми же самыми муниципальными органами, хотя и сменившими флаги), прежняя ставка аренды в гривнах переводится в рубли с коэффициентом 3,8 и с последующим увеличением на процент инфляции.

В начале зимы 2018 года арбитражный суд Республики Крым отказал администрации в исках к пансионатам, указав, что прежний договор аренды, заключенный на 49 лет между одними и теми же, по сути, субъектами, сохраняет силу, и его условия в одностороннем порядке изменены быть не могут. Несмотря на заверения о том, что никто всерьез упираться не будет, решения в пользу Лебедева (два — по двум участкам; в принципе, они идентичны) были обжалованы в 21-м арбитражном апелляционном суде, который оставил их без изменений, а затем и в кассационном арбитражном суде Центрального округа в Калуге. И в Калуге все развернулось в обратную сторону: этот суд вернул дело на новое рассмотрение в Крым, указав, что предметом спора здесь является не ставка по договору аренды, а ВРИ — вид разрешенного использования земельных участков.

Когда в марте 2014 года Крымский полуостров заснул в Украине, а проснулся в России, оказалось, что сложная, не всегда понятная даже специалистам градация ВРИ не вполне совпадает по-украински и по-русски. В начальной неразберихе переходного периода

для прибрежных пансионатов ВРИ был изменен с украинской «рекреации» на русский «туризм» как на что-то наиболее близкое по смыслу, однако вскоре оказалось, что это подразумевает коммерческое использование.

И в 2019 году администрация Алушты заявила (уже в четвертом суде и снова в первой инстанции), что земля «под гостиницы» используется для извлечения прибыли — вот ставка и выросла (в 7–14 раз!).

В таком виде спор опять прошел все инстанции вплоть до отказа в Верховном суде РФ и теперь уже не в пользу структур Национальной резервной корпорации. Но аргумента о ВРИ не было в первоначальном иске, и вопрос о том, могли ли арбитражные судьи сами так изменить предмет спора, остается дискуссионным. Своя логика в этом есть, но тогда, сделав один шаг, надо было сделать и второй: услышать аргументы пансионатов о том, как можно использовать спорные участки фактически. Вот чарующий красками вид с моря (или сверху) на крутой, лесистый, «девственный» (то есть рукой и киркой человека еще не тронутый) склон. Каково же его «коммерческое» использование, пусть даже этот участок (весьма произвольно!) отнесен к «туризму»?

В гражданском праве действует (хотя в отношениях с госструктурами все слабее и слабее) принцип «диспозитивности», что на обычный русский я бы перевел как «полюбовно» — по соглашению сторон. Так, по идее, должен был решаться и этот спор: походили бы по горам, посмотрели: вот тут можно что-то построить, но не гостиницу, тут можно сложить стройматериалы, а здесь вообще ничего нельзя трогать…

Но буквально назавтра, после того как первый суд в Крыму вынес решение не в пользу мэрии, прокуратура РК произвела «плановую проверку использования земель» в Алуште и (вдруг!) обнаружила, что еще в 2008 году местный сельский совет (в Украине!) якобы неправильно предоставил земельный участок, где за эти годы был построен и уже введен в эксплуатацию 8-этажный новый корпус пансионата «Море». В феврале 2018 года в суд был заявлен иск об изъятии этого участка, но с тех пор он так и лежит без движения: прокуратура все время подкладывает какие-то новые бумаги. Вникать в эту историю мы не будем — тут давно пропущен срок исковой давности, и это просто некая дополнительная страшилка, работающая параллельно с давлением по линии аренды.

А еще иск к Национальной резервной корпорации, требуя продажи с торгов двух ее объектов, находящихся в залоге у лопнувшего банка, вскоре предъявил Фонд защиты вкладчиков — он был создан по инициативе вице-премьера РК Виталия Нахлупина для защиты интересов тех, кто пострадал от банкротств коммерческих структур в Украине, ставших следствием присоединения Крыма к России. Никаких сведений о тратах в пользу «вкладчиков» этот фонд не представил, перспектив у его иска, похоже, тоже нет, но это еще одна угроза, искусственно осложняющая положение инвестора…

Лебедев утверждает, что при новых ставках аренды доходы пансионатов не покроют их расходов, а общий проигрыш в арбитражных судах вместе с пеней (порядка 50 млн руб.) уже сравнялся с годовой выручкой пансионатов. Другие отели (помельче) смогли договориться об изменении ВРИ с «туризма» на некоммерческое использование как-то «полюбовно»,

но Лебедев считает, что сделал для Крыма достаточно, чтобы с ним здесь разговаривали официально и по закону.

На словах его поддерживает глава Крыма Сергей Аксенов, заявивший, что одностороннее изменение ставок аренды — это «хамство по отношению к инвестору». Но администрация его распоряжение о пересмотре ВРИ с учетом фактических возможностей использования участков не выполняет.

* * *

Отправляя меня в Крым, «Новая» послала письмо главе республики Сергею Аксенову с просьбой о встрече. Приехав в Алушту, я позвонил с такой же просьбой в приемную мэра. Галина Огнева передала через помощников, что из-за занятости «на этой неделе» она со мной встретиться не сможет, а из аппарата главы РК ответа мы вообще не получили.

Странно: чтобы не найти 15 минут, не представить свои аргументы — они же, наверное, есть? Может быть, разгадка в том, что в октябре прошлого года был задержан и находится под стражей вице-премьер РК Виталий Нахлупин (тот самый глава Фонда защиты вкладчиков). Нахлупину и еще двоим крымским чиновникам предъявлено обвинение в систематическом получении взяток в особо крупных размерах. Дело вскоре должно быть передано в суд, а пока подробности не особенно известны (но фото экс-вице-премьера есть в интернете, и оно красноречиво).

У Лебедева Нахлупин взяток точно не вымогал, но на имя его жены зарегистрирована масса компаний, занимающихся в том числе инвестициями в Крыму. Как утверждает Лебедев и его сотрудники, все серьезные вопросы, включая связанные с арендой земли в Алуште, обсуждались мэром Огневой только в присутствии Нахлупина и еще одного человека «из местных», который официальными полномочиями в этих вопросах не обладает. По уголовному делу он не проходит, поэтому мы его называть не будем, а главе Крыма его имя и так известно.

Мэрия Алушты пока занята — наряду с обустройством собственного здания (пожалуй, единственного, достойно отремонтированного в городе за счет бюджета) — перекройкой пляжей и перепродажей освобождающихся прибрежных «пятаков».

Особенно жаль волшебный лесистый склон, который природа создавала тысячелетиями.

№ 520 / Леонид НИКИТИНСКИЙ / 28 ноября 2019
Статьи из этого номера:

​Попались в маршрутную сеть

Подробнее

​Простые истины

Подробнее

​Дорогие «японки»

Подробнее