Экология

​Как Африка угрожает Приморью

Дальневосточные экологи: в защите нуждаются не только тигры с леопардами, но и журавли с лососями

​Как Африка угрожает Приморью

Директор Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы (WWF России) Петр Осипов на встрече с журналистами подвел итоги 2019 года и рассказал о планах на будущее.

О «флаговых» (приоритетных) видах

— Мы продолжаем работу по сохранению редких видов. Флаговыми видами для нас остаются тигр, леопард, дальневосточный аист… В результате более чем 20-летней работы численность аиста выросла почти вдвое — в 1,85 раза, это очень хорошая цифра. Специалисты говорят, что уже можно менять статус угрожаемости этого вида и говорить о том, что популяция действительно стабильна. Чрезвычайно важно, что к этой работе присоединяется Южная Корея. Подписан совместный меморандум о том, что на трансграничной территории, в первую очередь на Ханке, будут установлены новые гнездовые опоры. Дело в том, что некоторая часть аистов улетает зимовать не в Китай, а на Корейский полуостров. Поскольку эта птица — очень важный символ для Кореи, наши корейские коллеги сами ведут работу по ее сохранению и поддерживают нашу деятельность здесь.

В нашем внимании очень нуждаются журавли. 2020 год будет объявлен Всемирным годом журавля. Нужно понять, что угрожает птицам — в первую очередь это пожары, активное развитие сельского хозяйства… — и что с этим можно делать.

По-прежнему на повестке дня остаются дальневосточная черепаха (на ее численности сказываются наводнения, когда полностью заливаются места, где она откладывает яйца) и все осетровые. Работа на воде требует ГСМ в безумных количествах. К сожалению, пока мы не можем найти поддержку на работу по сохранению осетровых.

Об африканской чуме свиней

— В этом году для наших хищников появились новые угрозы. Африканская чума свиней очень серьезно скажется на численности кабана, соответственно — и на хищниках (осенью в Приморье было выявлено несколько очагов вируса африканской чумы свиней — в Красноармейском, Ханкайском, Пожарском, Дальнереченском, Пограничном районах, в Лесозаводске. — Ред.). При недостатке корма тигры все чаще выходят к людям. В этих условиях становится чрезвычайно важна работа конфликтных групп. Мы усилим поддержку этих групп, особенно в тех местах, где сейчас тигр восстанавливается, например в Еврейской автономной области.

Ситуация с уменьшением численности кабана, которое может произойти в результате эпизоотии африканской чумы свиней, требует дополнительных мер. Еще в 2018 году, понимая, что в Китае эта зараза есть и она может прийти сюда, наш отдел по сохранению биоразнообразия во главе с Павлом Фоменко начал отработку методик подъема численности других копытных, альтернативных кабану, в частности оленя.

О новом тигрином саммите

— Благодаря инициативе президента России в 2022 году состоится тигриный саммит. Очень приятно, что на этот раз он пройдет не в Санкт-Петербурге, а во Владивостоке, соответствующие решения правительством РФ уже приняты. Символично, что 2022 год совпадет с Годом тигра по восточному календарю. Работа по сохранению амурского тигра должна идти не только в России, но и в Китае. Мы очень надеемся на новый виток трансграничного сотрудничества.

О реинтродукции леопарда

— К сожалению, в первую очередь нас тормозят бюрократические процедуры (речь идет о проекте реинтродукции леопарда на юге Сихотэ-Алиня, в Лазовском районе — о создании второй популяции этой редчайшей кошки вдобавок к той, что обитает на юго-западе Приморья. — Ред.). Основная проблема — турбулентность нашего министерства (Минприроды РФ. — Ред.): смена министра, смена команды. Руководство департамента по особо охраняемым природным территориям (ООПТ) меняется уже третий раз, каждый раз нужно все проговаривать по-новому. Мы очень надеемся, что в ближайшее время будет организовано совещание по этому поводу и что в 2020 году мы этот процесс все-таки запустим.

О заповедной системе

— В этом году в Приморье создан Комиссаровский заказник, который важен не только для сохранения тигра и леопарда на территории самого края. Он имеет международное значение, поскольку связывает две ООПТ в Китае, между которыми — очень серьезный сельскохозяйственный разрыв. По территории России, по сохранившимся у нас лесным угодьям тигры вполне могут путешествовать между двумя этими ООПТ. Сейчас решается вопрос, какую стартовую поддержку мы можем оказать Комиссаровскому заказнику, какую технику приобрести для эффективной охраны этой территории.

В Приморском крае создание системы ООПТ в целом завершено. Есть большие планы по развитию сети ООПТ в Забайкальском крае. Есть перспективные территории для охраны аиста и журавля в Амурской области, Еврейской АО, Хабаровском крае.

Передача (Морского и Уссурийского заповедников из ведения Минобрнауки под крыло Минприроды РФ. — Ред.), с моей точки зрения, — это однозначно хорошо. В последние годы складывалась довольно странная ситуация, когда Министерство образования и науки не поддерживало систему охраны заповедников. Сосредоточение в руках Министерства природных ресурсов всей системы ООПТ — это благо, единые прозрачные правила игры. Это ничуть не ослабляет науку — возможность работы на территории заповедников у научных учреждений есть всегда. Насчет того, что эти заповедники могут войти в структуру национального парка «Земля леопарда» — скорее всего, будет объединенная дирекция с двумя дополнительными филиалами, но говорить о том, какое решение примет министерство, я не могу. Территория Уссурийского заповедника очень перспективна для леопарда. Естественно, при любой реорганизации есть опасения по части сохранения эффективности, но думаю, что нынешнее руководство нацпарка справится с этими проблемами.

Национальный парк «Земля леопарда» ведет работу по созданию международной ООПТ на базе самой «Земли леопарда» и парка тигров и леопардов, который создается в Китае. Также ведется работа по созданию международного резервата на Малом Хингане — на территории Китая и ЕАО. Эта территория — перспективный коридор для соединения популяций российских и китайских тигров.

О красной рыбе

— С 2017 года от местных жителей поступала информация о том, что лососей на Амуре становится все меньше. Первыми забили тревогу коренные народы. Мы занялись проверкой состояния нерестилищ, чтобы выявить, насколько серьезна проблема. Проблема оказалась просто страшной. Норма составляет 50 особей лосося на 100 квадратных метров нерестилища. Сейчас на эти 100 метров приходится всего 0,1 рыбы! Ситуация чрезвычайно плохая. Через 4–5 лет возврата рыбы не будет, рыбакам на Амуре делать станет нечего. Это будет проблема не только коренных народов, но целой отрасли. На уровне правительства Хабаровского края уже введены очень серьезные ограничения по количеству орудий лова, по срокам. В перспективе нужно пересматривать стратегию развития рыбной отрасли, чтобы она была устойчивой, иначе мы просто лишимся ресурса.

Мы будем продвигать идею о том, что необходимо изменить метод расчёта допустимой нагрузки на популяцию лососевых. Всероссийским НИИ рыбного хозяйства принято очень важное решение о проведении лососевой съёмки на Амуре. Этого давным-давно не делалось, проводились только точечные исследования. Сплошная съемка даст новое понимание того, в каком состоянии находится популяция. То, что выявляется на нерестилищах, — это неполные данные.

Еще одна угроза в целом для рыбы — изменения в Лесном кодексе, которые ликвидировали понятие нерестоохранных полос. Рубки на берегах водоемов приводят к изменению гидрологического режима (река начинает высыхать), к изменению температуры. Река заиливается, нерестилища просто-напросто убиваются. В рамках Международного года лосося была проведена большая работа за сохранение нерестоохранных полос. В результате принято решение о том, что, несмотря на то что это понятие из Лесного кодекса убирается, нерестоохранные полосы переведут в другую категорию — рыбохозяйственных защитных зон.

№ 523 / Василий МАКАРОВ / 19 декабря 2019
Статьи из этого номера:

​Исключительно гибкая система

Подробнее

​Советский блицкриг в Маньчжурии: красноармейцы против белокитайцев

Подробнее

​Эстафета от Арсеньева

Подробнее