Экономика

​Сферический триллион в «Эфире»

Как «Роскосмос» конкурирует с Илоном Маском за глобальный спутниковый интернет

​Сферический триллион в «Эфире»

В конце ноября в России начали строить завод по производству спутников для «Сферы». Это перспективный проект глобальной спутниковой системы связи, запуск которого анонсировал летом 2018 года президент Владимир Путин. По неофициальным данным, общая стоимость «Сферы» составит около триллиона рублей. При этом у «Роскосмоса» есть и другой проект с похожей идеей —«Эфир» (прямой конкурент Starlink Илона Маска и британской OneWeb), стоимость которого оценивается в 500 миллиардов рублей. Реализация как минимум одного из них должна начаться в ближайшие годы. Однако к декабрю стало ясно, что инвесторов у проектов нет, средства в бюджете на них тоже не заложены. На этом фоне в руководстве «Роскосмоса» назревает крупнейший за последнее время конфликт. Корреспондент «Новой» разбиралась в истории «Эфира» и «Сферы» и выяснила, есть ли у проектов будущее.

Сотни спутников через полвека

Журналисты часто уверенно называют проект «Эфир» частью проекта «Сфера» (что совершенно точно не так, во всяком случае, пока) или вовсе их путают. Это неудивительно: сами представители «Роскосмоса» неоднократно вводили окружающих в заблуждение противоречивыми заявлениями.

Основная путаница возникла более года назад. Среди профессионального сообщества широко обсуждается история о том, что 7 июня 2018 года президент России

Владимир Путин во время «прямой линии» собирался проанонсировать именно проект «Эфир», но что-то пошло не так, и глава государства назвал его «Сферой», попутно увеличив обещанное количество спутников более чем в два раза.

Владимир Путин, выступая в 2018 году во время прямой линии, назвал проект «Эфир» — «Сферой», и началась путаница. Фото: kremlin.ru

Разумеется, никакого подтверждения этим данным найти не удалось, более того, есть ряд противоречий, которые позволяют проследить историю обоих проектов и четко разграничить их даже идейно. Однако в тот же день занимавший тогда пост исполнительного директора «Роскосмоса» по развитию бизнеса и коммерциализации Антон Жиганов заявил РИА «Новости», что представленный президентом проект глобальной спутниковой системы «Сфера» является доработанной версией ранее анонсированной системы связи «Эфир».

«Принципиальное отличие проектов «Сфера» и «Эфир» в том, что первый — это объединение нескольких подсистем в одной системе, а второй — просто отдельный монопроект. Именно «Эфир» можно свободно назвать конкурентом, например, OneWeb, и не только его», — говорят собеседники «Новой».

«Сфера» — это спутниковая система, в которой собраны высокоэллиптические спутники для широкополосного доступа «Экспресс-РВ», низкоорбитальные спутники низкоскоростной передачи данных для интернета вещей «Гонец», геостационарные спутники «Луч» с функцией межспутниковой ретрансляции, средние орбитальные спутники «Скиф», помимо этого спутники дистанционного зондирования земли (ДЗЗ), глобальная система передачи данных «Марафон IoT/M2M», а также навигационная система ГЛОНАСС. Планируется запустить все 640 составляющих систему спутников с 2022 по 2028 год. «То есть «Сфера» — это большая программа, где пять направлений связи, три вида ДЗЗ и навигация. Главная мысль проекта заключается в том, что в «Сфере» каждая из систем может быть отдельной системой и исправно работать, независимо от других, а задача самой «Сферы» — их как бы взаимоувязать, и все», — резюмирует источник «Новой газеты», знакомый с обоими проектами и участвовавший в разработке одного из них, но пожелавший остаться неизвестным.

Что касается проекта «Эфир», то по проекту он должен представлять около 300 спутников на одной орбите и с идентичным функционалом. «То есть это только телекоммуникационные серийные спутники для широкополосного интернета», — говорит собеседник «Новой газеты», отмечая, что «Эфир» можно сравнивать не только с уже широко известным британским OneWeb, а также Starlink компании SpaceX Илона Маска, но и с уже потенциально входящей в «Сферу» системой «Экспресс-РВ».

Директор «Роскосмоса» по развитию бизнеса и коммерциализации Антон Жиганов. Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Как напоминают источники, реализация «Эфира», который анонсировался еще раньше («Эфир» иначе — глобальная многофункциональная инфокоммуникационная спутниковая система; впервые о планах создать ГМИСС стало известно осенью 2017 года), должна была происходить в рамках национальной программы «Цифровая экономика» при условии поиска софинансирования. «Дочка» «Роскосмоса» — «Российские космические системы (РКС)», автор проекта, — пыталась предложить участие «Ростелекому», Внешэкономбанку и другим игрокам. «Но эта идея никого не впечатлила. Собственно, просто не нашлось финансирования, и их вычеркнули», — говорит высокопоставленный источник, знакомый с ходом обсуждения проекта. «С приходом Тюлина (имеется в виду глава РКС Андрей Тюлин, руководит компанией с августа 2014 года. — А. Д.) начались попытки сделать «Эфир» хоть в каком-то виде, но за все эти годы не нашлось ни одного потенциального соинвестора, очевидно же, что-то с этим проектом не в порядке», — говорит источник «Новой газеты».

«Давайте по-простому: есть ли вообще у РКС возможность подготовить несколько сотен спутников? За сколько? Лет за 50?» — резко резюмирует он.

Несколько собеседников «Новой» также подчеркивают, что проект «Сфера» вызывает у них не меньше вопросов, и не только в связи с его огромной стоимостью. «Зачем сливать воедино несколько систем, если они либо функционируют нормально по отдельности, либо не будут работать ни внутри большой системы, ни самостоятельно?» — говорит источник. В качестве не очень удачных примеров он приводит проекты «Скиф» и «Марафон»: попытки реализовать первый предпринимаются уже около шести лет, а идея сделать второй — около десяти. «Леса рук по инвестированию нет, поэтому все пошли за бюджетом», — говорит собеседник «Новой газеты». В качестве аргументов против проекта «Сфера» источники также отмечают несогласование со стороны Минобороны РФ: «Их довольно сложно убедить в том, что у них нет чего-то такого, что есть в «Сфере». Однако в сентябре 2019 года проект все же одобрила коллегия ВПК.

Космические сваи

Фото: Елена Афонина / ТАСС

Осенью компания «Газпром космические системы» начала строительство в подмосковном Щелково сборочного производства космических аппаратов многофункциональной спутниковой системы «Сфера». 25 ноября в забивании первой сваи производственного корпуса приняли участие зампред «Газпрома» Виталий Маркелов, зампред правительства Московской области Вадим Хромов и первый замгендиректора «Роскосмоса» Юрий Урличич. «Ввод в эксплуатацию планируется на третий квартал 2022 года», — заявил также присутствовавший на мероприятии гендиректор «Газпром космические системы» Дмитрий Севастьянов.

Общая площадь здания центра сборки и испытаний должна превысить 17 тысяч квадратных метров. Заявлено, что созданием завода «под ключ» занимаются итальянская Codest и итало-французская Thales Alenia Space. По плану, завод сможет ежегодно производить до четырех крупных космических аппаратов и до сотни малых спутников. Соглашение о сотрудничестве в сборке космических аппаратов «Газпром космические системы» и «Роскосмос» подписали за год до этого, сами же планы строительства сборочного корпуса были впервые объявлены в прессе еще в 2012 году. Завод тогда планировалось построить к 2017 году, но затем сроки были перенесены на три года. «Это не просто сборочное производство, когда мы отверткой из импортных комплектующих собираем что-то. Это будет высокотехнологичное производство, которое будет включать в себя и сборку, и испытания, и, конечно, мы надеемся на производство комплектации в России», — сказал на церемонии открытия Урличич.

Старт строительства стал не единственным мероприятием за последние месяцы, напрямую связанным с проектом «Сфера». Так, например, 12 ноября в московском «Президент-отеле» проходил очередной день конгресса «Модернизация промышленности России», в рамках которого состоялось заседание сессии «Космические технологии для новой промышленной революции». На нем в числе прочих выступал и Юрий Урличич, представляя собравшимся презентацию (есть в распоряжении «Новой газеты»). В ней говорилось о том, что космонавтика сейчас достигла уровня New Space, или Space 4.0, а именно «космоса для людей». Существенную часть презентации занимал проект «Сфера».

Слайд номер 12 — «Идеологические направление программы "Сфера"»

На слайдах указывалось, что стратегическая цель программы — это «создание взаимоувязанной космической информационной инфраструктуры с учетом модернизации действующих и создания новых спутниковых систем связи и вещания, дистанционного зондирования земли (ДЗЗ) и навигации, в интересах всех отраслей экономики России в условиях их цифровой трансформации». Cистема ГЛОНАСС, системы спутниковой связи «Экспресс», «Экспресс-РВ», «Ямал», глобальная система передачи данных «Марафон IoT/M2M», система ретрансляции «Луч», система персональной спутниковой связи «Гонец», среднеорбитальная система ШПД «Скиф», система дистанционного зондирования Земли «СМОТР» и другие были названы «системообразующими проектами» для «Сферы». Речи про «Эфир» в материалах ни в каком виде не было.

«Реализация программы «Сфера» предполагает расширение возможности привлечения российских компаний, в том числе частных, в космическую индустрию с целью цифровой трансформации. Это даст мультипликативный эффект в развитии новых технологий и экономики РФ», — говорилось в презентации. Когда на обсуждении зашла речь о способах финансирования проекта, Урличич повторил, что реализовать его удастся за счет средств из бюджета и неких частных инвесторов, но назвать их так и не смог.

В сентябрьском интервью газете «Ведомости» вице-премьер Юрий Борисов, курирующий военно-промышленный комплекс, заявил, что до сих пор не видел финальной версии проекта «Сфера» и программы, подчеркнув, что «Роскосмос» над этим работает. «Но могу раскрыть секрет: в проекте бюджета на 2020–2022 годы мы заложили строчку на этот проект. «Роскосмосу», конечно, придется еще защищать и облик, и финансирование, и обоснование «Сферы», — заявил он, раскрыв, что на проект заложено свыше 10 миллиардов рублей. «Но вы не забывайте, что там предусмотрено еще очень серьезное внебюджетное финансирование», — добавил вице-премьер. Можно предполагать, что говорил Борисов о выделении почти 15 миллиардов рублей на создание первых пяти спутников «Экспресс-РВ», о чем стало известно 26 сентября из опубликованного Минфином проекта федерального бюджета на 2020 год и плановый период 2021–2022 годов.

3 декабря Владимир Путин подписал закон о государственном бюджете на 2020 год, а также на плановый период с 2021 по 2022 год. Документ опубликован на портале правовой информации, и в открытой его части проект «Сфера» в каком-либо виде, кроме уже обозначенных первых спутников «Экспресс-РВ», отсутствует. Между тем, по заверениям источников «Новой газеты»

в контуре «Роскосмоса», общая стоимость проекта может составить около триллиона рублей.

Войны спутников

Пролет спутника на околоземной орбите. Фото: «Роскосмос» / Вконтакте

О том, что «Роскосмос» решил исключить проект «Эфир» из паспорта федерального проекта «Информационная инфраструктура» национальной программы «Цифровая экономика», газета «Коммерсантъ» сообщила 30 сентября 2019 года. Как рассказали источники издания, с таким предложением 20 сентября выступил представитель госкорпорации на заседании рабочей группы нацпрограммы. «Бизнес не имел возражений, и по итогам состоявшегося обсуждения было принято решение поддержать предложение «Роскосмоса», — отметили собеседники издания.

«Новая газета» нашла письмо директора Департамента навигационных космических систем (ГЛОНАСС) Олега Кема на имя директора по стратегическому планированию «Ростелекома» Алеси Мамчур, в котором предлагалось исключить проект ГМИСС («Эфир») из национальной программы «Цифровая экономика» ввиду отсутствия как «источников финансирования», так и «концепции проекта».

Между тем, как рассказали «Новой газете» несколько источников в «Роскосмосе», в октябре прошло заседание тематического комитета по орбитальной группировке и перспективным проектам при инвестиционном комитете госкорпорации. Одним из вопросов повестки было рассмотрение материалов по проекту «Эфир». Сторонники проекта просили увязать его со «Сферой» и финансировать только из привлекаемых инвестиционных средств. «В плане — создать юридическое лицо «Эфир», найти внешнее финансирование на 476,3 миллиарда рублей и обеспечить первый запуск 80 космических аппаратов в группировке на 2024 год и еще 560 аппаратов после 2024 до 2026 года. Бизнес-план предполагает выход проекта на безубыточность через 7 лет», — говорилось в пояснительной справке к предложению для главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина.

По словам сторонников проекта «Эфир», в настоящий момент ими получены письма о потенциальной поддержке и инвестировании со стороны ВТБ, РЖД, «Ростелекома», «Росатома», госкорпорации ВЭБ (отметим, что за предыдущие годы ни один из них публично свою готовность так и не подтвердил) и других структур и персоналий, например, — от замминистра финансов Андрея Иванова, «отмечающего большой мультипликативный эффект проекта «Эфир» для национальной экономики». По сути, авторы письма Рогозину утверждают, что «Эфир» «является задельным опережающим проектом, который в значительной мере может сэкономить госзатраты по реализации «Сферы» и уменьшает ее стоимость»: там указывается, что «Эфир» дублирует «Марафон», но, в отличие от него, может быть реализован за счет внебюджетных источников.

Сторонники проекта крайне возмутились тем, что после письма Кема «Роскосмос» снял «наиболее проработанный свой проект многоспутниковой группировки, которую пытался продвигать руководитель РКС, которого в эти же даты пытались отстранить от должности».

Андрей Тюлин (в центре). Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Действительно, 26 августа «Московский комсомолец» со ссылкой на пресс-службу «Роскосмоса» опубликовал сообщение о том, что гендиректор РКС Андрей Тюлин отправлен в отставку. Однако через два с половиной часа появилась информация о подписании нового контракта с Тюлиным. Как тогда сообщили «Известия», уведомление Андрею Тюлину (представляющему проект «Эфир») о том, что с ним не продлят контракт, действительно было — его подписал лично Юрий Урличич (курирующий «Сферу»). По словам собеседников «Новой газеты», нынешний первый замгендиректора госкорпорации «Роскосмос» до сих пор крайне заинтересован в увольнении Тюлина. Более того, топ-менеджеры с недавних пор даже не подают друг другу руки и не общаются на совместных совещаниях, которые касаются их проектов.

По данным «Новой газеты» на начало декабря 2019 года, окончательного решения о включении «Эфира» в контур «Сферы» в каком-либо виде нет. Одной из приоритетных на данный момент версий является идея так называемого «функционального участия»: каждая система, включенная в «Сферу», выполняет поставленные перед ней по плану задачи, являясь частью «Сферы» только косвенно. Это вполне позволит доложить президенту о начале реализации проекта, что глава госкорпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин должен будет сделать в первом или втором квартале 2020 года. Что касается «Эфира», то, по мнению большинства опрошенных «Новой газетой» собеседников, включение его в проект «Сфера» крайне маловероятно.

По данным «Новой газеты», Урличич лично мог пресечь попытки пресс-службы предоставить комментарий изданию по теме конкуренции проектов «Сфера» и «Эфир», а также их будущего. Так или иначе, но ответа из «Роскосмоса» на запрос «Новая газета» не получила.

«Профанация и авантюра»

Дмитрий Рогозин на территории цеха космодрома «Восточный». Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Чтобы оценить, насколько дорого может обойтись России необходимое финансирование ее проектов, достаточно сравнить их между собой, а также с зарубежными конкурентами.

Проект Starlink компании SpaceX Илона Маска предполагает создание группировки из 12 тысяч спутников, президент и операционный директор SpaceX Гвинн Шотвелл оценила расходы на него в 10 миллиардов долларов (более 636 миллиардов рублей).

По данным ТАСС, затраты на изготовление и запуск орбитальной группировки OneWeb оцениваются в 3–3,5 миллиарда долларов, плюс еще один миллиард — стоимость контракта на запуски спутников. Чуть позднее аналитики начали оценивать полную стоимость проекта OneWeb более чем в 5 миллиардов долларов, которых у компании пока нет. По словам собеседников «Новой газеты», потенциальное финансирование, необходимое для полной реализации OneWeb, находится в пределах 7 миллиардов долларов (то есть чуть более 445 миллиардов рублей) за 882 малых спутника.

Тем не менее это все равно намного меньше, чем могут обойтись России ее личные проекты. «Эфир» — это потенциально 300 спутников, на которые изначально требовалось 299 миллиардов рублей, а затем, по данным РБК, возможные расходы выросли до 534 миллиардов.

«А уже на «Сферу» потребуется около триллиона рублей, то есть сумма, превышающая всю целевую космическую программу и федеральную целевую программу, вместе взятые, — говорит собеседник «Новой газеты». — Все понимают, что это профанация и авантюра».

№ 523 / Александра ДЖОРДЖЕВИЧ / 19 декабря 2019
Статьи из этого номера:

​Исключительно гибкая система

Подробнее

​Советский блицкриг в Маньчжурии: красноармейцы против белокитайцев

Подробнее

​Эстафета от Арсеньева

Подробнее