Общество

​Рэкет со счастливым концом

Nginx от серьезных неприятностей спасла солидарность программистов и забота Германа Грефа о своей репутации

​Рэкет со счастливым концом

Александр Мамут. Фото: РИА Новости


Редко когда в России попытка рэкета кончалась столь быстро и бесславно. Вечером 12 декабря, в четверг, стало известно, что в московском офисе компании nginx, а также в домах ее руководителей и нескольких сотрудников прошли обыски по уголовному делу о нарушении nginx’ом интеллектуальных прав «Рамблера». А уже в понедельник 16 декабря «Рамблер» по настоянию главы «Сбербанка» Германа Грефа провел совет директоров, после которого сообщил, что расторгает контракт с инициатором уголовного дела, компанией Lynwood, и что ни «Рамблер», ни его совладелец «Сбербанк» не были в курсе намерений Lynwood, представляющей интересы Александра Мамута.

Nginx — это самый популярный веб-сервер мира. Его используют более 479 миллионов сайтов (37,7% от общего количества сайтов по всему миру). После проблем, возникших (незаслуженно, на мой взгляд), у компании Касперского, nginx Игоря Сысоева и ABBYY Давида Яна являются, пожалуй, двумя единственными компаниями с русскими корнями, чьи разработки завоевали весь мир.

Nginx — это та штука, которая принимает ваш клиентский запрос, обрабатывает его и передает ответ на ваш запрос вам обратно. Сысоев начал делать nginx в 2002 г, будучи в это время сисадмином в «Рамблере», а «Рамблер» был тогда российским поисковиком номер один. Имя nginx продукт получил в 2004.

Потом «Рамблер» покатился под гору. Его выкупили у разработчиков и стали передавать от инвестора к инвестору. Владельцем его стал сначала Потанин, потом Мамут пополам с Потаниным, а в январе 2017 г. Александр Мамут был вынужден выкупить долю Потанина за 295 млн долларов, которые «Рамблер», конечно, к тому времени не стоил. Бывший исполнительный директор Рамблера Игорь Ашманов к этому времени заделался страстным патриотом, вступил в партию Николая Старикова и начал бегать по кремлевским кабинетам с идеей «национального поисковика».

В 2019 г. Мамут продал 46% этого IT-трупа (к этому времени в дополнение к собственно дохлому «Рамблеру» в холдинге находились замученные по политическим причинам lenta.ru и gazeta.ru) Сбербанку за 11 млрд. руб, то есть примерно за 170 млн долларов.

Тем временем Игорь Сысоев, который многие годы разрабатывал свой продукт бесплатно, зарегистрировал в 2011 г. Nginx, Inc с офисом в Калифорнии и в 2019 продал 100% компании американской F5Networks. То, что купила F5Networks — была коммерческая версия бесплатной программы, со всякими бубенцами и свисточками, которую покупали крупные компании. Сумма продажи составила 670 млн долларов.

Между тем в 2015 году, — как сейчас сообщается в пресс-релизе — «Рамблер», уже тогда контролируемый Мамутом, передал «право на защиту своих интересов в области интеллектуальной собственности» компании Lynwood Investments CY Ltd, которая в свое время контролировала от имени Александра Мамута книжную сеть Waterstones. В ответ на вопрос, сколько заплатил за это Lynwood, председатель совета директоров «Рамблера» Лев Хасис сказал, что Lynwood не заплатил, а только пообещал. «Речь шла в 2015 о некоторой сумме денег в будущем».

По какой-то непонятной причине Lynwood не заявил о своих претензиях ни тогда, в 2015, ни при продаже nginx F5Networks (которая несомненно делала due diligence и постаралась бы урегулировать любые разумные претензии, — или даже отказалась бы от сделки в случае неразумных). Не стала Lynwood обращаться и в арбитраж — а вместо этого по ее заявлению было возбуждено уголовное дело, и в nginx пришли с обыском.

Первоначально «Рамблер» стал на сторону Lynwood и подтвердил на чистом русском языке, что nginx у него украли, (впрочем, иностранцам «Рамблер» ничего пояснить не смог, сославшись, как в фильме «Брат-2», на плохое знание английского). Однако после того, как глава «Сбербанка» Герман Греф возмутился происходящим, позиция «Рамблера» повернулась на 180 градусов.

Споры, связанные с авторскими правами разработчиков, постоянно случаются и на Западе (естественно, без уголовки), но претензии Lynwood выглядят весьма бледно, — видимо, поэтому и пришлось подкреплять их уголовным делом.

Так, Игорь Ашманов, исполнительный директор «Рамблера» в то время, сообщил, что никто Сысоеву заданий на разработку nginx не давал, что разработка ПО не входила в его обязанности сисадмина, и что при найме Сысоева — «нанимал его я в 2000 году — было специально оговорено, что у него есть свой проект, и он имеет право им заниматься». То же самое подтвердил Андрей Копейко, тогдашний непосредственный начальник Сысоева. «Никаких служебных заданий, ни устных, ни письменных, ни на разработку mod_accel, ни на разработку nginx я ему не давал», — заявил Копейко.

Автор телеграмм-канала «Эшер II» программист Филипп Кулин напомнил, что «Рамблер» всегда относился к nginx как к личному продукту Сысоева. В частности, на страницах «для разработчиков» «Рамблера» тех лет Сысоев называется разработчиком nginx и дана ссылка на его личный сайт. Nginx при этом в списке софта Rambler не значится. Кулин также обратил внимание, что Rambler и nginx выставлялись на одних и тех же выставках рядом, и Rambler тогда не знал, что его обокрали.

Как ехидно заметил директор музея им. Ферсмана РАН Павел Плечов, «Рамблер» имеет примерно столько же авторских прав на nginx, сколько котельная женского общежития ремонтно-строительного треста N1 (где трудился кочегаром Цой) — на песни Виктора Цоя.

В цифровом мире рейдерство не работает. Нельзя захватить то, что утекает между пальцами. Как только вы его захватываете — оно исчезает. Nginx, грубо говоря, не имеет ни зданий, которые можно захватить, ни лицензий, которые можно отобрать. Он продает корпорациям версию того софта, на котором бесплатно работают миллионы серверов. Если завтра эти корпорации услышат, что продукт спорный, они даже не будут разбираться, кто стащил ложечки. Просто купят у других.

Поэтому единственным разумным результатом требований Lynwood могло быть вымогательство. «Не хотите потерять бизнес — платите». Скорее всего, эта деловая стратегия была результатом деловых просчетов Александра Мамута. Он заплатил за холдинг большую сумму, чем ту, за которую он его впоследствии продал. Тот, кто не умеет управлять сложными цифровыми активами так, чтобы они росли в цене, естественно начинает думать, как бы кого грабануть, чтобы возместить убытки.

Самым необычным в этой истории стала, однако, не только очевидная наглость вымогателей, но и единодушная реакция мира IT.

Сеть буквально взорвалась — и вовсе не фейсбучными комментариями диванных пользователей, а гневом профессиональных программистов, разработчиков и математиков. Один за другим они требовали от своих коллег покинуть «Рамблер» и «Сбербанк» и никогда на них не работать, а официальный комментатор «Яндекса» даже высказал на ресурсе разработчиков Habr.com (правда, в комментах) сожаление, что «писать матом от лица компании, как вы наверное догадываетесь, нельзя».

Все это жесточайшим образом било по планам главы «Сбербанка» Германа Грефа, позиционирующего себя как адепта цифровой экономики. Административный вес Грефа куда больше, чем вес Александра Мамута, и, кроме того, у Грефа было два убойных аргумента.

Как мы уже сказали, «Рамблер» при продаже Сберу в 2019 г. был оценен в сумму около 350 млн долларов. Однако при этом он уступил компании Мамута право требования на актив, стоящий 670 млн долларов. Несложно заметить, что, если принять логику Мамута, то получается, что Мамут вывел из продаваемой им Сберу компании самый ценный актив: а это готовое уголовное дело.

Кроме этого, согласно пресс-релизу, Сбер при покупке «Рамблера» получил гарантии об отсутствии нарушений интеллектуальных прав со стороны третьих лиц в отношении Rambler Group, а также отсутствии оснований для судебных разбирательств. Эти гарантии оказались нарушенными, и председатель совета директоров Rambler Group и первый зампред Сбербанка Лев Хасис подчеркнул, что госбанк «оставляет за собой все права, связанные с нарушением A&NN (холдинг Александра Мамута) предоставленных гарантий». В переводе — Сбер послал Мамута на три буквы, и пригрозил еще и оторвать их, если Мамут будет продолжать.

Вывод из этой истории очень прост. Nginx от серьезных неприятностей спасла солидарность программистов и забота Германа Грефа о своей репутации.

Когда мы говорили об этом деле с одним из основателей nginx Максимом Коноваловым, я честно спросила его: «А почему вы еще в России?»

«А почему я должен бегать? — ответил Коновалов. — Почему в моей стране это происходит? Почему я должен уезжать и увозить людей? Наша компания — это наглядная демонстрация того, что русские умеют делать не только всякие глупости, но и нормальные вещи».

«А теперь какой месседж от этого дела? Они там все в России гоблины?»

Месседж от этого дела, как ни странно, оказался другой. А именно — что в цифровой экономике репутация (и цеховая солидарность) слишком много, чтобы серьезные игроки, — вроде Германа Грефа — захотели поменять ее на доходы от банального рэкета. А г-н Мамут был очень наивен, полагая, что ему удастся провернуть операцию, при которой все репутационные и цифровые убытки понесет Греф, а доходы от гринмейла достанутся Lynwood. Так что г-ну Мамуту теперь придется заняться чем-нибудь другим. Например, кредитованием неимущих под 358% годовых, — бизнес, которым занимается записанная на его сына ростовщическая контора «МигКредит».

№ 523 / Юлия ЛАТЫНИНА / 19 декабря 2019
Статьи из этого номера:

​Исключительно гибкая система

Подробнее

​Советский блицкриг в Маньчжурии: красноармейцы против белокитайцев

Подробнее

​Эстафета от Арсеньева

Подробнее