Здравоохранение

Газовая атака

На севере Приморья уже начинают «вкушать счастье» от прокладки газо- и нефтепроводов

Газовая атака


Еще в прошлом году жители Бурлита радовались открытию нового колодца в их селе. Для них деревянный сруб, снабжающий колодезной питьевой водой, важнее многих современных технологий. Бурлитовцы, уже долгое время испытывающие дефицит в воде, по достоинству ценят этот дар природы.

Наличие источника пресной воды всегда было преимуществом в деле выбора места поселения. Наверное, первопроходцы, основавшие село Бурлит, когда-то считали, что им крупно повезло. Бурлитовка, пересекающая этот населенный пункт, Каменушка, протекающая неподалеку, — когда-то воду из этих чистейших горных рек употребляли как питьевую. По рассказам старожилов, прежде сюда на нерест даже заплывали кета, хариус, таймень, щука, ленок. Но в нынешнем веке вода в них стала непригодной для питья, теперь она годилась только для хозяйственных нужд, которых в селе всегда хватает. Питьевую же воду бурлитовцы добывают как могут, основная масса жителей за немалые деньги приобретает подвозные литры. Но с наступлением нынешнего лета водный дефицит стал настолько ощутим, что терпение закончилось даже у этих людей, привыкших обходиться без жилищно-коммунальных благ цивилизации.  

Уже не важно, кто виноват

Природа сполна одарила наш район своими щедротами: большая территория, по размерам сравнимая со средним европейским государством, уникальные флора и фауна, живописный ландшафт, а также богатейшие водные ресурсы. Хребет Самур пересекает множество крупных и мелких источников: каждый ручей — водосбор определенной речки. От этих прозрачных и порой едва заметных в таежных зарослях капилляров, соединяющихся в водные артерии, в Бурлите очень многое зависит. Однако прокладка трассы газопровода Сахалин — Хабаровск — Владивосток через отроги Самура привела к тому, что всего за несколько месяцев кардинально и в худшую сторону изменился внешний вид Бурлитовки и Каменушки: их потоки замутились неоседающим илом. Вода стала непригодна даже для хозяйственных нужд. Население, лишившееся последнего, среагировало моментально.  

— Ко мне стали массово поступать жалобы от жителей. Я написала четыре письма — В. В. Синицыну, главе района, в Приморскую межрайонную природоохранную прокуратуру г. Владивостока, Управление природных ресурсов и охраны окружающей среды Приморского края, краевой Росприроднадзор, где изложила суть проблемы, — рассказывает Татьяна Лученинова, глава Федосьевской сельской администрации.

Обращения Татьяны Николаевны не остались без внимания. По распоряжению главы района была создана комиссия, которая 29 июля взяла на анализ пробы поверхностных вод Бурлитовки и Каменушки. Согласно итоговому протоколу зафиксировано превышение содержания взвешенных веществ, нарушена окраска воды (она вообще не должна обнаруживаться). Эти показатели сильнее проявлялись в пробах, взятых из Каменушки. Кроме того, в августе и сентябре в районе побывали специалисты Дальневосточного управления Ростехнадзора (г. Хабаровск) и Управления природных ресурсов и охраны окружающей среды Приморского края.

— Строительство, связанное с изменением дна и берегов, должно осуществляться на основании разрешения на пользование водным объектом. Они  выдаются нашим управлением по заявкам организаций при наличии утвержденного проекта и другой необходимой документации. Заявка на строительство трассы магистрального газопровода поступила от заказчика — ООО «Газпром Инвест Восток» примерно месяц назад, т. е. после того, как были начаты строительные работы. Одной из задач моей проверки было определить количество водных объектов, которые были затронуты без решения нашего управления. Их оказалось шесть: ручей Плясуновский, река Каменушка, ручей Второй, ручей Верный, Черемшовый и река Топтуха, — пояснил Борис Леонов, главный специалист-эксперт отдела водных ресурсов.

По словам Фоминцева, начальника строительного участка ООО «СГК-Трубопроводстрой», организации, являющейся непосредственным исполнителем работ, строительство осуществляется строго по проекту, согласованному со всеми ведомствами, и технология в процессе укладки газопровода в траншею не нарушается. Однако недавно Татьяна Лученинова получила документы с результатами проверок, согласно которым субподрядчик все же допустил ряд нарушений, повлекших загрязнение водных объектов. В частности, в заключении Ростехнадзора сказано, что на переездах через малые водотоки не уложены железобетонные дорожные плиты, не выполнено устройство водоотводных канав при пересечении с реками Каменушкой и Бурлитовкой и т. д. По итогам экспертизы специалисты управления Ростехнадзора составили акт, выдали предписания. Начальник строительного управления ООО «СГК-Трубопроводстрой» привлечен к административной ответственности.

Собственно говоря, достаточно взгляда, чтобы увидеть результат вмешательства человека. Главными «баламутами» рек являются многочисленные мелкие и безымянные ручейки, которые не обозначены на картах и поэтому не учтены при составлении проекта.

— Пока я не вижу никакой перспективы. Как бы ни соблюдались технологии, все равно критическая ситуация создалась из-за деятельности газовиков, — говорит Татьяна Николаевна. — Поймите: мы не против строительства, но почему должны страдать местные жители, и без того проживающие в непростых условиях? Разве нельзя решить проблему цивилизованным образом?

В голосе главы слышится отчаяние. На сегодня она, как руководитель, отвечающий за все происходящее в поселении, оказалась между двух огней. С одной стороны государственный интерес и мощная организация ОАО «Газпром», инвестирующая проект, с другой — бурлитовцы, требующие очистить реки.  

Понятно, строительство такого размаха даже при соблюдении всех правил не может проходить без накладок и трудностей. Собственно, проверка была проведена не с целью найти виновного, а чтобы изучить причину, понять ее масштаб и найти выход из создавшегося положения.

— Мы понимаем, что через два-три года все восстановится. Но как этот срок пережить людям? Одними колодцами нам не спастись, а привозная вода слишком дорогая, — говорит А. С. Ткаченко, участковый лесничий Бурлитского участкового лесничества.

По территории его участка проложена пока только газовая труба, в скором времени начнут работу нефтяники. К окончанию строительства планируется сделать вдоль магистрального трубопровода дорогу. Тогда, как отмечает лесничий, следить за лесом будет сложнее, ведь для «черных» лесорубов путь будет расчищен и свободен: заехал со стороны Хабаровска, выехал уже в приморской Игнатьевке. По словам бурлитовцев, это уже происходит: лес вдоль просеки бесконтрольно вырубается и вывозится. «На Самур везут трубы, а обратно — древесину», — говорят сельчане.

Невыгодная арифметика

Федосьевское сельское поселение первым в Пожарском районе и Приморье в целом встречает газо- и нефтепроводы, которые вскоре протянутся через весь край. И хотя «стройка века», согласно проекту, всевозможной документации и своему территориальному расположению, не затрагивает само поселение и де-юре не имеет к нему никакого отношения, де-факто она доставила кучу неудобств жителям.

Еще весной Михаил Пинчук, старожил села, ловил рыбу в Бурлитовке. Летом о рыбалке пришлось забыть. Рыба, как известно, в мутные воды не заплывает. Правда, с наступлением октября реки стали немного чище, но это, скорее всего, сезонное явление.   

— Боюсь, что все то же самое повторится следующей весной. Уж слишком много ручьев перековыряли строители своей техникой, исполосовали траншеями весь дерн. Начнут таять снега, и вся грязь снова пойдет к нам, — уверен Михаил Илларионович.  

Земли, по которым проходит газопровод, относятся к лесному фонду. Налоги за их использование газовики исправно платят, но уходят они в краевой бюджет. Федосьевская казна от этой деятельности, а также нанесенного ущерба и всех пережитых неудобств не получает ни копейки. Неоднократно глава поселения обращалась к газовикам с просьбами помочь в решении данной проблемы, но представители организации не спешат идти навстречу. В последний раз Лученинова передала письмо на имя И. Фабрикатова, начальника УПР № 5 ЗАО ПСО «Уренгойстройгражданпроект», где просила помочь с постройкой нескольких колодцев на территории села либо организацией подвоза. В ответ — тишина.

По словам Фоминцева, после окончания строительства будут проводиться восстановительные инженерные работы по укреплению берегов, восстановлению плодородного слоя земли, снятого во время прокладки траншеи. Даже предусмотрены мероприятия по посеву трав на земле, под которой будут лежать трубы. Но все это будет актуально через два-три года. А что же делать сейчас? Загрязнение рек вынуждает покупать воду уже не только для питья, но и для хозяйственных нужд. Общая стоимость подвозной воды составляет 82 копейки за литр, из них 52 — люди оплачивают из своих карманов, а 30 — доплачивает сельская администрация из своего бюджета. Пока за развитие новых технологий расплачиваются собственными нервами и скудными средствами простые жители и местные бюджеты.  

от редакции

Леса за деревьями, как известно, не видать. Краевая власть, увлеченная гигантоманией реализуемых проектов, похоже, забыла о нуждах простых людей, ущемление интересов которых как раз и позволяет эти самые проекты реализовывать. Деньги поступают в краевую казну, а вот спасаться муниципалам предлагается самостоятельно.

Между тем при разумном и взвешенном подходе эта территория могла бы стать по-своему модельной, где можно было бы отработать механизмы компенсации возникающих неудобств. Компенсации, понятное дело, не из нищих и дырявых территориальных бюджетов. Ведь газовая атака только началась. И уже завтра труба (а за ней вторая, нефтяная) неумолимо двинется на юг, пересекая десятки районов Приморья и задевая интересы тысяч и тысяч сельских жителей.

«Радуйтесь! — говорят нам. — К вам идет газовая труба!»

Судя по опыту пожарцев, радости мало.

№ 58 / Козлова Ольга / 04 ноября 2010
Статьи из этого номера:

Газовая атака

Подробнее

Полетим на Аляску

Подробнее

Медаль за леопарда

Подробнее