Здравоохранение

Купил «крузак» — закрыл больницу

Медицина в приморской глубинке агонизирует

Купил «крузак» — закрыл больницу


Открытое письмо бывшего заведующего больницей в Хасанском районе Александра Криницкого, опубликованное в конце минувшей недели агентством PrimaMedia, взорвало информационное пространство края. Несмотря на то что официальные СМИ и чиновники от медицины постарались его не заметить, тема эта сегодня у всех на устах. Пожалуй, впервые в ответ на бесконечные жалобы пациентов — о безобразных условиях в больницах и поликлиниках, дороговизне, поборах и низком качестве услуг — прозвучал внятный и компетентный ответ «с другой  стороны».
И оказалось, что мы все — по одну сторону.
Свой текст Криницкий назвал «Открытым письмом». Кому оно адресовано? А кому адресуется вопиющий в пустыне?
Поэтому вопрос, пожалуй, надо ставить иначе: пустыня ли вокруг?
Письмо — в том числе и об этом.

На медицину ежегодно выделяются миллиарды. По крайней мере, если верить заявлениям правительства. Вот только беда — о том, сколько выделено, мы узнаем из любой газеты, а дальше... Много это или мало? Кем, когда и на что потрачено? Этих сведений вы не найдете. Но одно дело, когда покупается новая медицинская техника, а другое — новый «ленд крузер» для чиновничьего аппарата. Кстати, его цена равна полугодовому бюджету небольшой районной больницы. Так что «купил «ленд крузер» — закрыл больницу»; будете проходить мимо стоянки любой администрации — посчитайте сами...

Зарплата хирурга в районной больнице — 5350 рублей, а у уборщицы в офисе через дорогу от больницы — 6000. Санитарка получает 1600 рублей. Кто же идет работать на такую зарплату? Сумасшедшие? Святые? Да и да. И — никто.

Кадровый голод — чудовищный, основная организационная работа у заведующего — заставить персонал выполнять работу бесплатно. Например, на больницу по нормам не положена диетсестра. То есть работа, которую необходимо выполнить, есть, а оплачивать ее не положено. Что делать? «Убеждаем» — давим, упрашиваем... Для чиновников — экономия; для врачей, медсестер и санитарок — рабский труд.

Впрочем, и на те вакансии, что предусмотрены и оплачиваются, найти сотрудников нереально — снова приходится упрашивать, чтобы кто-то взял работу на себя. Но ведь это оплачиваемая работа, почему же приходится уговаривать? Потому что оплатят только половину работы. Представим, что есть работа — таскать ящики по 100 килограмм. Из-за маленькой зарплаты я с трудом нахожу одного грузчика, но необходимы трое — иначе работа встанет. Приходится таскать по три ящика, но за дополнительные два ящика чиновники платят уже в два раза меньше — вроде как по пути подбросил, трудно, что ли?! Трудно. Люди сгорают на работе, как спички, — инсульты, инфаркты. Обычные болезни вроде гриппа все переносят на ногах — ушедшего на больничный заменить некем. Когда кто-то увольняется и уезжает, приходится его работу делить между оставшимися. Насильно.

На больницу положено 0,5 ставки стоматолога (2600 рублей в месяц) и 0,25 ставки медсестры стоматологического кабинета (700 рублей в месяц). То есть врач работает половину дня, в течение всего времени при нем должна трудиться медсестра — однако оплачивать положено из расчета, как будто там была только половина медсестры. Недочеловек.

Лечил больных, за что был оштрафован

Если городские и краевые больницы действительно переоснащают, то в районных медучреждениях большая часть оборудования списана еще 15–20 лет назад. То есть оно изношено запредельно, да и официально его уже давно не существует.

Врач-стоматолог работает на оборудовании, которое либо было списано, либо куплено им за свой счет. Поскольку стоматологу осталось трудиться до пенсии полгода, а, уходя, он личные вещи заберет, стоматологического оборудования в больнице не останется вовсе. Впрочем, даже в больницах Владивостока позитива мало. Все помнят раскрученное прокуратурой и шумное «дело онкологов», однако никто не знает, как заведующий онкологическим отделением годами безрезультатно выбивал, выпрашивал бронхоскоп — прибор первейшей необходимости в легочной хирургии. К примеру, нейрохирурги одной из больниц краевого центра давно уже часть оборудования закупают сами, так как на том, что есть, нормально, качественно работать невозможно.

Об очередях в больницах и поликлиниках знают даже еще не родившиеся дети. Причина столпотворения — не только нехватка кадров. К примеру, в Хасанском районе 30 тысяч человек застрахованного населения (реально, конечно, больше). По нормативам на них положено 1,8 ставки хирурга, то есть меньше двух врачей. Это не мало — это ничто, ноль. Врач не только зажат в очень жесткие временные рамки (на прием первичного пациента хирургу отпущено 17 минут — за это время не только операцию провести или назначить лечение, но и толком пациента осмотреть, ознакомиться с его историей болезни невозможно). Есть еще план: недовыполнишь — оштрафуют.

Получаются «забавные» курьезы — так, заведующий неврологическим отделением одной из больниц Владивостока месяц вел больных в одиночку, за что был оштрафован. В отделении положено три врача (и план соответствующий), реально же только два, включая заведующего. И когда один доктор ушел в отпуск, план оказался недовыполненным (а выполнить его в одиночку нереально). Врача оштрафовали. То есть он работал в два раза больше, а денег получил меньше. И это — норма.

Перевыполнение плана тоже наказывается рублем — принятых сверх нормы пациентов государство не оплачивает. Чиновники говорят: принимайте их платно. Но постойте! Это же застрахованные граждане, имеющие право на бесплатную помощь! Получается, когда чиновники с телеэкрана говорят о бесплатности и общедоступности медицины, они врут?

Да, врут — нагло и цинично.

Граждане России вопреки существующему убеждению, отдавая налоги государству, не платят врачам. Они отдают деньги «кому-то», взамен получают от чиновников ничем не обоснованные обещания. Врачи в частности и медицина в общем не имеют к этому никакого отношения. Они — заложники лжи и воровства чиновников. Мы часто слышим, что пациентам в больницах приходится покупать медикаменты самим, хотя они положены бесплатно... Очередная чиновничья ложь — на самом деле в день пациенту положена некоторая, весьма скромная сумма на лекарства, которой хватает только на дешевые препараты, и то в ограниченном количестве. Но цены растут, а финансирование снижается.

Существует миф о приличных доходах врачей благодаря платным услугам. Прием у врача-хирурга стоит от 100 рублей, из которых ему положено 20 %, то есть 17 рублей 50 копеек. После уплаты подоходного налога. Даже не учитывая того, что при всем желании врач не способен принять платно больше трех человек в день (не хватит времени), задайте себе вопрос: что вы готовы сделать за 17 рублей 50 копеек? Готовы за 17.50 провести операцию, взять моральную и юридическую ответственность за чужую жизнь и здоровье?

Нищета, безысходность и героизм врачей

Сегодня у нас нет медицины. Нам рассказывают о миллиардах, вкладываемых ежегодно в здравоохранение, — это ложь. Речь идет о миллиардах, которые будут украдены под видом их вложения в медицину. Они пойдут на откаты при закупке оборудования и медикаментов. Нам рассказывают о коррупции среди медработников — в ней наша безусловная вина и наши нищета и безысходность. Человек, которому вы доверяете самое дорогое — ваше здоровье, не может зарабатывать в месяц меньше, чем попрошайка за день. Те врачи, которые еще работают в государственных клиниках, дорабатывают стаж до пенсии либо имеют низкую квалификацию и согласны работать даже за такую зарплату (вспоминайте советскую шутку: они делают вид, что платят, а мы делаем вид, что работаем).

Конечно, в государственных медучреждениях работают и высококлассные профессионалы, действительно спасающие жизни и здоровье, — это так называемые коррупционеры, о которых гневно брызжут слюной с трибун упитанные чиновники. Это профессионалы, любящие свою работу и ценящие свои знания и труд. Их зарплата так же ничтожна, как и у других медработников, однако «поборы» позволяют им работать. К сожалению, их мало и становится все меньше — уходят на пенсию, оказываются жертвами «борьбы с коррупцией» (проще схватить врача, который взял 200 рублей мимо кассы за платный прием, чем искать чиновника, укравшего миллиарды). За фасадами учреждений «бесплатного здравоохранения» нет ничего — только нищета, безысходность и героизм еще оставшихся врачей и медработников. Чудес не бывает, за «ничего» можно получить только «ничего». В лучшем случае.

Под самый Новый год впервые за много лет в больницы поступили новые, в красивом твердом переплете руководства для врачей. Руководства по заполнению справок о смерти. Новый Basis medica...

Коллеги, развал и разрушение системы здравоохранения, ничтожные, нищенские зарплаты врачей, медсестер, санитарок — это и наша вина. Соглашаясь работать за нищенскую подачку вместо зарплаты, мы предаем и себя, и коллег, обрекая их идти на преступления, чтобы спасти от голодной смерти свои семьи. И каждый день, который мы проводим в молчаливой тоске терпения, чиновники воруют деньги у вас и ваших пациентов, больницы безвозвратно теряют квалифицированных специалистов, которых некем восполнить, а больные умирают, не получая квалифицированной помощи. Я для себя выбор сделал: спокойно смотреть, как сгорают от непосильного труда, теряют интерес к любимой работе, превращаются в зомби живые люди — не намерен. Заставлять людей делать выбор между нищетой и преступлением — преступно само по себе.

Под текст

Завтра исполнится ровно три недели, как Александр Криницкий уволился по собственному желанию с должности главврача больницы, расположенной в поселке Зарубино Хасанского района Приморья. Накануне публикации этого текста мы с ним встретились. Не только потому, что было интересно посмотреть на человека, который не побоялся, причем не побоялся, если так можно выразиться, публично, но и потому, что хотелось задать несколько вопросов:

— Вы верите в действенность подобных «открытых писем»?

— …Трудно сказать. Давайте вспомним принцип, который обычно называют «бритвой Оккама»: отбрасываем неэффективное. А уж молчать — точно неэффективно. И еще очень сильно надоела ложь, которая покрывает все вокруг липким слоем. …У нас районная больница попала в этом году в федеральную программу по модернизации медицинских учреждений. Проще говоря, в ней сделают ремонт. Но даже при этом на всю больницу денег не хватит: ремонтировать планируют только инфекционное отделение и морг. …Все про врачебные взятки говорят. Это в загибающемся-то от тотальной безработицы поселке? Я вас умоляю… Мне тоже однажды взятку дали — благодарный пациент ирисками угостил…

— Сколько вы проработали главврачом?

— В зарубинской больнице? Ровно год. …Жаль, что не могу предложить пройти там курс лечения чиновникам от здравоохранения. …Горячей воды нет, один полудохлый титан, который скоро загнется. А ведь там еще и социальное отделение — хоспис. Их же всех мыть надо… Я за этот год знаете чему лучше всего научился и к чему больше всего привык? Хоронить больных из хосписного отделения…

№ 74 / "Новая" во Владивостоке / 03 марта 2011
Статьи из этого номера:

Погибающему: спасайся сам

Подробнее

Конец «транзитам» от коммерсантов

Подробнее

Сделано в России

Подробнее