Экономика

Жизнь после 2012 года

Владивосток стоит восемь триллионов рублей

Во Владивостоке по инициативе городской думы прошли публичные слушания по проекту Стратегии и стратегического плана развития города Владивостока до 2020 года. Данный документ (он доступен на сайте думы по адресу http://dumavlad.ru/files/articles/23.pdf) разработан по заказу городской администрации Леонтьевским центром — питерской «мозговой» структурой, которую во Владивостоке представляет профессор Александр Абрамов. Именно эта организация, к слову, в 2009 году разработала документ о возможности сдачи половины Владивостока в аренду Китаю (скандальный «проект Хайшеньвэй», закончившийся отставкой начальника управления инвестиций мэрии Владивостока Николая Матвиенко). В новом тексте обошлось без «Хайшеньвэя», но это тоже небезынтересное чтение.

Документ позиционируется как основополагающий для жизни (и, хочется верить, развития) приморской столицы на ближайшее десятилетие. Он дает немало любопытной информации для размышления. Так, приведена «стоимость Владивостока» — 8 триллионов рублей, под которой понимается стоимость человеческого капитала, формирующаяся из доходов на душу населения в год и средней продолжительности жизни (7,64 триллиона), и имущественных активов, которые оцениваются всего в 185 миллиардов рублей (устранение этого дисбаланса и называется «главной экономической целью» стратегии развития Владивостока). Далее: оказывается, территория Владивостока (541 квадратный километр) всего вдвое меньше площади Москвы, однако живет здесь в 18 раз меньше людей. То есть даже если увеличить население до 1,5–2 миллионов, «город будет обладать еще значительными ресурсами пространственного развития» (вопрос только в том, откуда эти миллионы взять). Следовательно, все ссылки на то, что город зажат на полуострове и потому, например, у нас так мало дорог и так много пробок, не очень корректны: места у нас, оказывается, хватает. Другое дело, что к частным и муниципальным землям относится всего 2200 га, к минобороновским и вообще «федеральным» — уже 35400, а к краевым — еще 18250 га. Из-за этого вопросы развития города приходится решать «через многоступенчатую систему бюрократических коммуникаций». Приведем еще один любопытный пассаж (за что купили — за то и продаем): оказывается, магазин «Кунст и Альберс» (нынешний ГУМ) на Светланской, открытый в 1889 году, стал первым в мире универмагом (второй появился в Чикаго), а посему «серое здание в центре города — это без преувеличения святыня мирового ритейла».

Но это, так сказать лирика, в основной же части документа описаны возможные сценарии развития Владивостока: инерционный, реалистичный и оптимистичный.

Инерционный предполагает сохранение Владивостока как военно-морской и оборонно-промышленной базы, сильно зависящей от Москвы. Сценарий депрессивный, зато при таком варианте мэру не нужно напрягаться: муниципальная власть лишь поддерживает системы жизнеобеспечения, а развитием занимается федеральный центр, если у последнего дойдут руки.

Реалистичный сценарий основан на принятых не так давно Стратегии развития Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 года и Стратегии развития Приморского края тоже до 2025 года. Здесь ставятся масштабные индустриальные задачи: восстановление и развитие традиционных отраслей (машиностроение, судоремонт, транспорт, добыча и переработка рыбы, энергетика), развитие новых секторов экономики — газо- и нефтехимия, трубопроводный транспорт, строительство судостроительных, автосборочных и металлургических заводов, атомных электростанций, новых грузовых терминалов в портах. Один автосборочный завод — Sollers — у нас уже есть, две верфи строятся в Большом Камне и Шкотовском районе. Под металлургическим заводом, видимо, следует понимать не раз обещанный губернатором Дарькиным алюминиевый комбинат. Правда, далеко не все из данных проектов имеют прямое отношение к Владивостоку. Реалистичный сценарий назван по своей сути эволюционным: «постепенно будет сокращаться роль портов», «еще более сократится доля малого предпринимательства в сфере импорта японской автомобильной техники», но в целом сохранится прежняя структура экономики. Равно как и высокий уровень загрязнения окружающей среды вместе с усиливающейся дифференциацией доходов по сравнению с центральными регионами России, что станет «факторами, поддерживающими тенденцию оттока населения из города». Качество населения и рабочей силы «будет постепенно снижаться», «продолжат свое действие тенденции депопуляции населения», а с 2013 еще снизится рождаемость, потому что в детородный возраст войдут немногочисленные «дети ранних девяностых». Одновременно сойдет на нет миграционная подпитка за счет приморских и дальневосточных «северов», в результате чего население Владивостокского городского округа к 2020 году снизится с нынешних приблизительных 600 до 590 тысяч (это при сохранении миграционного прироста, а в случае его сокращения или прекращения — соответственно до 570 и 540; как видим, обещанных Сергеем Дарькиным миллионов нет и близко). Этот сценарий — тоже довольно грустный: «значительные риски падения численности населения, сокращения масштабов экономики… Получит тенденцию к снижению научный потенциал города… Ухудшится криминогенная ситуация». С другой стороны, при его реализации должны сформироваться и в дальнейшем усилиться «долгосрочные» конкурентные преимущества Владивостока, связанные с появлением на юге Приморья новых и современных промышленных предприятий.

Наконец, оптимистичный сценарий под названием «Мировой город для людей» — вот о нем мы как раз чаще всего слышим в последнее время от чиновников. Если в двух словах, то это — город-сад: рост населения, инновации, курс на Сингапур и т.д.

Далее в документе формируется миссия Владивостока («стремление при поддержке государства занять позиции одного из мировых интеллектуальных, предприимчивых и культурных городов» и много других громких слов) и говорится о том, что для принятия стратегического плана нужна устойчивая общественная коалиция, а сам план должен быть комплексным и учитывать все три упомянутых сценария. Здесь наконец становится ясно, что данный документ, выходит, сам по себе еще не является стратегией. Оказывается, разработкой стратегии будет заниматься специальная рабочая группа. Ей предстоит разработать целый ряд «стратегических муниципальных программ». Депутат Думы Владивостока Марина Ломакина сообщила, что документ после доработки может быть принят думой уже летом, после чего, видимо, начнется его поэтапная реализация.

В ходе слушаний и после них документ Леонтьевского центра получил немало откликов, в том числе скептических — от доктора экономических наук Александра Латкина, академика Петра Бакланова и др.  Одним из наиболее тотальных критиков стратегии стал заслуженный строитель РФ, член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук Валентин Аникеев, не согласный с самой постановкой вопроса о том, что муниципальные органы власти принимают «стратегию» — документ непонятного правового статуса. Аникеев указывает, что есть принятая на уровне правительства стратегия развития региона и принятая на уровне края стратегия развития Приморья, тогда как обсуждаемый документ, если применить военную терминологию, это все равно что стратегия на уровне командира роты. «Стратегические задачи уже сформулированы в упомянутых документах, роль Владивостока в них четко определена, дума должна утверждать только те задачи, которые относятся к сфере ее полномочий и компетенции, тогда как здесь мы не видим ни одной конкретной цифры, ни одного срока», — говорит Аникеев. Масштабные проекты, о которых идет речь в стратегии, реализуются в основном на федеральные средства, а город здесь как бы ни при чем (здесь архитектор к месту вспомнил Руставели: «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны»). «Как дума может сделать город «мировым центром»? Эта стратегия — просто сказка, которую можно на ночь читать детишкам, для реалистичной работы здесь ничего нет. И в конце указано, что стратегический план будет разрабатывать рабочая группа, то есть самого плана еще нет? Я категорический противник принятия документа в таком виде. Нужны реальные рекомендации для думы и мэрии, что конкретно и в какие сроки делать. Нужна программа, а не стратегия». Аникеев предлагает документ полностью переработать, выделив из имеющихся дальневосточной и краевой стратегий сугубо «городские» задачи.

№ 83 / Кузьмичев Егор / 05 мая 2011
Статьи из этого номера:

Большая слава маленького моста

Подробнее

Синдром пьяного прораба

Подробнее

Гамма-фобия неуместна

Подробнее