Образование

Владимир Курилов:Выпускник с дипломом юриста — еще не юрист

Руководитель Юридической школы ДВФУ — о перспективах юридического образования на Дальнем Востоке

Владимир Курилов:Выпускник с дипломом юриста — еще не юрист


Создание Дальневосточного федерального университета должно не только вывести высшую школу востока России на новый качественный уровень, но и максимально «интернационализировать» образование. В полной мере это относится и к юридическому образованию. О том, что стоит за превращением Юридического института ДВГУ в Юридическую школу ДВФУ, рассказывает Владимир Курилов — проректор Дальневосточного федерального университета по учебной и воспитательной работе, директор Юридической школы.

— В связи с созданием ДВФУ и принятием решения о создании новой структуры этого университета прошла реорганизация четырех вузов, объединенных в составе ДВФУ, в девять школ. Наверное, термин «школа» выбран для того, чтобы стимулировать наше мышление в целях восприятия новых веяний. Хочется верить — веяний инновационных, позитивных, направленных на создание научно-образовательного центра мирового уровня. Кстати, в мире, особенно в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, этот термин применительно к юридическому образованию используется очень широко. Например, мы много лет работали с юридической школой университета Сиэтла и в обиходе всегда говорили law school. То же самое касается юридической школы университета штата Висконсин в Мэдисоне. Поэтому изменение названия применительно к нашему Юридическому институту прошло довольно легко. Думаю, позитивность нового названия в том, что оно более интернационализировано, более понятно нашим коллегам за рубежом. Интернационализация — неизбежный путь развития любого университета, претендующего на серьезные позиции в мире, на вхождение в «топы». У нас уже есть серьезный опыт работы с международными юридическими образовательными структурами.

— Наверное, меняется не только название?

— Смена названия говорит о смене формы. Во-первых, мы проводим укрупнение кафедр: у нас было 10 кафедр, по решению ученого совета нашей школы их будет семь. Они станут крупнее не только за счет сокращения количества, но и за счет того, что пять юридических кафедр, действующих в ДВГТУ и ТГЭУ, вливаются в нашу школу, равно как преподаватели и сотрудники этих кафедр.

Изменение формальных параметров должно быть продолжено в изменении содержательных моментов. В составе Юридической школы возникают такие структуры, как Международный экспертный совет образовательных и научных программ. В нем будут представлены российские и зарубежные специалисты, имеющие научный вес в сфере юридического образования, а также люди, имеющие серьезные достижения в области практической юриспруденции. Уже дали согласие войти в состав совета Рудольф Хасл — президент Юридической школы Томаса Джефферсона в Сан-Диего, с которым мы работаем около 15 лет, и профессор Чарльз Айриш — другой наш старый партнер, представляющий юридическую школу университета штата Висконсин и возглавляющий Азиатско-Тихоокеанский центр юридического образования. В дальнейшем в совет, думаю, войдут юристы Китая, Республики Корея и других стран.

Кроме того, у нас появляется наблюдательный совет, меняется внутренняя структура организации учебного процесса. Мы уходим от традиционных деканатов, создаем двухуровневую систему: дирекция школы и руководители кафедр. На место промежуточного звена, ранее представленного деканатами, приходит такая новая категория, как руководители образовательных программ. Они будут определять содержание образовательных программ, влиять на набор дисциплин той или иной программы, на подбор профессорско-преподавательского состава. Предполагается, что мы будем все в большей степени пользоваться такой формой работы, как приглашение преподавателей со стороны — из ведущих вузов России и зарубежных стран, visiting professors. Речь идет о том, чтобы приглашать тех, кто помог бы нам создать или продвинуть те направления, в которых университет наиболее заинтересован. Это касается как Мирового океана и нанотехнологий, так и юриспруденции. Мы работаем и будем работать с иностранными преподавателями и с помощью онлайн-технологий.

— Традиционно сильнейшее юридическое образование было в ДВГУ, но сейчас в состав Юридической школы ДВФУ вливаются и профильные кафедры других вузов. К чему это приведет, будут ли меняться или уточняться какие-то приоритеты?

— Действительно, юридический факультет ДВГУ, реорганизованный в 1975 году из историко-правового факультета, а с 1995 года — Юридический институт ДВГУ был единственной «кузницей» юристов для Дальнего Востока и Восточной Сибири. Более того, мы всегда были главной базой для подготовки кандидатов и докторов наук, развития юридической науки, создания новых кафедр и новых специализаций. В 90-е годы мы уже входили в тройку сильнейших юридических факультетов России наряду с юрфаками МГУ и СПбГУ. С середины 90-х началось открытие юридических факультетов в непрофильных вузах, в том числе технических. Я всегда к этому относился отрицательно. Если мы говорим в целом об увеличении числа юристов для страны — это позитивный момент в контексте задачи по созданию правового государства, но дело в том, что большая часть этих филиалов и факультетов создавались чисто в коммерческих целях, на слабой кадровой и информационной базе. Для качества юридического образования это было очень плохо. В последние годы руководство страны неоднократно обращалось к этой проблеме, президент Дмитрий Медведев издал специальный указ, в котором выразил озабоченность качеством юридического образования. Премьер-министр Владимир Путин тоже неоднократно говорил об этой проблеме. Создана комиссия по качеству юридического образования, Сергей Степашин прикладывает много усилий для ее эффективной работы. В стране производится слишком много выпускников, получающих дипломы юристов, но хороших юристов по-прежнему мало. Получение диплома еще не означает превращения студента в специалиста-юриста. Нередко ребята выходят из того или иного учебного заведения в уверенности, что они стали юристами, и понимают, что это не совсем так, только когда устраиваются на работу.

В Приморском крае всего 14 докторов юридических наук — все они выросли, защитились и работают у нас. В крае полсотни кандидатов наук, почти все из которых защитились и работают у нас. Целый ряд учебных заведений, продолжающих реализовывать на Дальнем Востоке юридические программы, не имеют своих докторов наук, почти не имеют своих кандидатов, поэтому укрупнение юридической структуры в рамках ДВФУ — это, на мой взгляд, уход от тех слабых программ юридического образования, которых быть не должно.

В ближайшие недели мы начнем переводить к нам студентов, которые получают юридическое образование в ДВГТУ и ТГЭУ. Примем на работу всех преподавателей и сотрудников, то есть с точки зрения социальной защищенности никакой напряженности не возникнет. Мы предъявляем и к студентам, и к преподавателям высокие требования. Так, у нас почти стопроцентная «остепененность» преподавательского коллектива. Тем, кто захочет поступать в аспирантуру, писать диссертации, мы поможем, тем более что у нас работают два диссертационных совета — один по криминальному, второй по гражданскому и трудовому праву. Постараемся создать все условия для адаптации и повышения квалификации, научного и профессионального роста.

Сегодня руководство страны говорит о повышении роли общественных аккредитаций. Мы провели по своей инициативе аккредитацию Юридического института еще пять лет назад. Сейчас эту аккредитацию проводит Ассоциация юридического образования вместе с Ассоциацией юристов России. Мы одни из первых прошли эту аккредитацию уже в качестве Юридической школы ДВФУ и получили официальное свидетельство.

— Владимир Иванович, вы говорите об интернационализации университета.  Вероятно, решение этой задачи предполагает активное применение новых образовательных технологий?

— Уровень интернационализации нашего юридического образования и его международного авторитета достаточно высок, но нужно идти по этому пути дальше. Мы много думаем о новых образовательных технологиях. Плюсом российского образования всегда была его фундаментальность, а минусом — то, что наши преподаватели читали слишком много лекций, это называется «передача информации из головы в голову». Такая система была оправдана, когда я был студентом, — не хватало учебников, не было даже ксероксов, не говоря об электронных ресурсах. Но сейчас ситуация кардинально иная, любую информацию можно найти в интернете или специальных базах данных. Преподаватель в этих условиях должен сменить свою роль. Если раньше он был таким мудрецом, изрекавшим истину, то сегодня роль преподавателя — это роль поводыря в мире знаний. Он должен рассказывать студенту, где и как получать знания, и обсуждать с ним проблемы, а не элементарную информацию. Студент должен серьезно ориентироваться на самостоятельную работу, а преподаватель — консультант, разрешающий спорные вопросы. Поэтому мы в последнее время последовательно уходили от бесконечного сидения студентов в аудиториях.

— Что пожелаете абитуриентам-2011?

— Чтобы у каждого была мечта. Если есть мечта — например, стать юристом, — то появится и желание ее реализовать. Тогда будут труд, интерес, усидчивость, освоение науки. Не дай бог, чтобы у человека не было мечты. Пусть будет мечта, пусть будут сила и характер, чтобы идти к этой мечте. Тогда человек не только получит образование, к которому стремится, но и станет успешен — как в жизни, так и в работе.

№ 86 / Макаров Василий / 26 мая 2011
Статьи из этого номера:

Я не ищу здесь правосудия

Подробнее

Майор Матвеев и его «гражданская война»

Подробнее

Большая стирка

Подробнее