Образование

Ускорение свободного подъема

Инновации — это превращение знаний в деньги, и «силиконовые долины» создаются снизу, а не сверху

Ускорение свободного подъема


Лоран Гримио (Laurent Grimiaux) из бельгийской фирмы «Фишинг Кактус» (Fishing Cactus), которая за три года с нуля успешно продвинулась на рынке компьютерных игр и компьютерной графики
На сцене актового зала европейского филиала компании «Майкрософт» (Microsoft) на улице Трон в Брюсселе соревновались «облачные» «стартапы», а судьями были «бизнес-ангелы». Звучала смесь айтишного жаргона с молодежным, а настроение и атмосфера не напоминали ни деловой форум, ни научный симпозиум. Cкорее дискотеку… Москвич Алекс Бабин проделал на сцене несколько па ча-ча-ча, рассказывая жюри и публике, какой восторг испытывают клиенты от продукции его предприятия Actio.tv. Это был единственный российский участник финала конкурса стартапов хай-тек (молодых развивающихся бизнес-проектов в области высоких технологий) на европейском саммите программы «Майкрософт БизСпарк» (Microsoft BizSpark). Он был в числе 15 финалистов, отобранных по всей Европе из десятка тысяч успешных стартапов, основанных на IT-технологиях.

В зрительном зале — около 200 европейских предпринимателей из «высшей лиги», инвесторов, фабрикантов, журналистов специализированных изданий. Живой справочник «Кто есть кто» в европейском мире высоких технологий. И они отобрали молодых людей из Москвы в число лучших.

Судьи пристрастны. Они судят не только за идею, но и за свой кошелек. Это известные в Европе «бизнес-ангелы» — предприниматели, которые вкладывают свободные средства в многообещающие проекты. К концу дня выявлены три призера, а российский Actio.tv. получил особый приз зрительских симпатий по числу «кликов» на сайте саммита за время голосования.

Алекс Бабин сказал судьям и публике, что реклама на сегодняшнем телеэкране мало изменилась за двадцать лет. Она не дает информации. Он и коллеги показали образцы интерактивных видеоклипов. Это когда по ходу мини-фильма зритель в любой момент кликает мышкой по интересующей детали и тут же получает текст с ее описанием и/или контактами поставщика. Или вызывает желаемое продолжение сюжета.

Рекламные и учебные ролики, инструкции для пользователей, просто забавное кино… Вот кошка сидит у рулона туалетной бумаги. Кликаете на слово «ненавидеть», и она бросается яростно драть рулон. Но это так, «для фана». В целом же продукция фирмы продается, есть спрос.

— А как с конкуренцией «больших парней» типа YouTube? — спрашивают из судейской коллегии.

— Они делают нечто похожее, но мы, по мнению наших клиентов, технологически более конкурентоспособны, — задиристо парирует Алекс.

— Расскажите о своей команде.

— О, это умницы. Нас больше двадцати.

Коротко и просто, но подробнее в этом контексте и не требуется.

Все стартапы, представленные на конкурс, — это бизнес, то есть средство заработать деньги, с выдумкой используя новейшие «софты». Продукты можно объединить словами: «Игры, реклама, поиск, анализ, совет». В том числе «облачные» компьютерные услуги — перспективное и модное направление. Это когда клиент для сложных и объемных расчетов использует не свой собственный софт и возможности «железа», а «облако» ресурсов удаленных серверов, оплачивая их услуги по факту. «Облачные вычисления для информационного общества — это все равно что электричество для индустриального общества», — заявил президент корпорации «Майкрософт-Европа» Ян Мюльфайт.

Мое не просвещенное в IT-технологиях внимание привлекли лишь некоторые проекты, промелькнувшие на сцене и экранах за время саммита. Biztelligence из Швейцарии представил аналитическую программу, которая отслеживает передвижение покупателей в магазине. Светящиеся пучки линий на демонстрационном ролике показывают, где люди чаще появляются, а какие части торговой площади удостоены меньшего внимания. Программа различает среди покупателей мужчин и женщин, помечая их маршруты разными цветами, а продавцов исключают из анализа с помощью микрочипов. Хозяевам магазина этот анализ весьма полезен и пользуется спросом.

Techila из Финляндии представила компьютерное «облако» для исследователей в области биологии и других естественных наук, фармацевтических фирм, которым дешевле платить за его услуги, чем приобретать неподъемные «железо» и софт для решения своих задач. Weplay из Мадрида помогает музыкальным группам, анализируя их аудиторию, найти инвесторов. Numenus из Германии вышел в финал, представив инструмент компьютерной графики для быстрого составления объемных визуальных моделей автомобилей и зданий, что в разы сокращает время работы дизайнеров и архитекторов. Исмаэль Нзутум из парижского стартапа I-dispo рассказал о своей фирме, которая создала лучший региональный поисковик. В апреле у них была тысяча ресторанов в базе и тысяча посетителей сайта. В июне прогнозируется до 200 тысяч предприятий и более 10 миллионов посетителей сайта.

И так далее.

Инновации — больная тема для Европейского союза. Может быть, не настолько больная, как для России, но все же (Сколково здесь пока не комментируют из-за недостатка исходных данных). Знакома и тема утечки молодых мозгов за океан. Европейская комиссия и другие институты ЕС стараются повернуть тенденцию сползания Старого континента на технологическую периферию.

Мы поговорили с президентом Союза малого и среднего бизнеса в христианско-демократической фракции Европарламента, депутатом из Германии, инвестором с солидным опытом Петером Юнгеном. Европейцы, объединив усилия всех стран-членов, хотели бы создать у себя нечто вроде Силиконовой долины, рассказал он. Но сначала нужно понять, что «силиконовые долины» создаются не сверху вниз, а снизу вверх. В Америке ее создали люди, а не государство. Это изначально малый рискованный частный бизнес. Ее нельзя учредить законом. Быть предпринимателем венчурного стартапа в «силиконовой долине» или другом подобном кластере в США — все равно что быть первопроходцем, героем.

«В Европе мы психологически далеки от этого, — признается Юнген. — Если смотреть в глобальном контексте, то цифры по Германии и ЕС — это катастрофа. Начнем с того, что результат предпринимательства — это либо иметь успех и разбогатеть, либо разориться и стать бедным. Оба этих варианта, согласно опросам в Германии, воспринимаются негативно». Из этого вытекает и объем инвестиций в венчурные проекты. На душу населения он составляет в Европе всего 10 долларов в год (в Германии — 5). По сравнению с сотней долларов в США и 178 долларами в Израиле. Если так пойдет дальше, то к середине века Европу по этому показателю обгонит Китай. Израиль вкладывает в стартапы больше денег, чем Германия, Франция и Великобритания, вместе взятые.

По мнению Юнгена, есть традиции, которые в худшую сторону отличают Европу от Америки и которые надо преодолеть. Например, за океаном существует интерфейс между наукой и венчурным бизнесом. Между университетами и венчурными предприятиями нет непреодолимой пропасти, профессор может стать соучредителем фирмы или уйти из университета на два года для раскрутки стартапа, а потом вернуться. В Европе наука и бизнес — две разные сферы. Лучшая помощь стартапам, по мнению Юнгена, это освободить их от борьбы с бюрократией. Если у крупной корпорации есть юридический отдел, где свои бюрократы борются с государственными, то у малых предприятий такого отдела нет, и им приходится отнимать от бизнеса на волокиту много времени и внимания.

«Если мы спросим у европейских предпринимателей, какой помощи они больше всего хотели бы от государства, — сказал парламентарий, — то ответом будет: «Пусть оно оставит нас в покое». Когда мы говорим об инновационном предпринимательстве, то имеем в виду прежде всего малый и средний бизнес. Это верно, но неточно. Нам нужен быстро растущий малый и средний бизнес».

У другого нашего собеседника очень длинный официальный титул: вице-президент корпорации «Майкрософт» по стратегии и развитию нового бизнеса. Сам Данэл Левин объяснил, что он отвечает за отношения корпорации со стартапами и инвестиционным сообществом, выстраиванием связей с такими партнерами, как Adobe, IBM, Apple и Google. К этому можно добавить, что он управляет предприятиями «Майкрософт» в Силиконовой долине Калифорнии (2500 человек), а также состоит корпоративным членом правления Национальной ассоциации венчурного капитала США. Левин рассказал, что «БизСпарк» — это программа-ускоритель для развития венчурного бизнеса. В нее принимаются высокотехнологичные предприятия не старше трех лет и с годовым оборотом не больше 700 тысяч долларов.

«Майкрософт» дает молодым предприятиям бесплатно в течение двух-трех лет новейшее программное обеспечение, доступ в «облачные» сервисы, представляет их партнерам софтверного гиганта, то есть «выводит в свет». Но денег не дает. «Мы делаем так, чтобы молодые предприятия сосредоточивали внимание и средства на бизнесе как таковом и не тратили их зря на приобретение дорогих технологий», — описал он цель программы.

Microsoft не становится акционером предприятий, которым оказывает помощь. Корпорация помогает софтом четырем десяткам тысяч начинающих предприятий во всем мире. Участвовать в их бизнесе было бы проблематично, объясняет Левин. Транснациональный гигант зарабатывает тем, что ловит эти предприятия на свой крючок и, в случае их успеха, в долгосрочной перспективе рассчитывает генерировать доходы за счет абонентской платы и других услуг.

Деньги на малый венчурный бизнес дают «ангелы», например, ассоциации владельцев недвижимости во Франции, а также профессиональные венчурные фонды. «Майкрософт» перед собой такой задачи не ставит.

№ 91 / Минеев Александр / 30 июня 2011
Статьи из этого номера:

Россию погонят из Европы?

Подробнее

«Будем считать, что отставания нет»

Подробнее

Жизнь после нефти

Подробнее