Политика

Дела сердечные

Почему в уголовном деле № 138212, которое рассматривает суд Приморского края, не хватает фигурантов?

Дела сердечные


Громкое уголовное дело, более известное как «дело Мещерякова», расследовалось на протяжении трех с лишним лет — сперва следственным управлением прокуратуры, а с осени 2007 года — уже силами образованного следственного комитета. Из 14 нынешних подсудимых больше половины провели за решеткой не по одному году, но, когда в суде начался процесс, подсудимые и их защита поставили вопрос о том, что наравне с ними нести ответственность должны и многие другие лица. В частности — «неустановленное лицо», организовавшее и возглавлявшее (по версии обвинения) данное преступное сообщество, а также чиновники Минимущества России, с чьего одобрения проводились сделки, которые следствие сочло преступными…
Некоторые обстоятельства, связанные с попыткой установить «неустановленное лицо», стали известны «Новой газете во Владивостоке».

Из истории болезней

Уголовное дело, появившееся в декабре 2006 года, фактически начиналось годом раньше. За «главаря» в нем проходит бывший вице¬губернатор, а на тот момент и. о. руководителя Территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом (ТУ ФАУФИ) Игорь Мещеряков. Следствие также предъявило обвинения в должностных преступлениях бывшему директору Дальневосточного филиала ФГУП «Федеральная логистика» Феликсу Кручу и главе департамента имущественных отношений администрации Приморья Владимиру Книжнику...

О более высокопоставленных госчиновниках речи тогда не шло. И лишь в 2007¬м, когда материалы «реализовались» в уголовное дело № 138212, следствие стало выявлять новых фигурантов — вплоть до губернатора Приморья Сергея Дарькина, который, впрочем, вскоре из дела исчез, оставив после себя лишь загадочное «неустановленное лицо». В отношении «не установленного следствием лица», организатора и лидера ОПС, материалы дела выделены в отдельное производство. И судебный процесс идет своим чередом, периодически вызывая в краевых и центральных СМИ «информационные всплески», которые, впрочем, до сенсаций не дорастают — коррупционным процессом в наше время трудно кого¬либо удивить.

Лично Сергея Дарькина следствие побеспокоило лишь в мае 2008¬го, проведя обыски и выемки документов в его рабочем кабинете и по месту жительства. Но обвиняемым по данному делу губернатор так и не стал — после оперативно¬следственных мероприятий ему стало плохо с сердцем и Сергей Дарькин срочно вылетел в столицу. А из санатория в Барвихе вернулся уже вне подозрений. Залечив свою боль сердечную. Но зато буквально через два­три месяца после внезапной болезни Сергея Дарькина внезапно захворал его бывший соратник — экс¬мэр Владивостока и экс-депутат ЗС ПК Владимир Николаев, срочно отправившийся лечиться за границу. В то время эти внезапные болезни никто не связал, хотя Николаев в Россию так и не вернулся — здесь его ждет судебное решение о замене условного срока на реальный. Но мы теперь можем рассматривать версию болезней мэра с губернатором именно в контексте следствия по уголовному делу № 138212.

Ценный свидетель

В распоряжении «Новой газеты»» имеются фотокопии весьма любопытных документов, коих, надо полагать, на данный момент в материалах дела, рассматриваемых судом, уже нет. Если верить первому документу, то это протокол допроса свидетеля… Владимира Николаева от 24 декабря 2007 года. День этот был для экс¬мэра знаковым: именно тогда суд Ленинского района Владивостока приговорил его к 4,5 года лишения свободы условно, и Николаева освободили из¬под стражи. Чтобы он смог — как говорится, с корабля на бал — отправиться в кабинет 77 следственного комитета при прокуратуре Приморского края, где старший следователь по особо важным делам Ольга Кравченко его и допросила: как явствует из документа, допрос длился с 20.00 до 21.40. Протокол допроса состоит из шести страниц компьютерного текста, не считая титульного листа, и каждая страница украшена витиеватой подписью экс¬мэра, легко узнаваемой по его постановлениям. И, судя по содержанию документа, Сергей Дарькин в этом деле был, причем, как и подобает губернатору, одной из главных фигур! А еще там упоминается депутат Госдумы Руслан Кондратов, ну и, конечно, Игорь Мещеряков с Владимиром Книжником: в показаниях экс¬мэра Николаева очень подробно расписана старая интрига с продажей здания по адресу: улица Пограничная, 2, где располагалось ООО «Медиа 7» депутата ЗС ПК Оксаны Рыбалко, находившейся в состоянии конфликта с «Белым домом» из¬за критических сюжетов на телеканале «ТНТ¬Владивосток».

Краткий пересказ содержания этого протокола сводится к тому, что Владимир Николаев сообщает следствию обстоятельства приватизации этого «лакомого» здания в центре города: мол, губернатор дал команду здание, арендуемое медиакомпанией, продать с торгов, да не кому попало, а «своим» фирмам. Чтобы в дальнейшем ООО «Медиа 7» из помещения выселить и пресечь вещание — именно на этом здании стояла вся необходимая для вещания техника, а ее перенос (демонтаж и установка на новом месте) однозначно вызвал бы серьезные сбои в работе фирмы и вещании «ТНТ-Владивосток». Эта интрига, по словам свидетеля Николаева (предупрежденного об ответственности за дачу ложных показаний), развивалась более года: Мещеряков и Книжник якобы обещали ему — мэру города! — что исполнят указание Дарькина, продадут здание с торгов, но затем это здание перепродадут какой­нибудь из фирм, подконтрольных самой Оксане Рыбалко, — с минимальным «наваром», практически по себестоимости. Обещали, но обманули — само здание с торгов¬то продали, а вот с депутата Рыбалко потребовали за него уже рыночную стоимость, 4 500 000 долларов США, в десятки раз больше, чем уплатили государству за его приватизацию… В том же контексте упомянуты процессы банкротства холдингов «Дальморепродукт» и «Дальзавод», а также приватизация пляжа «Юбилейный» и спорткомплекса «Водник» структурами Руслана Кондратова…

Все это могло бы иметь значительную процессуальную ценность, если бы не каверзное «но»: 21 мая 2010 года Владимир Николаев официально отказался от ранее данных им показаний, письменно пояснив, что показания были им даны буквально «под диктовку» следствия в лице Ольги Кравченко и только после продолжительного «физического и психологического давления», «под угрозой продолжения уголовного преследования». Не можем удержаться, чтобы не процитировать второй документ — заявление экс¬мэра, сделанное уже из¬за пределов покинутой им России. «После оглашения приговора, который закончился уголовным наказанием, я был освобожден из¬под стражи, но пресс­службой прокуратуры было сделано заявление о принесении кассационного представления на предмет отмены уголовного приговора… В этот же день, через несколько часов после оглашения приговора, я был вызван на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу, где фигурировали должностные лица: Дарькин, Степанченко, Мещеряков, Кондратов, Новиков и другие. Перед допросом меня убеждали в необходимости дачи показаний, фактически склоняя к пояснениям, которые не были мне достоверно известны. В течение десяти месяцев я находился в следственном изоляторе, терпел физические и нравственные страдания, а после освобождения существовала реальная перспектива отмены уголовного приговора. При таких обстоятельствах я был поставлен в безвыходное, безнадежное положение… Поскольку правоохранительные органы воспользовались моей безысходной ситуацией и, по существу, склонили меня к даче нужных им показаний, я категорически отказываюсь от тех пояснений, которые имеются в уголовном деле…» По информации «Новой во Владивостоке», отказ Николаева от ранее сделанных показаний заверен нотариально.

Тайны следствия

В свете показаний и отказа от них свидетеля Владимира Николаева вся картина с «сердечной болью» губернатора Сергея Дарькина и его бывшего закадычного друга и соратника Владимира Николаева предстает в крайне интересном виде. Мы, конечно, можем только делать предположения, но в данном контексте выстраивается логическая цепочка.

А именно — как версия: после конфликта с губернатором экс¬мэр отправляется в тюрьму и под суд. Но, вероятно, во время следствия по своему делу он достигает договоренностей со следователями и получает условный приговор в обмен на показания против губернатора Дарькина — каковые показания и дает прямо в день суда после освобождения из¬под стражи. Так в деле Мещерякова и Ко «закрепляется» и сам губернатор. Но после того как Сергей Дарькин слетал «полечиться» в Москву и «сорвался с крючка» ФСБ и СКП, под Николаевым «загорелась земля» и срочно уезжать за границу пришлось уже ему.

В политике и власти у нас как в мафии: войти дорого, выйти — еще дороже. Но Владимир Николаев — боец тертый, заработавший авторитет потом и кровью не в кулуарах партсобраний, а на разборках бандитского Владивостока. Поэтому — опять¬таки можем только предполагать — если следствие рассчитывало, что оно может использовать Николаева, то тот, в свою очередь, сам использовал следствие. Чтобы покинуть застенки и вместе с ними Владивосток и Россию. А вместе с ними и «Единую Россию» вкупе с постом мэра, куда его в свое время определили. И откуда открылась ему долгая дорога через казенный дом…

Неизвестно, сыграли ли подобные «следственные эксперименты» свою роль, но через какое­то время следователь по особо важным делам Ольга Кравченко была отстранена от данного расследования. По поводу самого дела озвучиваются разные версии. В частности, оно  якобы спровоцировало захват имущества компаний, которые принимали участие в аукционах по продаже госсобственности. Другая же версия «заказа» и вовсе политическая: якобы дело возбуждено с целью скомпрометировать губернатора Приморского края Сергея Дарькина и отстранить его от должности накануне развертывания в крае грандиозных строек к форуму АТЭС¬2012.

Конечно, можно сколько угодно обсуждать «заказ» и рассуждать об «интересантах» такого якобы «заказа». Можно отмести эти версии в сторону, но в любом случае всплывающие сейчас документы с данными о несостоявшихся ВИП¬фигурантах дела с их внезапными болезнями и столь же чудесными исцелениями дают лишь новую пищу для массы домыслов о «высоких отношениях» в высших эшелонах власти и об интригах в «благородном семействе» прокурорско­следственных органов при расследовании «политических» дел.

№ 98 / Виктор Булавинцев, Алексей Распутный / 18 августа 2011
Статьи из этого номера:

Репетиция декабрьских подтасовок?

Подробнее

Обезглавленный район

Подробнее

Что немцу хорошо, то русскому смерть

Подробнее