«Разгром»: век спустя
«Разгром»: век спустя

Пройдя тропой Левинсона, журналисты «Новой во Владивостоке» нашли могилы фадеевских героев


Фадеева сегодня читать не принято. В советские времена его рукоположили в классики — и обронзовили до отторжения. В перестроечные и сразу после — объявили сталинским сатрапом и исчадием. Еще позже сделали вид, что такого писателя вообще нет. …Такой писатель есть. «Разгром», написанный 25-летним бывшим партизаном, — великолепная книга. Журналисты «Новой во Владивостоке» предложили вариант ее нового прочтения, повторив путь, которым в книге отряд Левинсона уходил от преследования.

№ 192 / Авченко В, Мальцев Ю.(фото)
Подробнее
Баба Уля и баба Дарья
Баба Уля и баба Дарья

Карта памяти Юрия Роста


На берегу Пинеги-реки стоит немудреная деревенька из двух дворов. Да и дворов-то нет — избы. На две, значит, избы — один колодец с журавлем, одна черная баня и часовенка в поле маленькая тоже одна. В ней колхозное зерно хранили. За полем — лес, где «медведь, быват, бродит» и куда жители деревеньки с ягодным именем Ежемень ходят собирать землянику или грибов наломать. А жителей этих в деревеньке немного — двое. Баба Уля и баба Дарья. За семьдесят годов бабам, и давно уже, двадцать, верно, лет, они живут без мужей. Заболели мужья в один день. И померли. Правда, Улин через четыре дня после Дарьиного. От той поры они и живут на лесной северной реке вдвоем, но порознь.

№ 191 / Рост Юрий
Подробнее
Война. Земля и небо
Война. Земля и небо

Безвестные и знаменитые фронтовые фоторепортеры, а также обозреватель «Новой газеты» Алексей Поликовский — о павших и живых, о слезах и подвигах, о боли и терпении. О торжестве человеческого духа. О том, как шли к Победе…


На гимнастерке у капитана Попова медаль «За отвагу» и два ордена Боевого Красного Знамени. Все три награды он получил за два с половиной месяца боев лета 1942 года, когда если и вылезал из кабины самолета, то только на полчаса, чтобы снять шлемофон, промыть горящее лицо ледяной водой и положить за щеку кусочек арбуза.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее
Комбат
Комбат


Фотограф Макс Альперт сидел в неглубоком окопчике, когда началась атака. День был летний, знойный, жаркий. Когда фигура офицера возникла на фоне неба, фотограф едва успел поднять объектив и нажать на спуск. Тут же рядом что-то грохнуло, раздался крик: «Комбат убит!» — и по спине фотографа забарабанили комья земли.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее
Наше дело правое
Наше дело правое


Все удалось вместить фотографу в этот кадр. Во-первых, страна. Она узнаваема с первого взгляда. Этот лес, на него достаточно взглянуть, и ты уже в нем. Во-вторых, дорога, этот сухой летний проселок между высоких деревьев, ведущий к станции, на которую каждый из нас хоть раз в жизни приезжал вечерней электричкой. Посмотрите, как плавно вздымается дорога впереди, чтобы потом снова уйти вниз. А еще обратите внимание на левый край кадра. Там за столбом с плакатом виден штакетник забора. За ним высокая береза с богатой листвой, дальше угадывается в тени дерева старый дачный дом.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее
Отступление
Отступление


Летом 1941 года молодой офицер учит бойцов из батальона народного ополчения Ленинского района города Москвы правильным приемам штыкового боя. Деревяшки с ветками, стоящие посреди поля, изображают немцев. Сам офицер с осиновым дрыном становится позади то одной деревяшки, то другой, и тогда они оживают, начинают сопротивляться острому штыку красноармейца.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее
Пленный
Пленный


Ему теперь все время придется ждать. Ждать, куда погонят. Ждать, чтобы дали поесть. Ждать, чтобы дали воды. Ждать конца дня, чтобы наконец завернуться в старую, обтрепанную шинель, лечь на землю и закрыть глаза, прячась от всего, что вокруг, в тяжелый, муторный сон.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее
Граната
Граната


Мы не знаем, где находится это поле с высокой травой, каковы координаты тощего кустика с веткой, облепленной ягодами, где растет низкий густой перелесок, состоящий из молодых берез и осин. Мы не знаем также, где именно распахнулось над головой белое выцветшее небо в легких облаках. Место съемки неизвестно.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее
Солдат
Солдат


Рядовой Овчаренко ехал лесом на телеге с боеприпасами, когда вдруг по проселку его нагнали два грузовика с немцами. Из кабины вышел серый офицер. Двадцатидвухлетний крестьянский сын Овчаренко до сего дня ни разу в жизни не видел немцев. Он стоял с винтовкой в руках, глядя в недоумении и на офицера, и на непривычного вида машины, и на странные каски на головах у тех, чужих, сидящих в кузове.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее
Разведчики
Разведчики


Разведчики вернулись из немецкого тыла. Это май 1942 года, Юго-Западный фронт. В центре кадра, в ушанке набекрень, стоит разведчик по фамилии Саморалов, а имени его до нас не дошло. От остальных не дошло и фамилий. Саморалов объясняет деловито, что они там, в немецком тылу, видели. Вокруг них собрались офицеры, которым эти сведения нужны как воздух, собрались солдаты, чтобы поглазеть на этих суровых, особых, чуть загадочных и легендарных людей.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее