Комбат
Комбат


Фотограф Макс Альперт сидел в неглубоком окопчике, когда началась атака. День был летний, знойный, жаркий. Когда фигура офицера возникла на фоне неба, фотограф едва успел поднять объектив и нажать на спуск. Тут же рядом что-то грохнуло, раздался крик: «Комбат убит!» — и по спине фотографа забарабанили комья земли.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее
Наше дело правое
Наше дело правое


Все удалось вместить фотографу в этот кадр. Во-первых, страна. Она узнаваема с первого взгляда. Этот лес, на него достаточно взглянуть, и ты уже в нем. Во-вторых, дорога, этот сухой летний проселок между высоких деревьев, ведущий к станции, на которую каждый из нас хоть раз в жизни приезжал вечерней электричкой. Посмотрите, как плавно вздымается дорога впереди, чтобы потом снова уйти вниз. А еще обратите внимание на левый край кадра. Там за столбом с плакатом виден штакетник забора. За ним высокая береза с богатой листвой, дальше угадывается в тени дерева старый дачный дом.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее
Отступление
Отступление


Летом 1941 года молодой офицер учит бойцов из батальона народного ополчения Ленинского района города Москвы правильным приемам штыкового боя. Деревяшки с ветками, стоящие посреди поля, изображают немцев. Сам офицер с осиновым дрыном становится позади то одной деревяшки, то другой, и тогда они оживают, начинают сопротивляться острому штыку красноармейца.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее
Пленный
Пленный


Ему теперь все время придется ждать. Ждать, куда погонят. Ждать, чтобы дали поесть. Ждать, чтобы дали воды. Ждать конца дня, чтобы наконец завернуться в старую, обтрепанную шинель, лечь на землю и закрыть глаза, прячась от всего, что вокруг, в тяжелый, муторный сон.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее
Граната
Граната


Мы не знаем, где находится это поле с высокой травой, каковы координаты тощего кустика с веткой, облепленной ягодами, где растет низкий густой перелесок, состоящий из молодых берез и осин. Мы не знаем также, где именно распахнулось над головой белое выцветшее небо в легких облаках. Место съемки неизвестно.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее
Солдат
Солдат


Рядовой Овчаренко ехал лесом на телеге с боеприпасами, когда вдруг по проселку его нагнали два грузовика с немцами. Из кабины вышел серый офицер. Двадцатидвухлетний крестьянский сын Овчаренко до сего дня ни разу в жизни не видел немцев. Он стоял с винтовкой в руках, глядя в недоумении и на офицера, и на непривычного вида машины, и на странные каски на головах у тех, чужих, сидящих в кузове.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее
Разведчики
Разведчики


Разведчики вернулись из немецкого тыла. Это май 1942 года, Юго-Западный фронт. В центре кадра, в ушанке набекрень, стоит разведчик по фамилии Саморалов, а имени его до нас не дошло. От остальных не дошло и фамилий. Саморалов объясняет деловито, что они там, в немецком тылу, видели. Вокруг них собрались офицеры, которым эти сведения нужны как воздух, собрались солдаты, чтобы поглазеть на этих суровых, особых, чуть загадочных и легендарных людей.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее
Полуторка
Полуторка


Застряли. И лужа вроде не такая уж глубокая, и грязь не такая густая, а вот — встала и не идет! Ну что ж, три бойца попрыгали прямо в грязь из кузова, сержант вылез из кабины вместе с шофером, и началась обычная, привычная, по сей день знакомая любому русскому автомобилисту работа.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее
Штурмовик
Штурмовик


Экипаж штурмовика Ил-2, в составе летчик Алексухин и стрелок Гатаюнов, позирует фотографу Гурарию на фронтовом аэродроме летом 1943 года. Это где-то под Харьковом. Лица худые и суровые. Летчик и стрелок похожи друг на друга, как братья. Или это делают их похожими авиационные шлемы и то выражение в глазах, по которому понимаешь, откуда они сейчас вернулись. И куда полетят опять, как только в пулемет их штурмовика заправят новые ленты, а в баки зальют новое горючее.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее
Сорокапятка
Сорокапятка


Так или примерно так говорит артиллеристам маленький солдат с узким добрым лицом под пилоткой, с длинными руками, на кривоватых ногах, посланный с передовой в ближний тыл, в лесок. Но какой же это тыл? Весенний лес полон тревожным гулом, мокрая земля под ногами артиллеристов дрожит от рева танковых моторов, высоко вверху, там, где истончаются стволы берез, гуляет эхо. И они переглядываются, вздыхают, берутся за свою пушку, катят ее с напрягом и нажимом сначала по старой, прошлогодней листве, потом по черной воде, налившейся в ямину, а потом по дороге, которую проложили в поле полуторки и мотоциклисты. Но какой смысл ее толкать по дороге? Они сталкивают свою пушку на низкую траву и катят ее по траве уже почти без усилий. Она сама идет.

№ 186 / Поликовский Алексей
Подробнее