«Герман Эдуардович, завтра мы предадим Вас земле!»
«Герман Эдуардович, завтра мы предадим Вас земле!»

Как воевать с белым медведем, долбить арктический лед и кто такой доктор Герман Вальтер, по забытой могиле которого ориентируются современные полярники


Сделать дружественный и вполне симпатичный коктейль из романтики, памяти предков, покорения Арктики, немцев, остзейских баронов, якутов, русских, эстонцев и белых медведей было под силу только Дмитрию Шпаро с его упрямством, дозированной вредностью, железной несгибаемой волей, закаленной Арктикой, и самыми необыкновенными восторженными почитателями в разных уголках страны, готовыми предложить помощь.

№ 98 / Ивлева Виктория
Подробнее
И Хрущев съел Кука
И Хрущев съел Кука

Никита Сергеевич лично занялся перевоспитанием главы западноукраинского подполья


Известно трепетное отношение Никиты Сергеевича Хрущева к Украине. Здесь он «секретарил», то есть был полновластным хозяином в 1938–1949 годах (с известным перерывом 1941–1944). При нем в так называемой «Закерзонии» (по имени лорда Керзона), территории Западной Украины, вошедшей в состав СССР после разгрома в 1939 году Польши, разгорелась острая повстанческая борьба. Объединенные западноукраинские структуры ОУН (Организация украинских националистов) и УПА (Украинская повстанческая армия) оказывали отчаянное сопротивление «русским оккупантам». Не удивительно, что после смерти Сталина и нейтрализации Берии Хрущев взял развитие событий в западных областях под личный контроль.

№ 95 / Меленберг Александр
Подробнее
От чего ушел Толстой?
От чего ушел Толстой?

Сперва — от литературы в публицистику. Потом — от церкви в свою веру. И, наконец, от семьи. В никуда?


«Кто? Толстой? — спросила подружка. — Зачем? Это скучно…» Штампы «гений», «классик», «зеркало русской революции» и прочий хрестоматийный хлам давно отучили нас от Льва Николаевича. Штампы — лучшее средство забвения Толстого, опасного для власти и церкви, которых на весь мир и что было голосу отрицал. Но сто лет назад, 28 октября 1910 года, этот «скучный» человек потряс всю Россию. Ранним морозным утром, в предрассветной темноте, боясь разбудить ненароком безумную жену свою Софью Андреевну и опасаясь погони, Толстой бежал из Ясной Поляны сам не зная куда. Думал — к новой праведной жизни. Оказалось — прямо в смерть. До нее оставалось всего-то несколько дней.

№ 60 / Островская Наталья
Подробнее
Морской десант
Морской десант

Прославленное соединение Тихоокеанского флота отмечает юбилей


100-я бригада десантных кораблей ТОФ уникальна во многих смыслах. Наверное, можно смело утверждать, что это единственное в СССР, а ныне в России крупное военно-морское соединение, местом рождения которого являются… Соединенные Штаты Америки.

№ 37 / Кузьмичев Егор
Подробнее
Орден прочного корпуса
Орден прочного корпуса

К 50-летию создания атомного подводного флота на Тихом океане


Орденом называют металлический знак, признающий заслуги конкретного человека перед обществом. Но другое значение ордена — как раз само общество, союз людей, сплоченных идеей, верой, судьбой. Таким орденом были советские подводники с атомных ракетных субмарин. Такими они остаются и сегодня.

№ 54 / Ощенко Владимир
Подробнее
Орден прочного корпуса
Орден прочного корпуса

К 50-летию создания атомного подводного флота на Тихом океане


Продолжение. Начало в № 52 от 23 сентября 2010 года Орден — не только награда. Орден — братство рыцарей, общество людей, посвященных в особые тайны. Таким орденом стали 50 лет назад советские подводники на Тихом океане; первые атомные лодки 659-го проекта строились в Комсомольске-на-Амуре под личным контролем академика Александрова, под их секретную базу в бухте Павловского в Приморье был построен город, заводы, верфи. На атомный подводный флот уходили служить лучшие: старший сын тогдашнего 1-го секретаря Приморского крайкома КПСС Ломакина оканчивал штурманский факультет ТОВВМУ со специализацией «БЧ-1 АПЛ». А первая атомная подводная лодка Тихоокеанского флота К-45 подняла флаг ВМФ СССР 18 сентября 1960 года.

№ 53 / Ощенко Владимир
Подробнее
Орден прочного корпуса
Орден прочного корпуса

К 50-летию создания атомного подводного флота на Тихом океане


Необходимое предисловие: орденом в советской жизни называли некий металлический символ, который давал какое-то преимущество в распределении материального дефицита. Но у первого значения слова «орден» — совсем другой смысл: братство рыцарей, уставное общество посвященных в сокровенные тайны.

№ 52 / Ощенко Владимир
Подробнее
Камикадзе над Владивостоком: правда и вымысел
Камикадзе над Владивостоком: правда и вымысел

Ровно 65 лет назад последний смертник японских ВВС был сбит в районе Первой речки


Идея о присвоении Владивостоку почетного звания «Город воинской славы», которая вот-вот может материализоваться, вызывает разные чувства. У автора этих строк, признаться, — чувство протеста и отторжения. Город, который никогда реально не воевал. Город, на который — к нашему глубочайшему счастью — никогда не упали ни один снаряд и ни одна бомба. (За исключением тех, что обрушивали собственные флотоводцы во время взрывов на арсеналах.) Гражданская война? Покажите в России тот город, по которому она не прокатилась. Вклад в Великую Победу во Второй мировой? Он безусловен и неоспорим, но опять же — найдется ли хоть один российский город, оставшийся в стороне? Как тот же Челябинск, к примеру, во время войны названный Танкоградом. (Не говорю о городе воинской славы Ржеве, сравнивать с которым просто неловко.) Славное историческое прошлое? И оно конечно же есть, но, опять же к примеру, у соседнего Петропавловска-Камчатского с этим обстоит куда как славнее.

№ 47 / Островский Андрей
Подробнее
Невероятная одиссея
Невероятная одиссея

Интервью с писателем Владимиром Липовецким


Об этой удивительной, фантастической истории «Новая газета» во Владивостоке» рассказала читателям в материале «Кругосветное путешествие детей революции». Он был опубликован в новогоднем номере под рубрикой «Рождественская история». И не случайно. Это поразительно, но в самый разгар Гражданской войны почти год во Владивостоке, на Русском острове, существовала огромная колония петроградских детей, которые были спасены от голода. Эта история географически опоясала весь земной шар и растянулась во времени на два с половиной года. Впрочем, невероятная одиссея продолжается и сейчас. «Новой газете» удалось побеседовать с проживающим сейчас в Израиле писателем Владимиром Липовецким, автором книги «Ковчег детей». Именно он открыл миру эту историю…

№ 43 / Распутный Алексей
Подробнее