​Самбо. Made in Урадзиосутоку
​Самбо. Made in Урадзиосутоку

Куда исчезла мемориальная доска Василия Ощепкова во Владивостоке?


Ровно 100 лет назад, осенью тревожного 1914 года, во Владивостоке открылась первая в стране секция японской борьбы дзюдо. Основал ее Василий Сергеевич Ощепков — человек столь удивительной судьбы, что о нем нужно писать романы и снимать фильмы.

№ 263 / Василий АВЧЕНКО
Подробнее
​Японская «Мозаика» и эстонские «Корни»

Хроники дальневосточного Вавилона: белых пятен в истории диаспор Владивостока становится меньше


Характеристика Владивостока как «многонационального города» давно стала расхожим штампом, но сведений об истории той или иной национальной диаспоры нашего города часто не хватает. Особенно это касается периода с XIX века и до Великой Отечественной войны, когда Владивосток действительно был куда многонациональнее, чем сейчас, — в нем были китайская Миллионка, Корейская слободка, японский квартал Нихондзин Мати…

№ 256 / Егор КУЗЬМИЧЕВ
Подробнее
​Непрочитанный Арсеньев. Том 3
​Непрочитанный Арсеньев. Том 3

Наследие писателя, путешественника, исследователя Дальнего Востока только сейчас возвращается к читателю


Арсеньев в сентябре и родился (если по новому стилю), и умер — это к вопросу об информационном поводе; хотелось бы, конечно, чтобы для разговора об Арсеньеве не нужно было искать повод, но, к сожалению, он до сих пор по-настоящему не то что не осмыслен — не прочитан. Широко известны «По Уссурийскому краю» и «Дерсу Узала», но ведь есть и многое другое. Странно сказать: первое полное собрание Арсеньева издается только сейчас. Владивостокский «Рубеж» уже выпустил три тома, всего планируется шесть — и уже с третьего тома начался Арсеньев почти неизвестный (а дальше пойдет — совсем неизвестный: никогда не публиковавшиеся дневники и письма).

№ 255 / Василий АВЧЕНКО
Подробнее
​…Ошибочно принят за вражеский корабль
​…Ошибочно принят за вражеский корабль

О малоизвестных потерях Тихоокеанского флота во время советско-японской войны в августе 1945-го


…Не юбилейные даты привлекают мало внимания. Между тем именно в эти августовские дни 69 лет назад подходила к концу советско-японская война, ставшая финальным аккордом Второй мировой. В последние годы ее иногда называют «странной» войной — советское посольство продолжало находиться в Токио, а, соответственно, японское — в Москве. Тем не менее в этой войне в ходе освобождения Сахалина и Курил, Маньчжурии и Кореи погибли тысячи советских воинов. О многих из них, особенно о героях, таких как Николай Вилков, Петр Ильичев и Мария Цуканова, известно достаточно широко. Но смерть на войне не всегда на виду. Об этом свидетельствуют и многочисленные могилы неизвестных солдат, которым поклоняются по всей нашей стране.

№ 252 / Михаил ГЛАЗКОВ
Подробнее
То, что доктор прописал
То, что доктор прописал

Рецепты Йозефа Геббельса дают результат только в условиях политической диктатуры


Имперский министр народного образования и пропаганды Йозеф Геббельс упивался своей властью над толпой. 18 февраля 1943 года, чеpез месяц после указа Гитлеpа о «пpивлечении всех мужчин и женщин к обоpоне pейха», Геббельс, выступая в беpлинском Двоpце споpта, пpизвал немцев к тотальной войне: — Я спpашиваю вас, готовы ли вы стать опоpой фюpеpу до тех поp, пока победа не будет в наших pуках? Готовы ли вы pаботать для нашей победы, если потpебуется, по десять, двенадцать, а то и по четырнадцать часов в сутки? Готовы ли вы напрячь все свои силы и дать Восточному фронту людей и оружие, которые нужны, чтобы нанести большевизму смертельный удар? Хотите ли вы тотальной войны?

№ 247 / Леонид МЛЕЧИН
Подробнее
150 лет вместе
150 лет вместе

Полтора века русских корейцев: от первых колонистов и Средней Азии до Ким Чен Ира и пян-се


Если с японцами у нас было две войны, интервенция и Хасан с Халхин-Голом, с китайцами — конфликт на КВЖД и Даманский, не считая «манзовской войны» и букета хунхузских историй, то с корейцами — ничего подобного. А ведь Корея и Россия граничат, что, казалось бы, само по себе создает почву для конфликтов. У соседей всегда есть что делить, «братские» народы то и дело воюют.

№ 246 / Василий АВЧЕНКО
Подробнее
Остров Чехов
Остров Чехов

110 лет назад умер писатель, присоединивший к России Сахалин


Чехов — ровесник Владивостока. В 1890 году они увиделись тридцатилетними: молодой, но серьезный писатель, уже не «Антоша Чехонте», — и военный пост, десятилетием раньше получивший статус города. Не стоит преувеличивать значение пяти дней, проведенных Чеховым во Владивостоке на обратном пути с каторжного Сахалина, но свою роль они сыграли: город и писатель, несомненно, повлияли друг на друга. Владивостокские отголоски слышны у Чехова далеко не только в «Острове Сахалине». Не случайно несколько лет назад появилась идея поставить во Владивостоке памятник писателю.

№ 244 / Василий АВЧЕНКО
Подробнее
Вспышка справа
Вспышка справа

Антифашистский рефлекс — не иметь дело с ультраправыми — утрачен. Ненависть к американцам, либерализму и Евросоюзу берет в Европе верх


Никогда еще национализм не был таким сильным и никогда еще он не пользовался столь страстной поддержкой. На всем европейском континенте появилось новое поколение интеллектуалов, которых не смущает, что они состоят в одной партии вместе с неофашистами. Это наглые и изощренные демагоги. «Если патриотизм — это расизм, тогда мы расисты», — говорят они с обиженным видом людей, которых неправильно поняли.

№ 240 / Леонид МЛЕЧИН
Подробнее
Один день Александра Исаевича
Один день Александра Исаевича

Страница из новейшей истории Владивостока


Ровно двадцать лет назад, в эти же последние майские дни, Владивосток ненадолго превратился в столицу мировых новостей. Один раз подобное случилось еще двадцатью годами ранее, когда здесь в 1974-м встречались Брежнев и Форд; еще один раз — 18 годами позже, в 2012-м, когда на Русском острове проходил саммит АТЭС. Смею, однако, как свидетель, утверждать, что такого журналистского ажиотажа, как в конце мая 1994-го, не было никогда. Хотя на фоне других, в первую очередь политических, событий повод, если говорить по-честному, был исключительно частный. Зато какой! Солженицын вернулся в Россию!

№ 239 / Андрей ОСТРОВСКИЙ
Подробнее
Наградные листы
Наградные листы

За годы Великой Отечественной было совершено более 30 миллионов подвигов, мы рассказываем только о некоторых — языком документов


Стучат пишущие машинки. Частый, дробный их стук стоит над всей линией фронта, от промерзших валунов Карелии до желтых заволжских степей. Они стучат повсюду и всегда, в любую погоду и при любых условиях. Где только ни расположится штаб полка, дивизии, корпуса и так далее по всей линии военной иерархии, там возникает без промедления на столе — иногда в светлой комнате полуразрушенного городского дома, иногда в жарком, натопленном углу деревенской избы, а иногда и в бетонном коллекторе жилпромхоза, приспособленном для войны, — громоздкая, раздолбанная, с крупными круглыми клавишами в серебристом ободке пишущая машинка «Ундервуд».

№ 236 / Алексей ПОЛИКОВСКИЙ
Подробнее