Расследование

Свидетели федеральной безопасности

Сотрудники УФСБ по ПК ставят эксперименты над Уголовно-процессуальным кодексом

Свидетели федеральной безопасности


В суде Приморского края повторно слушается уголовное дело № 006070, возбужденное еще в декабре 2007-го по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 283 УК РФ — разглашение сведений, составляющих государственную тайну. В первый раз это дело рассматривалось краевым судом (судья Троеглазов) в 2009 году — и тогда подсудимый — подполковник таможенной службы в отставке Юрий Мельников был приговорен к двум годам лишения свободы условно. Но Верховный суд РФ этот приговор отменил. И вот по прошествии почти четырех лет с момента возбуждения дело слушается заново

Подсудимый

Пенсионеру Юрию Мельникову нет еще и пятидесяти лет, а выглядит он и того моложе: здоровый образ жизни дает результаты. На данный момент он служит и проживает на гидрографическом судне ТОФ, подрабатывает в коммерческой фирме, а из филиала банка, где он работал на момент предъявления обвинения, Мельникову пришлось уволиться. До выхода в отставку Юрий Мельников успел послужить на флоте, затем в милиции, а после и в Дальневосточной оперативной таможне (ДВОТ), откуда и ушел на пенсию. Пришлось это событие на довольно «горячие» для приморских таможенников дни: «раскручивалось» дело бывшего начальника ДВТУ генерала Эрнеста Бахшецяна, а параллельно с ним шло и следствие по делу т. н. «контрабандного ОПС», в ходе которого из Приморья вдруг срочно разъехались по заграницам депутат Законодательного собрания ПК, бизнесмен Геннадий Лысак и его деловые партнеры: Денис Павлов, Сергей Хе, Сергей Бастраков, Сергей Мязь и другие, а также ряд должностных лиц Находкинской таможни. Некоторые, однако, не успели покинуть пределы края и страны, как, например, адвокат Александр Литвинов, на тот момент возглавлявший адвокатское бюро «36 часов», обслуживавшее бизнес-проекты вышеупомянутых лиц, и попали в лапы правосудия. А Юрий Мельников, как оперативник ДВОТ, оказывал помощь следственной группе Генеральной прокуратуры РФ под началом Виктора Наседкина — чем вызвал серьезное недовольство своего руководства. Которое по мере возможности старалось не выносить коррупционный сор из ведомственной избы. И Мельников оказался «лишним» и оставил службу в ДВОТ на фоне внутриведомственных интриг, раздиравших в то время таможенные структуры.

Обвинение

Анонимное сообщение на известном интернет-форуме Центра изучения организованной преступности Юридического института ДВГУ появилось в сентябре 2007 года, аккурат в разгар таможенно-коррупционных «разборок» на довольно высоком уровне. В сообщении шла речь о том, что некоторые офицеры таможенной спецслужбы ДВОТ используют свои должностные полномочия не по назначению, а в целях, далеких от службы… Деталей того сообщения мы раскрывать не станем, так сказать, во избежание, однако отметим, что этой информацией трудно было кого-либо во Владивостоке удивить. Но вот в ДВОТ, а также в ФСБ и транспортной прокуратуре эта публикация вызвала неожиданно бурную реакцию: информация с интернет-форума была изучена экспертами, которые пришли к выводу, что сообщение содержит охраняемые законом сведения, в том числе — об оперативной работе ДВОТ. В декабре 2007 года следственным отделом УФСБ по ПК было возбуждено дело, а уже в феврале 2008 года в деле появился обвиняемый — отставной подполковник Юрий Мельников. И хотя следователи из ФСБ не очень озаботились сохранением гостайны и не приняли никаких мер к удалению из открытого доступа этих якобы секретных сведений, но вот за дело в отношении Юрия Мельникова взялись весьма рьяно, в одночасье сделав из него свидетеля, а затем и подозреваемого с обвиняемым!

Основанием к обвинению отставного подполковника стал тот факт, что уникальный IP-адрес пользователя интернет-форума, оставившего роковое сообщение, принадлежал мобильному телефону, которым пользовался Юрий Мельников. У обвиняемого провели обыски по месту его работы и жительства (в каюте корабля!), изъяли все средства связи, компьютеры-ноутбуки, информационные носители. Наведались с целью так называемого осмотра жилого помещения (без санкции суда!) к его знакомой женщине, где провели этот самый «осмотр», оставив понятых за дверью гостинки, а хозяйку квартиры даже в протокол не внесли и подписать ей протокол не дали. В общем, формальностями особо не утруждались — дело-то государственной важности!

Слежка

Еще на начальном этапе расследования Юрий Мельников, как опытный профессионал в данной области, заметил за собой слежку: одни и те же машины с разными госномерами попадались ему на глаза в разных местах города, одни и те же люди с характерным стилем поведения… Заподозрив неладное, Мельников, бывший опер, а тогда — сотрудник службы безопасности банка, умело подвел следивших за ним людей под банковские камеры слежения, а также потихоньку отснял на цифровой фотоаппарат подозрительные машины. И направил заявления в УФСБ по ПК и прокурору Приморского края, стремясь прояснить ситуацию: ведь если в отношении него ведутся оперативные мероприятия, то по закону он, как обвиняемый, имеет право ознакомиться с их результатами. А если это не официальная оперативно-разыскная деятельность уполномоченных ведомств, то явное нарушение закона? Ответы обвиняемого обескуражили: УФСБ сообщило, что никаких мероприятий в отношении него не проводит, а из прокуратуры сообщили, что госномера автомашин являются списанными и установить их принадлежность не представляется возможным. Эти события также освещались прессой, а на все том же интернет-форуме, который, впрочем, поменял к тому времени официального владельца и сетевой адрес, появились дополнительные фотографии автомашин и людей, причем с указанием на то, что это якобы сотрудники оперативно-поискового отдела УФСБ по ПК, «святая святых» спецслужбы, чьи лица и машины реально составляют охраняемую законом тайну!

Но даже факт «засветки» оперативников «секретного» отдела не повлиял на следствие и не повлек каких-либо заметных выводов со стороны руководства спецслужбы. Слежку за Юрием Мельниковым с тех пор периодически продолжали такие же неизвестные машины и люди. А подследственный махнул на это рукой: его более заботил тот факт, что адвокат его стал жаловаться на «неприятности» и вскоре отказался от защиты Юрия Мельникова.

Процесс

Когда дело дошло до суда, Юрию Мельникову даже не вручили копию обвинительного заключения, ссылаясь на то, что дело секретное и знакомиться с его материалами можно лишь в специально оборудованном помещении суда Приморского края. Сколько бы Юрий Владимирович ни жаловался на нарушение своего права на защиту, его ходатайства и жалобы ни разу не были удовлетворены. Точно так же отклонял ходатайства и судья — процесс уверенно катился к обвинительному приговору, каковой и был в итоге вынесен. Но вот в Верховном суде на неудовлетворенные ходатайства и жалобы внимание все же обратили: приговор был отменен, кассационное представление прокуратуры Приморского края отклонено, а само дело направлено на повторное рассмотрение иным составом суда — после устранения замечаний, указанных Верховным судом.

Вместо устранения этих замечаний — а именно выдачи обвиняемому и его защите копии обвинительного заключения — прокурор Приморского края направил уголовное дело «на доследование», хотя в действующем УПК такого понятия нет, а есть лишь «устранение замечаний». Следственный отдел УФСБ по ПК вновь взялся за дело: привлек свидетелей, которых ранее в деле не было, обогатил дело новыми материалами и в конце концов дело вновь направил в суд — правда, выдав-таки на руки копию обвинительного заключения…

Повторный процесс в краевом суде начинался без особых эксцессов. Но так было лишь до прошлой недели, пока суд не заслушал показания свидетеля защиты, бывшего аналитика службы собственной безопасности ДВТУ, подполковника в отставке Олега Елисеева, который неоднократно выступал в защиту Эрнеста Бахшецяна, откровенно называл дело в отношении генерала «заказным» и публично заявлял о коррупции в Дальневосточном таможенном управлении. О чем рассказывал суду свидетель Елисеев — не известно, ибо процесс закрытый, дело секретное, а участники процесса не вправе разглашать материалы судебного слушания. Но зато известно, что после допроса в суде Елисееву позвонили из УФСБ по ПК, вежливо пригласив на беседу… по поводу его показаний в суде по делу Юрия Мельникова! Телефонное приглашение дополнили официальной повесткой, а затем таким же образом пригласили на беседу адвоката, осуществляющего защиту Мельникова, Михаила Фартукова. То есть от ФСБ у суда и прокурора секретов нет, а следственный отдел УФСБ по ПК даже в ходе судебного процесса готов продолжать предварительное следствие?

Прецедент

До сих пор подобный прецедент встречался в СМИ лишь однажды: в Кунцевском суде столицы, где нынешней весной начиналось рассмотрение дела в отношении префекта Южного округа Москвы Юрия Буланова. В этом процессе свидетели жаловались суду на откровенное давление сотрудников ФСБ и просили у суда… применения мер госзащиты!

Исход данного дела известен: Юрий Буланов и его подельники осуждены в августе нынешнего года за хищение средств, выделенных на капремонт, — Буланов, в частности, приговорен к 3,5 года лишения свободы. А вот в отношении его сына Алексея Буланова, который официально жаловался директору ФСБ РФ Бортникову на давление следствия, возбудили уголовное дело за заведомо ложный донос!

В Приморье до сих пор на давление со стороны оперативников ФСБ публично жаловались участники процесса по т. н. «делу Мещерякова», которым, как они утверждали, даже судебные повестки вручали оперативники спецслужбы. Но до допросов адвокатов (после которых адвокат фактически лишается возможности защищать клиента) дело не доходило.

Однако все когда-то случается впервые, и в данном случае, вероятно, будет создан свой, приморский прецедент: когда следствие буквально прерывает судебный процесс, вносит свои «коррективы» в статус участников процесса — адвоката могут сделать свидетелем, а свидетеля, видимо, обвиняемым, не по этому делу, так по какому-нибудь другому (?) — и вообще, направляет действия гособвинения и даже собственно суда.

Простым-то гражданам к такой «модернизации» правосудия и внедрению «инноваций» в УПК не привыкать. Но как отреагируют адвокатское и судейское сообщества? Прецедент такого рода выглядит весьма перспективным — для следствия и гособвинения, которые у нас издавна ходят рука об руку. Но чтобы обессмыслить само отправление правосудия? Это будет действительно заслуживающее внимания новшество в правоприменительной практике не только Приморского края, но и всей Российской Федерации…

№ 103 / Булавинцев Виктор / 22 сентября 2011
Статьи из этого номера:

Водная станция ТОФ в осаде

Подробнее

Новый рубеж порта

Подробнее

Другое Приморье

Подробнее