Спорт

Еще один любитель

У Путина нет причин любить хоккей, кроме одной: ему подсказали, что — надо

Еще один любитель

Бойтесь Путина, вставшего на коньки и взявшего в руки клюшку. Хорошо от этого разве что ЦСКА: опытный, но с некоторых пор опальный царедворец Вячеслав Фетисов очень точно уловил момент, когда можно под шум о выборах протащить идею глобальной помощи своему родному клубу.

Сам Вячеслав Александрович, будучи при должности президента ХК ЦСКА и при наличии связей (не зря же командовал Росспортом), клубу не очень-то помог. Видимо, ставил по-крупному, на Самого Главного — чтобы и капитал приобрести, и дворец построить, и имя ЦСКА вернуть. Соответствующее письмо было отправлено наверх месяц с небольшим назад, благодетель откликнулся и внял мольбам, а заодно предстал перед всей страной в близком простому народу образе хоккеиста на тренировке в «Мегаспорте» с участием хоккейных звезд прошлого. Умиление и удовлетворение было полное — премьер нагнул «Роснефть», попросив (или обязав — какая разница) оказать армейцам всестороннюю поддержку на несколько сотен миллионов долларов.

Заодно народу в преддверии 65-летия отечественного хоккея был обещан Зал славы в Москве и музей в Санкт-Петербурге, хоккеистам-любителям — всероссийский турнир в Москве и еще много чего. Представителей обеспокоенной таким вниманием к хоккею широкой армейской спортивной общественности Путин успокоил тем, что интересы других видов спорта при возведении нового комплекса будут учтены (особенно волновались фигуристы, для которых ледовый дворец ЦСКА — родной дом). В качестве бонуса было также обещано, что армии вернут спортивные подразделения. То есть будет сделано то, от чего Минобороны отказалось в нулевые с согласия (не важно, молчаливого или нет) Владимира Владимировича, а «большой» ЦСКА может снова рассчитывать на неограниченный приток новых талантов.

Вот сколько пользы от одной только «рядовой» тренировки в «Мегаспорте»! Скупая мужская слеза должна покатиться по щеке каждого искреннего поклонника народной российской игры. По моей уже скатилась. Мне наш хоккей жалко.

Любую власть, пользуясь моментом, ради благородного дела использовать не зазорно — это я о музее и Зале славы, о которых два десятка лет шли только разговоры. С помощью конкретному клубу, пусть и великому, как и с любовью к хоккею без пяти минут первого лица, всё сложнее и, я бы сказал, циничнее.

У нас и без того система финансирования игровых видов спорта представляет собой смесь варварских методов с относительно цивилизованными. Относительно цивилизованные — это когда бизнес или местная администрация вкладываются в хоккей исходя из своих побуждений. Что не есть хорошо (особенно если это касается бюджетных средств), но хотя бы объяснимо. Когда же за хоккей (а также за футбол и за многое другое) заставляют платить, ни к чему хорошему это не приводит. Спросите футболистов «Томи» — они расскажут, как им помогали мобилизованные премьером компании. Правда, ФК «Томь» и ХК ЦСКА — две большие разницы, что-то у Фетисова обязательно выгорит.

У Владимира Путина нет причин любить хоккей, кроме одной, — ему подсказали, что надо. Футбол — проект в имиджевом плане ненадежный, хоккей к народу ближе, надо сделать пас, желательно прямо на льду.

У Владимира Путина нет причин любить хоккей, который ничего, кроме неприятностей, ему не приносил. В президентскую должность он официально вступал в день самого великого позора отечественного хоккея, имевшего место быть 7 мая 2000 года в Питере, во время чемпионата мира, который В.В. в качестве и.о. президента не к добру еще и открывал. За восемь лет подарков от хоккеистов Путин так и не дождался — все лавры, начиная с победного мая 2008-го, достались более удачливому сменщику. Соответственной была и «любовь» — до того момента, пока хоккейное лобби, чующее, кому пора дать в руки клюшку, не подсуетилось. Футбол — проект грандиозный, но ненадежный, хоккей к народу ближе, что в преддверии выборов желательно продемонстрировать как можно нагляднее.

Речь Владимира Путина на конгрессе Международной федерации хоккея и последовавшая за ней пресс-конференция в Братиславе в мае этого года показали, что премьер очень хочет полюбить хоккей. Для того чтобы получить право на проведение чемпионата мира-2016, присутствия высокого гостя не требовалось — это надо было самому Владимиру Владимировичу и его окружению. Из признаний победителя Дании и Украины, также претендовавших на проведение чемпионата мира, я понял, что хоккей любили родители Путина, а сам герой даже Суперсерию-1972 не заметил: не до того было. Как, впрочем, не до хоккея было и в последующие годы — вплоть до нынешних времен.

Поздняя любовь бывает сладкой, но не всегда искренней и всегда — кратковременной. Так что хоккейной общественности не стоит особо обольщаться. Популярность спорта нынешняя и будущая власть эксплуатирует в хвост и в гриву, и даже с перебором, что продемонстрировал еще один визит Путина — в «Олимпийский» на бой «русского богатыря» Федора Емельяненко, где, кстати, премьера публика освистала. Нас слишком старательно убеждают в том, что процветание тому же российскому хоккею гарантировано только в одном случае, — поэтому в искренность нежданной любви и невиданной щедрости верится плохо.

А хоккей — игра искренняя. Она фальшь выявляет быстро.

№ 112 / Мозговой Владимир / 24 ноября 2011
Статьи из этого номера:

Шувалов размазал Пушкарева по фасаду

Подробнее

Раз у государства есть нужда

Подробнее

Мы, избиратели, разочарованы

Подробнее