Политика

«Единая Россия» приросла жириновцами и эсерами

От трех оппозиционных фракций в Законодательном собрании Приморья де-факто осталась одна

«Единая Россия» приросла жириновцами и эсерами


Совокупно оппозиционные партии, к которым себя причисляют КПРФ, «Справедливая Россия» и ЛДПР, получили 17 мест в Законодательном собрании Приморского края при 23 местах у «Единой России». Однако первое заседание ЗС, прошедшее в пятницу, показало: на деле к оппозиции могут быть причислены только девять членов фракции коммунистов, тогда как четверо жириновцев и четверо эсеров сразу же (даже не поломавшись для виду) начали голосовать солидарно с «Единой Россией».   

Первым вопросом повестки дня стало избрание спикера. В отсутствие такового заседание, словно по привычке, открыл экс-спикер Виктор Горчаков, пояснив: «Первое заседание открывает старейший по возрасту депутат, в чем я вам и признаюсь». На месте было 39 парламентариев из 40 — отсутствовал (по уважительной причине) эсер Алексей Козицкий. Зато присутствовал «технический депутат» Вячеслав Фетисов. Дело в том, что он захотел вновь занять полюбившийся ему пост сенатора от Приморья, а для этого Фетисову было необходимо сначала избраться в депутаты краевого ЗС. В результате Фетисов пробыл в статусе краевого депутата несколько дней и даже успел записаться в комитет по социальной политике. Сначала было непонятно, зачем он это сделал, ведь москвич Фетисов все равно не собирался работать в ЗС. Потом стало ясно: похоже, Фетисов записался в социальный комитет специально для того, чтобы туда не проникли коммунисты и не устроили внутрикомитетский переворот.

Губернатор Дарькин пожелал депутатам, чтобы «личные политические амбиции не перерастали в конфронтацию». Вероятно, именно этот призыв повлиял на квазиоппозиционные фракции СР и ЛДПР. Коммунисты же подтвердили свою славу непробиваемых ортодоксов и с ходу начали атаковать «фракцию большинства», дав понять, что они имеют особое мнение по каждому вопросу, даже процедурному. Особенно усердствовал Владимир Гришуков — то ли в силу формального статуса (он стал главой фракции КПРФ), то ли в силу того, что за последние несколько лет успел соскучиться по парламентской работе, которой занимался много лет в статусе депутата Госдумы.

Кандидатур на пост спикера ЗС оказалось две: Евгений Овечкин от единороссов (в 2004–2007 гг. работал вице-губернатором края, затем ушел в «реальный сектор экономики»; по мнению некоторых злопыхателей, главная причина его нынешнего взлета связана с тем, что Овечкин учился в ДВВИМУ на одном курсе с Дарькиным) и Владимир Беспалов от коммунистов. Отметив, что ЗС в последнее время превратилось в «придаток администрации», Беспалов пообещал в случае избрания его спикером «наладить диалог с губернатором, но в интересах большинства населения Приморского края». Коммунист Евгений Бочаров, воспользовавшись моментом, спросил Овечкина, что тот думает о нелицеприятной оценке деятельности Дарькина, вынесенной накануне в ходе «общения Путина с народом» владивостокским бизнесменом (и, по некоторым версиям, чуть ли не штатным провокатором спецслужб) Андреем Голдобиным. Г-н Голдобин, напомним, заявил, что Дарькин «ведет весь этот беспредел, контролирует его от начала и до конца и, мягко говоря, набивает карманы». Овечкин ушел от ответа, заметив, что депутатам пора бы остыть от предвыборных речей. В итоге за Овечкина проголосовали 30 депутатов, за Беспалова — девять (то есть только сами коммунисты).

Если избрание на пост спикера единоросса было предопределено, то вице-спикерские должности, казалось бы, другое дело. До сих пор их было две (оба «вице-», равно как и сам спикер, входили в ЕР, но ведь и характер ЗС четвертого созыва был несколько иным — куда более монолитным). Сейчас звучали предложения увеличить число вице-спикеров до трех — с тем чтобы по одному получила каждая из оппозиционных фракций. По варианту-максимум предлагалось даже автоматически снабдить статусом вице-спикеров председателей всех комитетов. Владимир Гришуков предложил избрать как минимум двоих «вице-», поручив одному курировать оборонку, а второму — социалку. Но в итоге прошло предложение единороссов ограничиться всего одним вице-спикером, причем тоже единороссом (если бы заместителей председателя ЗС стало больше, пришлось бы делиться с оппозицией, на что ЕР пойти не захотела; а избрать всеми вице-спикерами единороссов было бы совсем уж некрасиво). Заместителем Овечкина стал Джамбулат Текиев, который и в предыдущем созыве выполнял те же самые функции. Кандидатура Бочарова от коммунистов не прошла.

— Партия власти в Приморье потерпела поражение, за нее проголосовала только треть избирателей. Только благодаря одномандатникам, которые в ходе кампании боялись даже упомянуть о своей принадлежности к «Единой России», здесь оказалось 23 депутата от ЕР, — заявил по этому поводу Бочаров. — Создается карманный парламент губернатора, контора для штамповки документов. Нам предлагают в очередной раз не учитывать мнение населения при формировании органов управления.

Выступление Бочарова и особенно реакция на него заставили вспомнить о тех временах, когда парламент еще был местом для дискуссий. Депутат Савчук припомнил Бочарову, имея в виду работу последнего мэром Фокино, недавний конфликт властей ЗАТО с краевой администрацией по вопросам подготовки к зиме: «Вы чуть не заморозили Фокино и хотите нас в такое же состояние ввести?» К дискуссии о том, кто виноват в фокинских неурядицах, подключились «адвокат» Бочарова депутат Беспалов («это раздутая история, были предвыборные игры, но отопительный сезон начался в срок и без замечаний») и «прокурор» — первый вице-губернатор Костенко («безобразное хозяйствование, едва город не замерз»). Со своей стороны, депутаты Сопчук и Чемерис опровергли заявление Бочарова о том, что они как кандидаты-одномандатники скрывали принадлежность к «Единой России». Остальные 14 одномандатников-единороссов промолчали — либо из скромности, либо они  как раз скрывали эту самую принадлежность.

После избрания спикера и вице-спикера взялись за сенатора от ЗС, коим был, естественно, избран Фетисов. Теперь он сложит с себя полномочия депутата, а его место займет кто-то из следующих по списку единороссов (по одной из версий, Артуш Хачатрян). В своей речи Фетисов покритиковал Горбачева за развал СССР, пообещал коммунисту Беспалову лоббировать введение 30-процентного коэффициента для дальневосточных пенсионеров и вообще говорил удивительные вещи:

— Я никогда не был конъюнктурщиком, я не использую политические возможности, чтобы пролонгировать свою карьеру. Так получилось, что жизнь удалась… У нас очень хороший губернатор.

Отвечая коммунисту Самсонову, обвинившему «Единую Россию» в узурпации власти в ЗС и в «перетягивании одеяла», Фетисов не исключил, что в будущем число вице-спикеров в ЗС может вырасти, а вообще «хоккей — такая игра, где можно играть и в меньшинстве» (ему-то что, он все равно уходит в Совфед; а ЗС — все-таки не хоккей: меньшинством здесь ничего не сделаешь, потому что все вопросы решаются общим голосованием). Отвечая на вопрос коммуниста Гришукова о том, признает ли Фетисов курс нынешнего правительства гибельным, новоиспеченный сенатор невозмутимо вспомнил бразильскую голытьбу, живущую в фавелах-трущобах: по
сравнению с Бразилией, мол, у нас не так уж все и плохо.

Куда более резко спорили с «красными» другие единороссы — которым с ними работать. Когда Самсонов заявил, что ЕР в крае набрала 33 % (имея в виду партсписки), депутат Чемерис заметил, что 58 % состава ЗС представлено именно единороссами — пусть в основном за счет побед на одномандатных округах, и призвал коллегу «быть аккуратнее с арифметикой». Депутат Текиев развил тезис Чемериса и добавил, что если взять отдельно одномандатные округа, то там ЕР набрала все 80 %. Так что — как считать…

Коммунистам — второй по численности фракции — единороссы решили (видимо, из принципа) не уступать ни одного поста, даже председателя комитета. Более того, коммунистов Самсонова и Долгачева не пустили в состав комитета по социальной политике, куда они подали заявления: места уже были заняты единороссами, итоги же последовавшего рейтингового голосования, как можно догадаться, были предопределены. А вот пошедшим на торг эсерам и жириновцам достались два комитетских портфеля: лидер фракции ЛДПР Зотов возглавил комитет по продовольственной политике и природопользованию (здесь жириновцы оказались в большинстве: все четверо плюс двое единороссов и один коммунист), глава эсеров Константин Межонов — комитет по регламенту и депутатской этике (интересно, что данный комитет представлен всей фракцией эсеров в сборе: похоже, никакие вопросы, помимо этических, СР не волнуют — что ж, вот им удобный случай поразмышлять об этике взаимоотношений депутатов со своими избирателями). Остальные четыре комитета возглавили единороссы: бюджетный — Ахоян, который рулил им и раньше, по экономической политике и собственности — Горчаков (все-таки опыт руководящей работы говорит сам за себя), по социальной политике — взошедшая звезда краевой политики Чемерис, по региональной политике и законности — Текиев. Последний комитет оказался самым «розовым»: в нем числятся трое коммунистов и четверо единороссов.

Итак, фракции ЛДПР и СР, попавшие в ЗС на волне протестного голосования «за любую партию, кроме партии жуликов и воров», сразу же начали голосовать в унисон с этой самой партией, что должны четко осознать их избиратели. Иллюзии о том, что оппозиция получила в ЗС «блокирующий пакет», можно забыть: по факту в качестве противовеса «партии власти» мы имеем девятерых коммунистов, и только. Зато публичная сторона деятельности ЗС пятого созыва обещает быть веселее, чем прежде. Это показало уже первое заседание.

ПОД ТЕКСТ
От мандатов депутатов приморского ЗС отказались трое единороссов, возглавивших соответствующий список на выборах в краевой парламент. Но если губернатор Дарькин предпочел остаться на своей должности, а Фетисов снова выдвинулся в Совет Федерации, то третий «отказник» — Герой Социалистического Труда, почетный гражданин Владивостока, мама «Птичьего молока» Анна Чулкова, выходит, попросту была использована «Единой Россией» в своих пиар-целях. Предположение о том, что партия вероломно заставила Анну Федоровну отказаться от мандата, кажется вполне реальным из-за скандала: председатель Совета почетных граждан Владивостока Светлана Морозова, которую трудно заподозрить в нелояльности власти, обратилась к Путину с публичным письмом, дабы тот оградил Чулкову от давления краевых партийных начальников — прецедент крайне показательный. Пришлось Чулковой заявлять, что от мандата она отказалась самостоятельно — в силу проблем со здоровьем, но, во-первых, этому мало кто поверит, во-вторых, осадок все равно останется. Получается, единороссы используют «народный фронт» в сугубо партийных целях (примерно так же в прошлый раз использовали молодежь, громко говоря о «квотах для молодых», но при этом не давая молодым кандидатам проходных мест). И хотя поредевший избиратель «ЕдРа» голосует за Чулкову, ее место в парламенте потом почему-то занимает другой, более состоятельный, но менее популярный кандидат.

№ 116 / Авченко Василий / 22 декабря 2011
Статьи из этого номера:

«Единая Россия» приросла жириновцами и эсерами

Подробнее

Дойдут ли «оргвыводы» до Владивостока?

Подробнее

Надо идти

Подробнее