Место событий

«Целенаправленная кампания уголовного преследования»

Рабочая группа Совета при президенте РФ выступила в защиту майора Матвеева

«Целенаправленная кампания уголовного преследования»



24 апреля рабочая группа, созданная в рамках Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека специально для сопровождения «дела майора Матвеева», опубликовала свое официальное заявление по данному вопросу. Тональность и формулировки заявления, а главное — сам статус данной структуры позволяют опальному майору внутренних войск и его сторонникам надеяться на некие позитивные подвижки. Хотя внимательному наблюдателю очевидно, что обвинение и защита здесь изначально были и остаются, мягко говоря, не в равных весовых категориях.

Напомним, в мае 2011 года начальник службы войск и безопасности военной службы войсковой части 6890 (штаб 107-й бригады, что на Магнитогорской во Владивостоке) Восточного регионального командования Внутренних войск МВД РФ майор Игорь Матвеев через YouTube обратился к президенту РФ, чтобы привлечь внимание к правонарушениям, происходящим в приморских частях ВВ. Среди них — сокрытие рукоприкладства, проживание на территории части (Владивосток, «БАМ») китайских гастарбайтеров, коррупция при строительстве объектов, переклеивание этикеток на собачьем корме и использование этих консервов для питания военнослужащих (большинство фактов подтвердились при проведении прокурорской проверки). Вскоре Матвеев был уволен из ВВ, обвинен в избиении двоих военнослужащих и в сентябре 2011 года приговорен к четырем годам лишения свободы (впоследствии срок уменьшили до 3,5 года) с лишением воинского звания. Сразу же после вынесения первого приговора в отношении Матвеева возбудили второе дело, на этот раз обвинив в вымогательстве. По версии следствия, Матвеев в 2010 году участвовал в задержании дезертира Алексея Зебницкого и вымогал у последнего деньги, обещая содействовать смягчению наказания.

Сам Матвеев, с сентября находящийся за решеткой, активно защищается и по-прежнему намерен добиться отмены несправедливого, по его мнению, приговора по первому делу и оправдательного приговора по второму.

В заявлении рабочей группы Совета при президенте (полный текст выложен на president-sovet.ru/structure/group_7/materials/zayavlenie_matveev.php) содержится ряд важных выводов и оценок. Рабочая группа считает, что видеообращение Игоря Матвеева к президенту «было вынужденной мерой, так как все шаги по устранению выявленных нарушений, предпринятые им ранее, не принесли должного результата». Далее: хотя «уголовное дело, возбужденное в отношении Игоря Матвеева, формально не связано с его видеообращением», «многие обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что уголовное преследование Игоря Матвеева явилось местью командования округа за вынесение сора из избы». В ходе судебного процесса «были зафиксированы многочисленные нарушения норм уголовно-процессуального права, в том числе справедливой судебной процедуры. Суд заведомо принял сторону обвинения, что дает основание сомневаться в объективности прошедшего судебного разбирательства… В показаниях потерпевших и всех допрошенных по делу свидетелей содержались многочисленные противоречия. При этом ряд свидетелей заявили, что командование принуждало их к оговору Матвеева… Свидетели обвинения находились под постоянным контролем командования ввиду служебного подчинения. Якобы потерпевший от действий Матвеева прапорщик, осужденный в конце июня 2011 года за хранение наркотиков (первоначально он был обвинен в сбыте наркотиков, но в ходе судебного процесса произошла переквалификация обвинения), доставлялся в суд на служебном автомобиле заместителем командующего ВРК ВВ МВД РФ» (речь идет о генерале Игоре Горбаче из Хабаровска, дежурившем у стен гарнизонного суда во Владивостоке в течение всего процесса; переквалификация обвинения прапорщика Луканина, на показаниях которого во многом основывалось обвинение Матвеева, позволила этому прапорщику, пойманному на сбыте наркотиков, получить более мягкое наказание, а это позволяет защите предполагать, что имела место некая сделка. — Ред.).

В феврале правозащитники сумели передать президенту Медведеву список из 39 человек, причисленных ими к политзаключенным (от Ходорковского до Матвеева), с просьбой пересмотреть их дела. Президент поручил Генпрокуратуре провести «анализ законности и обоснованности» соответствующих обвинительных приговоров. Понятно, что правозащита рассчитывала на милосердие. Однако судьба никого из фигурантов списка по итогам проверки не изменилась — за одним исключением в виде Сергея Мохнаткина, схваченного в Москве на «Стратегии-31» (проходил мимо Триумфальной площади, вступился за женщину, которую ударил милиционер, и получил два с половиной года). Мохнаткина на днях выпустили на волю, хотя до его освобождения и так оставалось несколько месяцев. Что касается дела Матвеева, то здесь проверка привела к противоположным по отношению к ожиданиям результатам: Матвеева, естественно, оставили за решеткой, а вдобавок возбудили уголовные дела в отношении четверых свидетелей защиты на его процессе — по статье «Заведомо ложные показания». В заявлении рабочей группы Совета при президенте говорится: «Данные показания просто не согласовались с показаниями свидетелей обвинения и потерпевшего, то есть не укладывались в концепцию обвинения… Возбуждение уголовных дел в отношении свидетелей защиты — это попытка со стороны сотрудников регионального военно-следственного отдела «закрепить» приговор Матвееву. Учитывая, что Игорь Матвеев, даже находясь в заключении, продолжает активно добиваться проведения проверок деятельности бывшего командующего округом и его окружения, подобные действия сотрудников следственных органов вполне объяснимы». Поэтому, указывают авторы заявления, «вполне вероятно, что второе уголовное дело в отношении Игоря Матвеева… появилось с той же целью» — обеспечить «надежность изоляции» майора. Данное дело, как и первое, «построено только на показаниях потерпевшего-военнослужащего и нескольких свидетелей-военнослужащих… Доводы защиты в постановлениях следствия содержательной оценки не получили… Сейчас защита по второму уголовному делу осложнена еще и тем, что Матвеев вынужденно отказывается привлекать свидетелей, готовых подтвердить его невиновность, так как боится, что их могут впоследствии привлечь к ответственности, как это происходит со свидетелями по первому делу».

Авторы (а под заявлением стоят подписи председателя Московской Хельсинкской группы Людмилы Алексеевой, директора АНО «Институт прав человека» Валентина Гефтера, координатора движения «Гражданин и армия» Сергея Кривенко, главы Независимого экспертно-правового совета Мары Поляковой, зампреда хабаровского «Мемориала» Ирины Чугуевой, советника уполномоченного по правам человека в РФ Михаила Давиденко) утверждают: «В отношении Игоря Матвеева и лиц, вставших на его защиту, ведется целенаправленная кампания уголовного преследования. Вероятность того, что уголовные дела в отношении Матвеева сфабрикованы и являются своего рода расправой со стороны бывшего командования округа, крайне высока. Очень многие должностные лица не заинтересованы в том, чтобы Матвеев вышел на свободу и продолжил добиваться привлечения к ответственности лиц, допустивших выявленные им факты коррупции, хищения и иных нарушений. Дело Игоря Матвеева является одним из знаковых и, к сожалению, типичных дел современной России».

Рабочая группа совета обещает «содействовать процессу обжалования приговора Игоря Матвеева в вышестоящих инстанциях, вплоть до доведения дела до Европейского суда по правам человека, с целью снятия всех имеющихся противоречий и сомнений».

Между тем 23 апреля второе уголовное дело майора Матвеева было возвращено военным прокурором гарнизона залива Стрелок в военно-следственный отдел для проведения дополнительного следствия и устранения выявленных недостатков (срок — месяц). Защита опасается, что истинная задача этого шага — поиск новых свидетелей обвинения. Адвокат Матвеева Ольга Грянченко считает, что заявление дезертира Зебницкого на Матвеева стало результатом сговора с военным руководством и что второе уголовное дело будет рассматриваться судом так же тенденциозно, как и первое.

ПОД ТЕКСТ

Вчера решением Владивостокского гарнизонного военного суда первый из четверых свидетелей защиты Матвеева, в отношении которых были возбуждены уголовные дела, — бывший майор ФСБ Олег Карасев был признан виновным в даче ложных показаний и приговорен к штрафу в размере 30 тысяч рублей. На очереди — остальные свидетели. Сегодня, выходит, куда безопаснее быть свидетелем обвинения — вот такое у нас «правосудие».

№ 134 / Кузьмичев Егор / 03 мая 2012
Статьи из этого номера:

Охота на Овечкина

Подробнее

«Целенаправленная кампания уголовного преследования»

Подробнее

Сибирь и Дальний Восток превращаются в гигантский оффшор

Подробнее