Экология

Как рыба в беде

Варварский промысел никуда не делся в XXI веке

Как рыба в беде


Похоже, недалеки те времена, когда мы останемся без крабовых палочек и всех тех остальных чудесных блюд, которые изготавливают из минтая. По мнению некоторых специалистов, в Мировом океане начинают происходить уже необратимые процессы. А виной всему — неумеренная жадность рыбодобывающих компаний и недостаточная техническая оснащенность промысловых судов.

Тысячи рыбаков отлично знают, что и как происходит в промысловых районах. Понятно, что для большинства из них, опытных профессионалов, работа в море — единственный способ прокормить свои семьи. Но как сказал один из наших собеседников: «Душа болит…» Антон Ш., механик одного из БАТМов (больших автономных траулеров-морозильщиков) крупной рыболовецкой компании (фамилии, названия судов и компаний имеются в редакции), рассказывает, что только одно судно компании может сбрасывать за день около десяти тонн минтая за борт.

— Минтай добывается у нас исключительно ради икры, — рассказывает Антон, — сами тушки выбрасываются ежедневно за борт. Так делают не только на нашем судне и в нашей компании, подобные вещи происходят ежедневно практически на всех российских судах, ведущих промысел в Охотском, Беринговом и Японском морях. Я работаю более пятнадцати лет, но никогда еще не видел такого, как в минувший зимний сезон: раньше минтая всегда было полно. Теперь же стали нередкими дни, когда минтая и нет совсем. Хотя тенденция на снижение улова началась еще два-три года назад.

— Есть определенные требования по вылову, — рассказывает механик технологического оборудования Сергей Х. — Согласно им в определенных местах нельзя пользоваться донным тралом, ячея у сетей должна быть крупная; мы же, нарушая, зачастую используем мелкую. Все официальные требования к вылову на нашем судне, как и на многих других, не соблюдаются. Я вообще удивляюсь, с каким шумом в прессе освещают поимку браконьеров, которые что-то нарушают по мелочи. Настоящие браконьеры — это, к сожалению, наши суда, ведущие промысел вполне, казалось бы, официально. На самом деле иностранцы давно удивляются такому расточительному отношению к ресурсам.

Еще каких-то пятнадцать-двадцать лет назад минтай считался сорной рыбой, его было полно везде и продавался он за копейки. Теперь же из-за подрыва запасов его добыча существенно сокращена, квот стали выдавать меньше, но ничего не мешает рыбодобытчикам и переработчикам занижать отчетные цифры для ученых. По информации СахНИРО, размещенной на одном из интернет-порталов, промысловая статистика поступает явно с заниженными данными. Фактические уловы значительно больше, чем отчетные цифры. В результате происходит неизбежное — падают запасы востребованных видов рыб, что подтверждено исследованиями ученых в ходе научных экспедиций, а также контрольными ловами.

Приморские ученые и экологи расходятся во мнениях. Пресс-секретарь ФГУП «ТИНРО-Центр» Константин Осипов сообщил нам о том, что это «довольно щепетильный вопрос», но поспешил успокоить:

— Море — это очень живая система, особенно столь богатое, как Охотское. Минтай не лежит на дне мертвым слоем, морские животные успевают все перерабатывать. Особого ущерба это экологии не наносит.
С позитивной оценкой ведомственного института не готов согласиться независимый специалист — заслуженный эколог РФ Анатолий Лебедев, который считает, что далеко не все так радужно:

— Конечно, ущерб морской флоре и фауне этими действиями наших рыболовецких компаний наносится колоссальный! Беда в том, что его даже невозможно примерно подсчитать, ведь никто не знает, что происходит в районах промысла на самом деле. Беда еще и в том, что если наука получает деньги от заинтересованного заказчика, то она, естественно, будет говорить вам, что все в порядке, повода беспокоиться нет. Надзорные же органы делают вид, что не замечают этих нарушений, которые в самом обозримом будущем могут привести к катастрофическим последствиям для Мирового океана.

А действительно, куда смотрят контролирующие органы? Как рассказал корреспонденту «Новой во Владивостоке» помощник руководителя  Приморского территориального управления Росрыболовства Вадим Лихачев, если факты незаконного выброса рыбы за борт подтвердятся, последует соответствующее разбирательство с привлечением Погрануправления и ФСБ.

Не стоит при этом забывать и о порядке цифр: объемы вылова минтая составляют около 80 % всей рыбы, которую добывают на российском Дальнем Востоке. 

— Мне, да и всякому другому эксперту, хорошо известно о проблеме переловов минтая, — рассказывает Михаил Терский, директор Тихоокеанского центра стратегических разработок. — Эту рыбу (чаще мелкую) после вылова суда выбрасывают за борт, потому что нет возможности этот минтай переработать. Известно, что в минтае самое дорогое — это икра. Ведь вход на мировые рынки открыт продукции только тех компаний, чьи суда сертифицированы под европейский стандарт. Сертификаты у нас имеют только самые крупные компании, такие как БАМР и Преображенская БТФ. Остальные вынуждены выбрасывать тушки минтая, а икру они реализуют в основном в Японии и Корее. Вот они минтай выловили, икру из него вышибли. А что делать с тушками? Переработать их в филе нет возможности, в муку — нужны установки специальные. Вот и получается, что продукцию, которая может и должна быть потреблена, попросту выбрасывают. Все это результат нашей технологической отсталости. А что делать рыбаку, если потихоньку вход на рынок ему закрывают? По моему мнению, единственный выход из сложившейся абсурдной ситуации — отказаться от исторических квот, перейти к выдаче квот под киль и ввести очень жесткие требования, чтобы на всех ржавых и технологически неприспособленных судах невозможно было выйти в море.

Что остается рыбакам? Они всего лишь работяги, которые выполняют волю начальства и организуют им сверхприбыли. Говорить открыто о том, что происходит на судах, они боятся. Тут бы живым-здоровым с предприятия уйти да зарплату вовремя и в полном объеме получить — не то что за природу бороться.
— У нас один пытался на компанию в суд подать, — рассказывает Антон Ш. — Ему там недоплатили что-то. Закончилось тем, что его поймали, переломали практически все кости. Такое ощущение, что бандиты управляют этими компаниями и у них на всех уровнях власти есть связи.

Так что в рыбной отрасли у нас все в духе лихих девяностых. Давайте молчать и бездействовать дальше, а потом, соблюдая модный тренд, скажем, что минтай вымирает у нас из-за глобального потепления.

ПОД ТЕКСТ
 В этой истории, как бы цинично ни прозвучали следующие слова, меня утешает только одно: таким образом



рыбные запасы едва ли не богатейших морей планеты — Охотского и Берингова — уничтожают уже добрые полвека. И никак не уничтожат. В глубоко советские времена мне довелось работать на радиостанции «Тихий океан»; в соседнем с нами кабинете сидел цензор (так называемый представитель крайлита), который среди



прочего зорко следил и за тем, чтоб в эфире не рассказали о том, что зачастую улов, в том числе и просто давленую рыбу, выбрасывают за борт. Неохотно тогда рассказывали и о рекордах рыбомучных баз, которые в гигантских объемах перерабатывали классную рыбу на муку — тук, который шел в пищевые добавки на



фермы и в зверосовхозы. Называлось все это, правда, в отличие от нынешнего времени пафосно: богатства моря на стол народный!
…Как говорится: не пойман — не вор. И вполне возможно, что те, кто рассказывал нам о сущих безобразиях, были не вполне корректны в оценках. Тут, правда, есть другая характерная деталь: независимые эксперты все прекрасно знают, а контролирующие органы делают круглые глазки. Тут, впрочем, ничего удивительного нет:



контролирующие органы частенько все узнают последними — с большим изумлением для себя.
И еще. Даже, повторюсь, в советские времена, когда и про коррупцию не слыхали, и контроль был жестче,



да и вообще старались «делать лицо», и то на промысле порой творилось форменное безобразие. Что уж говорить о дне сегодняшнем, когда соревнование (несоциалистическое) проявляется лишь в количестве нулей на банковских счетах?
 Андрей Островский
№ 145 / Завадская Анна / 19 июля 2012
Статьи из этого номера:

Владивосток «даун»

Подробнее

Как рыба в беде

Подробнее

Не допустить «пятой колонны»!

Подробнее