Общество

Второе погружение

Новый процесс по делу о трагедии на «Нерпе» может стать последним для ее командира

Второе погружение


В Тихоокеанском военном суде прошло предварительное слушание и первое судебное заседание по повторному рассмотрению уголовного дела об аварии на АПЛ «Нерпа».

Напомним: авария произошла 8 ноября 2008 года во время заводских ходовых испытаний.

В результате несанкционированного срабатывания системы пожаротушения ЛОХ во второй отсек лодки поступило 390 литров ядовитого огнегасителя — смеси чистого хладона и тетрахлорэтилена, который используется в химчистках. Тетрахлорэтилен на две трети доминировал в смеси, но кто именно разбавил ядовитой жидкостью огнегаситель — следствие не выясняло. Версия о фактической диверсии (на стратегический объект загрузили, по сути, яд) даже не рассматривалась, потому что тогда бы вина падала на сотрудников ФСБ, обеспечивающих безопасность воинской части и строящейся подводной лодки.

Сразу после аварии сотрудники ФСБ, курирующие данную воинскую часть, незаконно задержали матроса «Нерпы» Гробова и получили от него «признательные показания», от которых он, как только у матроса появился нормальный адвокат, отказался. Но в чем же признался матрос Гробов? В том, что он случайно ввел 12-значный (!) код команды на запуск ЛОХ в общекорабельный компьютер, управляющий в том числе системой пожаротушения. Поверить в то, что можно случайно нажать 12 клавиш в единственно правильной последовательности, могли только сотрудники ФСБ. У них такие чудеса поставлены на регулярную основу.

Ни один следственный эксперимент (в том числе психиатрическая экспертиза) не подвердил наличия аномальных способностей у матроса Гробова. Он даже не знал, какая именно клавиша активирует команду. Как все «чайники», считал, что это — клавиша «Enter». Оказалось, что клавиша «+».

Российское следствие (особенно когда следствие ведут военные) исторически не отличается умом и сообразительностью, а потому буквально через пару дней после аварии на «Нерпе» пресс-секретарь СК РФ Маркин заявил о полном раскрытии уголовного дела.

Через год уголовному преследованию был подвергнут командир экипажа Лаврентьев. Сначала Лаврентьева обвинили в халатности (293-я ст. УК РФ). Еще год мучились, потом поняли, что халатность выглядит неубедительно, и перекфалифицировали обвинение на более тяжкую и расплывчатую статью — превышение должностных полномочий. По этой статье судят российских ментов за пытки.

В связи с тем, что нынешние адвокаты Гробова и Лаврентьева вступили в дело лишь на стадии формирования суда присяжных (который они с блеском выиграли), то лишь сейчас, когда оправдательный приговор отменили и вернули дело на новое рассмотрение, у адвокатов дошли руки до тщательного изучения всех процессуальных моментов этого уголовного дела.

Изучили и выяснили: дело сляпано с такими фундаментальными нарушениями УПК РФ, что его надо возвращать на доследование. Но и доследовать его невозможно, так как невозможно устранить нарушения, допущенные буквально с первого дня следствия.

9 ноября 2008 года (на следующий день после трагедии) дело было возбуждено по воинской статье 352 УК РФ — нарушение правил вождения и эксплуатации военных кораблей ВМФ. Но на тот момент АПЛ «Нерпа» НЕ БЫЛА боевым кораблем ВМФ, а была строящимся заводским заказом № 518. По идее, военные следователи должны понимать разницу, но это — в теории. На практике среднестатистический IQ СК РФ давно не вызывает ничего, кроме оторопи.

В ходе дальнейшего расследования статья 352 сама собой выпала из дела, но номер у этого дела остался первоначальным. И под этим номером были объединены (опять — грубейшее нарушение УПК РФ) два совершенно разных преступления: якобы причинение матросом Гробовым смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ) и якобы превышение должностных полномочий командиром Лаврентьевым (ст. 286 УК РФ). Оба этих преступления и обе эти статьи ну никак не живут вместе. Так установил законодатель в УПК РФ. И уж тем более они не могут сосуществовать в рамках одного дела под старым номером, который достался ему от безвестно почившей 352-й статьи УК РФ.

Вывод печален: дело № 21/00/0011-08 надо закрывать, а по факту аварии на АПЛ «Нерпа» начинать новое следствие с чистого листа и с самого начала.

Простым людям, не кончавшим юридических университетов, все эти факты могут показаться суперскучными. Но именно потому простые люди и не вершат правосудие. Для выполнения этой миссии существуют те, для кого УПК РФ — Библия. В этом смысле следователи по делу «Нерпы», видимо, полные юридические атеисты.

Что интересно, эти нарушения не заметила ни надзирающая за следствием прокуратура, ни стоящий над ними суд. Даже Верховный суд не заметил. Верховный суд — он же как российские дети, которые ничего не читают. А в деле «Нерпы» только судебный протокол составляет 21 том. Листать замучаешься…

Полный трындец государственной монополии на право был наглядно продемонстирован в суде по делу «Нерпы». 19 июля судья Тихоокеанского флотского суда Логачев отказал адвокатам Гробова и Лаврентьева в возращении дела на доследование. Вынес постановление, которое все любопытные могут прочитать на сайте «Новой». Прошу обратить внимание не столько на явный юридический атеизм судьи Логачева, сколько на последний абзац: «Настоящее постановление может быть обжаловано в аппелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Тихоокенского флотского военного суда в течение 10 суток со дня его вынесения, с соблюдением порядка, предусмотренного ч. 7 ст. 236 УПК РФ».

Что значит: адвокаты пишут апелляционную жалобу в указанные сроки, подают ее в судебную канцелярию, судебное рассмотрение уголовного дела по «Нерпе» приостанавливается до рассмотрения апелляционной жалобы, решение по которой выносит коллегия судей апелляционной инстанции. НЕ ЛОГАЧЕВ. Сейчас вы поймете, почему я объясняю это так детально.

Адвокаты Гробова и Лаврентьева жалобу подали в установленный срок. Но проблема в том, что еще раньше судья Логачев ушел в свой законный, хорошо оплачиваемый государством отпуск. Жалобы он не дождался, рассмотрение дела не приостановил. Судья Логачев вернулся из отпуска накануне судебного заседания и написал адвокатам письмо: «Возвращаю Вашу апелляционную жалобу… по следующим основаниям… В соответствии с п. 2 ч. 5 ст. 355 УПК РФ вынесенные в ходе судебного разбирательства определения или постановления об удовлетворении или отклонении ходатайств… не подлежат обжалованию в апелляционном и кассационном порядке…»

Мне лично очень интересно, что случилось с судьей Логачевым? Почему 19 июля он на собственном компьютере отпечатал: «Может быть обжаловано в апелляционной инстанции», а 17 августа написал: «Не подлежит обжалованию в апелляционном порядке…»?

Мне также интересно, какое право судья Логачев имел принимать процессуальное решение, по сути, выраженное в непроцессуальной форме письма на деревню дедушке, по жалобе на свое же решение по делу?

Мне также хотелось бы знать, каково мнение на этот счет председателя Верховного суда РФ Лебедева?

Я понимаю, что стотомное уголовное дело читать тоскливо. Но заметка в газете даже с приложенными к ней адвокатскими жалобами и «диалектическими» решениями судьи Логачева по весьма резонасному делу — это гораздо, гораздо меньше. Может быть, прочтете, Вячеслав Михайлович? Я по-человечески прошу, сознавая, что Закон о СМИ — не аргумент, если им перестал быть даже УПК РФ.

P.S. И неюристу совершенно понятны истинные смыслы происходящего в Тихоокеанском флотском военном суде. Видимо, приказ посадить командира Лаврентьева и матроса Гробова идет с самого верху, и «на земле» — на Тихоокеанском флоте — никто ничего не решает. Только — исполняет. Тупой приказ невозможно исполнить умно. Но до тех, кто отдает приказ, хочется донести одну мысль. Осудить невиновных сегодня проще простого. Но командир Лаврентьев — офицер. Для таких, как Лаврентьев, неправосудный приговор — бесчестье. Для таких, как он, слово «честь» — не пустота. Вы его сможете оклеветать. Но посадить его, я в этом уверена, вам все равно не удастся.

Открытое письмо Александра Покровского

Битва чести с бесчестием

Президенту Российской Федерации —
Верховному главнокомандующему
 Вооруженными силами Российской Федерации
ПУТИНУ В.В.
 
Товарищ Верховный главнокомандующий!
Уважаемый Владимир Владимирович!
 
8 ноября 2008 года на АПЛ «К-152» («Нерпа», КТОФ) при проведении заводских ходовых испытаний (с элементами государственных) произошла авария — несанкционированная подача фреона 114В2 системы ЛОХ (лодочная объемная химическая) во 2-й отсек, в результате чего погибли 20 человек экипажа и сдаточной команды.
 
Обвинения по этому делу были предъявлены: командиру корабля гвардии капитану 1-го ранга Дмитрию Лаврентьеву и старшине 2-й статьи контрактной службы Дмитрию Гробову. Суд присяжных оправдал обоих обвиняемых, но 4 мая 2012 года коллегия Верховного суда РФ отменила оправдательный приговор, и теперь им предстоит еще один суд.
 
Господин президент, вот уже 4 года длится эта беспрецедентная битва чести с бесчестием. В ходе судебного разбирательства выяснено, что причина смертей на подводной лодке «Нерпа» — яд. Вместо практически безопасного фреона 114В2 в систему ЛОХ на две трети был закачан ядовитый тетра-хлорэтилен. Это следует из материалов судебно-медицинской экспертизы. Это очевидно всем, кроме тех, кто расследовал трагедию.
 
Виновных надо искать не в море и на корабле, а на берегу, среди тех, кто приобрел и поставил яд на подводную лодку.
 
АПЛ «Нерпа» под руководством капитана 1-го ранга Лаврентьева успешно прошла все испытания и была передана ВМС Индии.
 
Экипаж и сдаточная команда, под руководством Лаврентьева, не только устранили все выявленные недостатки систем и механизмов корабля, но и в сложной аварийной обстановке повели себя мужественно, слаженно, не допустив гибели и корабля, и всего экипажа.
 
Погибло 20 человек. Такой ценой заплатили наши люди за конструктивные недостатки, недофинансирование, срывы сроков контракта, просчеты в программном обеспечении системы «Молибден», нарушения в проведении МВИ и МВК оборудования, допущенные при строительстве и испытании АПЛ «Нерпа». И все это было взвалено на плечи экипажа и сдаточной команды, и все это, в конечном счете, оказалось на плечах только одного человека — командира корабля капитана 1-го ранга Лаврентьева.
 
Именно его, находящегося под подпиской о невыезде, отправляли раз за разом в море на очередные испытания.
 
Именно он, в промежутках между выходами, вызывался на бесконечные допросы и отвечал на вопросы следователей.
 
И только когда лодка была передана ВМС Индии и необходимость в нем отпала, был назначен суд, где он — главный обвиняемый.
 
Индийская сторона была вовлечена в этот конфликт. На их глазах боевой командир превратился в обвиняемого сразу же после того, как он сделал для страны свое дело — подготовил индийский экипаж и сдал им корабль.
 
Представители ВМС Индии направили письмо в адрес руководства ВМФ РФ, где просили оставить капитана 1-го ранга Лаврентьева капитаном-наставником на корабле «Нерпа» («Чакра») сроком на 5 лет. Только его они видели на этом посту.
 
Господин президент, военно-морское сообщество — подводники, надводники, представители штабов, береговых служб, офицеры и матросы, и я, грешный, просят Вас дать оценку происходящему, потому что, на наш взгляд, подобное отношение к человеку, офицеру, командиру, моряку, патриоту своей страны недопустимо.
 
Россия и Вы, господин президент, должны дать гарантию не только соблюдения Конституции страны, но и еще одну гарантию — гарантию защиты чести и достоинства.
 
Офицеры России должны быть уверены в том, что их труд на благо Отчизны всегда будет оценен и человек в России никогда не будет восприниматься как расходный материал, который можно выбросить на помойку тогда, когда в нем уже нет необходимости.
 
А.М. Покровский,
писатель, офицер, подводник

№ 150 / Милашина Елена / 23 августа 2012
Статьи из этого номера:

Второе погружение

Подробнее

Кладбище элит

Подробнее

На круги своя

Подробнее