История

Судьба «актрисы»

«Любовь Орлова», Lyubov Orlova и Любовь Орлова

Судьба «актрисы»


Бывают ситуации, действующие с эффектом линзы. Рассеянные лучи света преломляются, собираются в пучок, и уже через минуты солома горит.
Трудно сказать, что стало толчком. То ли нынешняя одиссея «Любови Орловой» (точнее даже так — Lyubov Orlova), пустившейся в вольное плавание по бурной зимней Северной Атлантике и не менее бурным просторам интернета, то ли личные воспоминания, связанные с этим некогда белоснежным лайнером, то ли бездарная и безрадостная гибель всего российского пассажирского флота, то ли сама судьба судна, которая причудливым образом переплелась с судьбой прославленной актрисы, чье имя было начертано на борту.

…Сейчас только ленивый не смакует историю о том, как гордая «актриса» (именно так назывались суда этой серии) сорвалась с буксирного поводка и абсолютно свободная — без топлива и экипажа — отправилась в свое явно уже последнее путешествие по направлению и со скоростью Гольфстрима. Уже появился собственный сайт и страничка в Twitter, которые без устали пополняются доброхотами; 14 февраля там даже разместили «валентинку» с улыбающимся профилем судна и надписью «Be my Valentine» («Будь моим Валентином»). Уже началась шустрая торговля сувенирами — кружками и футболками с надписью «Have you seen L. Orlova?» («Вы не видели Л. Орлову?»). Уже обсуждают зубоскалы, не создать ли на ней музей или независимое государство.

Однако не исключено, что, пока пишутся эти строки, Lyubov Orlova, полтора месяца до этого самостоятельно успешно преодолевавшая зону айсбергов (все-таки сказывается школа работы в высоких широтах), завалилась на борт или встала, задрав нос, вертикально — чтобы еще раз оглядеть простор, прежде чем уйти в пучину.

*   *   *

Году в 1978-м я, безусый практикант, работал на Кунашире, в районной газете со знаковым названием «На рубеже». Приятель в это время трудился пассажирским администратором в Дальневосточном морском пароходстве (ДВМП). Не реже раза в месяц мне в редакцию приносили от него радиограмму: «Иду на Любе, буду шестого». Это означало, что в указанный день на рейде Южно-Курильска, аккурат между поселком и Горячим пляжем, где бытовал погранотряд, появится «белый пароход» — символ цивилизации, материка, далекой другой жизни. С берега к нему устремятся плашкоуты (никаких причалов на Курилах тогда и в помине не было), на одном из них направлюсь и я, разомлею под присмотром приятеля в баре и обязательно утащу с собой пару коктейльных соломинок — символ грандиозного жизненного успеха, позволяющий назавтра мимоходом бросить в редакции: «Вчера на Любе был…» В Южно-Курильске тогда трехэтажным был только райком партии, все остальное — двухэтажные бараки…

*   *   *

«Любовь Орлова» (заводской номер 413) была построена и передана заказчику — Министерству Морского флота СССР — 19 июля 1976 года югославскими судостроителями на верфи имени Тито (Titovo Brodogradiliste) в хорватском Кральевице. Из характерных показателей: емкость — 237 пассажиров, скорость — 17 узлов. По головному судну эта серия называлась пассажирскими судами класса «Мария Ермолова», в просторечье — «актрисы». Всего их было построено восемь корпусов, четыре из них с момента постройки имели портом приписки Владивосток — «Любовь Орлова», «Ольга Садовская», «Ольга Андровская» и пришедшая последней «Антонина Нежданова», она и проработала на нашем бассейне дольше всех. Кстати, пришла «Нежданова» Северным морским путем — случай уникальный и на то время беспрецедентный, в отличие от недавнего прохода «Георга Отса», речь о котором ниже.

«Актрисы» пришли на смену «рысакам» — пассажирским судам прежнего поколения — «Хабаровску», «Приамурью», «Моисею Урицкому», «Феликсу Дзержинскому», «Марие Ульяновой» и т. д. — их еще многие помнят. Сухопутным согражданам невдомек, а моряки-то знали, что «рысаками» их называли не потому, что они быстро бегали, а потому, что рыскали на волне. Работали «актрисы» на основных пассажирских линиях ДВМП — Приморской, Камчатской и Сахалинско-Курильской. Приморская, единственная из них, была круглогодичной, на ней-то по большей части и курсировала «Любовь Орлова» все свои двадцать с лишним лет дальневосточной биографии.

Правда, был в этой биографии эпизод для пассажирского флота не характерный, но показательный для советской внешней политики той эпохи. В конце 70-х произошли известные события в Кампучии, где азиатская модель коммунизма дошла до логического завершения. В дотла разрушенную страну из Союза пошел гигантский поток грузов, отправились и специалисты, в том числе большой отряд докеров из приморских портов. Жили они на ставшей более чем на год плавгостиницой «Любови Орловой». Экипаж незамедлительно взял шефство над одним из пномпеньских детдомов, который вскоре стал называться «Детдом имени «Любови Орловой». Кавычки подчеркивали, что речь не об актрисе — о судне.

К исходу затянувшегося рейса кампучийское правительство наградило судно орденом; советское правительство не отстало и тоже наградило — орденом «Дружбы народов». Если память не изменяет, в новейшей истории пароходства это было единственное судно, награжденное двумя орденами.

*   *   *

С возвращения и до девяностых «Орлова» работала в основном на Приморской линии. По всему побережью ее, эту линию, вспоминают до сих пор: Владивосток — Находка — Преображение — Валентин — Ольга — Рудная Пристань — Пластун — Терней — Светлая — и обратно. Недельная ротация. Тысячи пассажиров каждый год. Кроме Владивостока и Находки погрузка-выгрузка происходила только на рейде. А в Рудной Пристани, бывало, в носовой трюм еще и свинец «чушками» грузили; а что ж добру-то, в смысле грузовместимости, пропадать?

В 1992-м в рамках федеральной программы приватизации госпредприятие ДВМП было преобразовано в ОАО «ДВМП». Примерно в это же время стало понятно, что пассажирский флот государству больше не нужен. Для непосвященных этот тезис, очевидно, нуждается в объяснении.

Дело в том, что практически во всем мире прибыльным является только круизное судоходство. Для этого строятся роскошные суперлайнеры со всякими наворотами: человек, собравшийся отдыхать, готов платить за свой комфорт. Что касается морских перевозок, то здесь всякая власть (если она, конечно, хочет показаться социальной) вынуждена ориентироваться на бюджетные слои населения. Для этого она понуждает перевозчика держать ценовой минимум, а сама компенсирует ему его издержки. Самый близкий и яркий пример — перевозки на Русский и другие островные и удаленные территории Владивостока, все они дотируются из городского бюджета, что вызывает у «Серого дома» зубовный скрежет (подробнее об этом см. в «Новой во Владивостоке» за 10 января 2013 года). Точно также происходило и с перевозками на дальневосточных линиях — все эти рейсы по определению были планово убыточными. Став акционерным обществом, пароходство поинтересовалось у краевых (Приморская линия), региональных и федеральных властей: готовы ли они дотировать морские пассажирские перевозки? Ответ был до уныния предсказуем.

Еще несколько лет ОАО «ДВМП» пыталось хоть как-то спасать «актрис»: то они возили туристов (челноков) в Пусан, но бдительное государство быстро прикрыло эту лавочку, взвинтив таможенные пошлины; то возили подобных туристов (покупателей автомобилей) в Японию, но и здесь итог был примерно такой же.

Стало понятно, что от «пассажиров» надо избавляться. И во второй половине девяностых «актрисы» (примерно в это же время — «Русь» и «Шолохов») были проданы. Время «Орловой» наступило в 1999-м.

*   *   *

Покупателем выступила американская компания Quark Expeditions. В отличие от крупных круизных компаний, развлекающих путешественников чудесами Карибов или Полинезии, Quark, как и несколько подобных компаний, специализируется на экстремальном, высокоширотном туризме. Для начала Lyubov Orlova (редчайший случай, когда при смене собственника не сменили название) прошла переоборудование: количество пассажирских мест сократилось более чем вдвое, до 100 с небольшим, однако резко выросла классность кают — чай, не лесорубов на Светлую возить предстояло. А на сайтах крупных турагентств (в том числе и московских) появилось заманчивое предложение: 10-дневный круиз в Антарктиду на комфортабельном лайнере Lyubov Orlova из аргентинского порта Ушуайа по цене от 4 до 10 тысяч долларов в зависимости от класса каюты. Путевки, судя по всему, разлетались как горячие пирожки, потому что в конце нулевых на тех же московских туристических сайтах можно было встретить уже предложение 20-дневного круиза по цене от 10 до 20 тысяч долларов.

Однако к тому времени судно, перевалившее 30-летний рубеж, уже, похоже, выработало свой ресурс. И пошла, как говорится, девка по рукам. В очередной раз следы бывшей «актрисы» всплыли осенью 2010 года, когда стало известно, что Lyubov Orlova арестована за долги в канадском порту Сент-Джонс. На борту находился 51 член экипажа: двое украинцев, остальные россияне, в том числе полтора десятка владивостокцев, преимущественно комсостав, включая последнего капитана судна Александра Похилеца. Деньги из судовладельца пытались выбить не только моряки, но и фрахтователь и агент. Один только долг перед экипажем составлял более 270 тысяч долларов, а к концу пребывания моряков на судне он вырос до 350 тысяч. Подобные суммы выставляли к оплате и другие истцы.

Здесь представляются любопытными несколько моментов. Арест Lyubov Orlova — несмотря на многократную смену собственника и флага — едва не вызвал дипломатический скандал в отношениях между Россией и Канадой, во всяком случае канадский посол был вызван в МИД РФ для разъяснений. Занятно и то, что все это время (и вплоть до весны 2011 года) бывшая «актриса» проходила именно по Российскому морскому регистру судоходства, причем, судя по последней записи, приписана она была к порту Аватиу экзотических островов Кука с соответствующим флагом. В качестве же собственника была указана кипрская Lyubov Orlova Shipping company. Что, кстати, является дурной приметой для моряков: компания, оперирующая одним судном, почти всегда оказывается «левой».

Канадская тяжба тянулась два года и закончилась, по большому счету, пшиком. Выставленное по решению суда на торги судно было продано всего за 250 тысяч долларов — этих денег едва хватило на то, чтобы оплатить издержки местного шерифа, два года охранявшего судно у причала. Правда, в канадских газетах сквозит недоумение — цена Lyubov Orlova в скрабе (т. е. в цене металлолома) должна составлять около 750–800 тысяч долларов. После Нового года началась буксировка судна на разделку в Доминиканскую Республику, в конце января буксировочный трос лопнул, и началось самостоятельное и, судя по всему, последнее плавание дважды орденоносной «Любови Орловой»…

*   *   *

…Что касается нынешнего состояния российского (в том числе дальневосточного) пассажирского флота, то надо признать, что покойник скорее мертв, чем жив. На всем тихо-океанском российском побережье остался фактически один лишь «Игорь Фархутдинов», который бегает из Корсакова по Средним и Южным Курилам, — без этого там вообще был бы полный коллапс.

Отдельно можно упомянуть грандиозную аферу с «Георгом Отсом», который с большой помпой был передан в собственность Приморского края три года назад. Тогда под звуки фанфар раздавались обещания, что на нем будут жить гости и участники саммита, а потом судно будет задействовано на дальневосточных пассажирских линиях. Странно выглядеть Кассандрой, но «Новая во Владивостоке» тогда писала о том, что ничего этого, естественно, не будет, и объясняла почему.

Что имеем в сухом остатке? Из краевого бюджета в ремонт судна было вбухано более 200 миллионов рублей. Во время саммита, как мы и предполагали, на нем жили исключительно сотрудники спецслужб. После недавнего трехмесячного простоя (каждый месяц обходился краевой казне еще в 3,5 миллиона рублей) и проведенного конкурса «Отс» сдан во фрахт компании «Техномарин» и сейчас проходит очередной ремонт в Шанхае. Рассчитывать, что после этого он вернется работать к дальневосточному побережью, было бы верхом наивности…

Пассажирского флота в России больше нет. Мы можем сколько угодно восторгаться «принцессами», регулярно заходящими в Золотой Рог, — пожалуй, это все, что нам осталось.

*   *   *

Ну и, как говорится, на коду несколько слов о великой актрисе, чье имя было выведено на борту и чья судьба чем-то трудно формулируемым так напоминает судьбу судна.

Любовь Петровна Орлова родилась в 1902 году в Подмосковье, в дворянской семье, состоявшей в далеком родстве с семейством графа Льва Толстого. С юности обучалась музыке и танцам. Трижды была замужем, судьбоносным оказался последний брак с кинорежиссером Григорием Александровым, который снял ее в главных ролях в суперпопулярных фильмах «Цирк», «Веселые ребята» и «Волга-Волга». На протяжении многих лет Орлова была безусловной примадонной советского киноэкрана, даже на фоне таких звезд, как Мария Ладынина и Валентина Серова, отличаясь изысканной аристократической внешностью и ухоженностью. Любовь Орлова была едва ли не первой советской женщиной, делавшей за границей пластические операции для поддержания блестящего внешнего вида.

Орлова — народная артистка СССР, лауреат двух Сталинских премий, кавалер ордена Ленина и двух орденов Трудового Красного Знамени.

Умерла в 1975 году, похоронена на Новодевичьем кладбище.

Детей у Любови Петровны Орловой никогда не было.

От редакции

В этом номере мы публикуем как всегда блистательный рассказ Лоры Белоиван из сборника, который, как предполагается, выйдет в конце 2013 года. Лора работала на «Любови Орловой», а потому, как говорится, имеет полное моральное право.

Рассказ публикуется с любезного согласия автора и с полным сохранением за ним всех авторских прав.

№ 177 / Островский Андрей / 07 марта 2013
Статьи из этого номера:

Поросячья этика

Подробнее

Раскрытие по графику?

Подробнее

Судьба «актрисы»

Подробнее