Расследование

Мэра наказание

Почему главу Владивостока Игоря Пушкарева нельзя судить за мошенничество

Мэра наказание


 
Следственная проверка по заявлению бывшей владелицы фирмы «Пусан» Галины Заикиной, обвиняющей мэра Владивостока Игоря Пушкарева в подлоге и хищениях, оборачивается для чиновника крупным скандалом. В ходе расследования была доказана причастность городского главы к разорению одной из крупнейших компаний по поставке корейских продуктов на российский рынок.

О нелегком трудовом пути юного Игоря Пушкарева в градоначальники столицы Приморья «Новая» рассказывала в материале «Мэр и Доширак» (№ 124–125 от 8 ноября 2010 года). Напомним, сразу после школы будущий чиновник из списка «Форбс» в 1991 году поступил на факультет международных экономических отношений Дальневосточного технологического института. Учился языкам и одновременно бедствовал. Как-то удачно пристроился на должность агента по продажам в фирму «Пусан», создателем и фактическим владельцем которой был южнокорейский предприниматель Кан Хюн Чол (весь бизнес корейца был оформлен на мать его гражданской жены — Галину Заикину). Пушкарев в компании удивительно быстро продвинулся и едва ли не с достижением призывного возраста стал исполнительным директором предприятия, поставлявшего в Россию печенье «Чокопай» и лапшу «Доширак».

В декабре 1995 года Кан Хюн Чол был убит. История темная, преступление по сей день не раскрыто. Подозрение как-то удачно пало на ту самую Галину Заикину (она была арестована, затем отпущена), а один из следователей, наиболее активно пытавшийся докопаться до истины, сам загремел в тюрьму по обвинению в получении взятки. По странному стечению обстоятельств за полгода до убийства корейца (в мае 1995 года) на свет появилась компания «Влад-Кан», в которой Пушкарев числился коммерческим директором и которой вскоре после гибели бывшего хозяина бизнеса отошли основные потоки поставок продуктов. Имущество и активы «Пусана» тоже поменяли владельцев.

Мэр Владивостока очень не любит вспоминать эту историю, после которой его личный бизнес резко пошел в гору:

— Я не был учредителем ни одной из этих фирм, я работал по найму. Когда Кана не стало, фирма осталась со своими учредителями, а я, действительно, организовал свою фирму, и мы начали заниматься тем же самым, чем занимался «Пусан». Но никакие активы «Пусана» я не забирал, компании свои создавал сам. Да, я работал с теми же поставщиками, партнерами из Южной Кореи, с которыми работал и в «Пусане», но разве меня можно в этом обвинять?

Галина Заикина пыталась обвинить нынешнего градоначальника в другом. А именно — в мошенничестве. Проверка по заявлению бывшей владелицы «Пусана» вскрыла много интересных фактов.

Как утверждает Галина Заикина, являясь учредителем и директором АОЗТ «Пусан», она никогда не принимала Игоря Пушкарева на работу, «трудовой договор с ним не заключала, заработную плату не выплачивала, на должность исполнительного директора не назначала, из данной организации не увольняла». Подпись в приказе от 14.05.1996 «об увольнении Пушкарева

И. С.» (копия которого находится в ИФНС России по Первореченскому району Владивостока) выполнена не ею. Эта информация подтверждается данными из отделения Пенсионного фонда РФ по Приморскому краю от 22.07.2011 № 10-01/13409 — на Пушкарева И. С. с момента регистрации до 2010 года индивидуальные сведения как на застрахованное лицо АОЗТ «Пусан» не представлялись. С осени 1994 года будущий мэр неофициально подрабатывал в компании экспедитором-переводчиком, а впоследствии, по версии бывшей владелицы, произвел рейдерский захват АОЗТ «Пусан».

Выяснилось, что все эти годы бизнесмен, сенатор и чиновник каким-то образом умудрялся устраиваться на работу и государственную службу с поддельной трудовой книжкой. Согласно записи в ней, он принят на работу в АОЗТ «Пусан» на должность коммерческого агента на основании приказа от 22.04.1991 № 25. Далее 15.03.1995 г-н Пушкарев переведен на должность исполнительного директора в соответствии с приказом от 15.03.1995 № 19. А 18.04.1995 был уволен по собственному желанию приказом от 18.04.1995 № 37. Весь фокус в том, что в 1991 году предприятия еще не существовало в природе, АОЗТ «Пусан» было зарегистрировано только в конце 1993-го.

Смешно, конечно, утверждать, что дело тут только в заботе о заслуженной пенсии — согласно трудовому стажу с 1991 года Игорю Сергеевичу полагается надбавка за выслугу лет. Каковую — суммарно около 10 тысяч рублей — он получил и возвращать не собирается. Мотивируя отказ тем, что если работодатель ошибся, то с него и спрос. Конечно, копейка список «Форбс» бережет, люди там в основном экономные и скаредные. Но мы понимаем, что с обеспеченной старостью у главы Владивостока давно все в порядке. Тут все сложнее, и недаром злополучная трудовая книжка с записью о приеме на работу Игоря Пушкарева в апреле 1991 года, которая хранилась в кадровом управлении администрации Владивостока, как-то вдруг «была утеряна при переезде». А опрошенный по данным фактам городской глава совсем ничего не помнит за давностью лет. А может быть, потому что согласно «акту экспертного исследования № 372/01-4 от 29.05.2012 подпись от имени Пушарева И. С.

в графе «Подпись владельца книжки» на титульном лице трудовой книжки и подпись, изображение которой расположено рядом с записью № 3 от 18.04.1995 об увольнении Пушкарева И. С. из АОЗТ «Пусан» по собственному желанию, рядом с расшифровкой «исп. директор» этой же копии трудовой книжки — выполнены Пушкаревым И. С.».

Только инвентаризационная стоимость недвижимости, которой распорядился «исп. директор», составляла огромную по тем временам сумму — 32 107 272 руб. Далее обратимся к языку протокола: «Согласно объяснениям Заикиной Г. К. и Никитиной Н. Ю. печать, оттиски которой имелись на копиях предъявленных ими документов, являлась официальной служебной печатью данной компании, хранилась в офисе по ул. Русская, 17 и использовалась для постановки на финансовые и деловые документы общества. Там же хранились учредительные документы АОЗТ «Пусан». Из объяснений этих же лиц следует, что данная печать и учредительные документы, без законных на то оснований, удерживались Пушкаревым И. С., который с 1996 года перестал пускать их в офис данной компании. Фактически объяснения этих лиц подтверждаются тем фактом, что Пушкаревым И. С. была заключена сделка купли-продажи недвижимости АОЗТ «Пусан» в апреле 1996 года. Заключение данной сделки было бы невозможно без использования печати и учредительных документов общества».

Но вот парадоксы отечественного законодательства. Следователи приходят к выводу, что «в вышеуказанных противоправных действиях Пушкарева И. С.

усматриваются данные, указывающие на признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК РСФСР (в ред. Федерального закона от 01.07.1994 № 10-ФЗ), — сокрытие документов, печатей, находящихся в государственных или общественных предприятиях, учреждениях, организациях, совершенное из корыстных или низменных побуждений. Однако, как следует из диспозиции данного состава преступления, уголовная ответственность за вышеуказанные деяния наступает за совершение преступления в отношении государственных или общественных предприятий, организаций, в то время как АОЗТ «Пусан» в соответствии с ч. 2 ст. 50 ГК РФ относится к коммерческим юридическим лицам. Следовательно, при таких обстоятельствах в действиях Пушкарева И. С. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 195 УК РСФСР». Переводя с юридического на нормальный: если «корыстное и низменное» было бы совершено в госструктуре — это преступление, а поскольку в данном случае пострадало коммерческое предприятие — ваши проблемы.

За короткий срок имущество «Пусана» было распродано по цене, вдвое ниже рыночной. «Анализируя собранные в ходе проверки материалы, можно прийти к выводу о том, что в вышеуказанных противоправных действиях Пушкарева И. С. имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 147 УК РСФСР (в ред. Федерального закона от 01.07.1994 № 10-ФЗ), — завладение чужим имуществом или приобретение права на имущество путем обмана либо злоупотребления доверием (мошенничество), совершенное в крупных размерах», — отмечают представители следствия. Мера наказания составляет от 4 до 10 лет, и это отнюдь не срок пребывания в кресле мэра.

Чтобы граждане не волновались — судить Игоря Пушкарева за мошенничество не будут. «В соответствии со ст. 48 УК РСФСР лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекло 10 лет… Таким образом, сроки давности привлечения к ответственности за данное противоправное деяние истекли 10.04.2006, в связи с чем Пушкарев И.С. не может быть привлечен к уголовной ответственности».

Один принципиальный юридический нюанс. Согласно суровым российским законам, истечение срока давности не является «реабилитирующим основанием». Поэтому для полноценного прекращения уголовного преследования по факту мошенничества от Игоря Пушкарева требовалось его личное письменное согласие на отказ в возбуждении против него уголовного дела. Своего рода расписка, что претензий против такой формулировки он не имеет. Разумеется, такое согласие Игорь Пушкарев дал — в присутствии адвоката…

От редакции

Кстати, об адвокатах. По данным «Новой», следственная проверка продолжалась около года, за это время мэра неоднократно вызывали на допросы. Показания он давал в присутствии дорогих адвокатов еще из «дарькинской» команды. Теперь не кажется странным, почему различные постановления, непосредственно касающиеся жизнедеятельности города, подписаны то одним вице-мэром, то другим. Игорю Пушкареву элементарно было некогда заниматься Владивостоком — он боролся за свою свободу?

Сергею Дарькину, кстати, свою свободу благодаря адвокатам тоже удалось отстоять. Правда, губернатором он не вполне добровольно быть перестал.

№ 179 / Тимофеев Сергей / 21 марта 2013
Статьи из этого номера:

Мэра наказание

Подробнее

Оптимизм с пятнами

Подробнее

Нас загоняют в пещерный век !

Подробнее