Политика

Политический безработный

За «неправильные» взгляды можно лишиться работы

Звукооператор Приморского краевого театра кукол Игорь Попов уволен с работы. Само по себе это не считалось бы информационным поводом, если бы Попов не был оппозиционным активистом и если бы худрука театра не обязали уволить Попова решением суда. Фактически Попов лишился работы за инакомыслие.

«Новая во Владивостоке» не раз сообщала о деле приморских активистов незарегистрированной партии «Другая Россия» Игоря Попова и Александра Курова, тянущемся с октября 2010 года. Их обвиняли по различным пунктам «экстремистской» 282-й статьи УК РФ: в участии в деятельности запрещенной организации (имеется в виду НБП, ликвидированная решением суда в

2007-м), а также в разжигании ненависти к социальным группам «представители власти» и «правоохранительные органы». В июне 2012 года Ленинский суд Владивостока приговорил Курова к 350-тысячному, а Попова — к 150-тысячному штрафу. Фигуранты дела, считающие его полностью сфабрикованным по политическим мотивам, обжаловали приговор, и он был отменен, а дело направлено на новое рассмотрение. В декабре Куров заявил ходатайство о прекращении дела в силу истечения срока давности, которое было удовлетворено судом (здесь принципиально то, что в данном случае дело прекращается «по нереабилитирующим основаниям»). В отношении Попова дело рассматривается до сих пор.

С февраля был параллельно запущен другой процесс: прокуратура Владивостока обратилась в суд с иском к худруку театра кукол Виктору Бусаренко. Оказывается, по мнению прокурора Владивостока Романченко, Бусаренко был обязан уволить Игоря Попова с должности звукооператора, поскольку тот привлекался к уголовной ответственности за «экстремизм» (по закону лица, подвергавшиеся преследованию в связи с преступлениями против основ конституционного строя РФ, не имеют права работать с детьми). 21 мая Ленинский суд рассмотрел иск прокурора к худруку. Последний в суде доказывал, что дети в деятельности театра участия не принимают, а являются лишь потребителями услуг (зрителями), но судью Татьяну Лушер доводы Бусаренко и самого Попова не убедили: она своим решением обязала Бусаренко уволить Попова.

…Смотрите, как интересно получается: сначала правоохранители — от эмвэдэшного Центра «Э» до ФСБ — начинают преследование «лимоновцев», проводящих во Владивостоке митинги в поддержку свободы собраний. По-серьезному: с обысками, многочасовыми допросами и даже изъятием книг Ницше и Лимонова (не иначе в целях расширения собственного кругозора). Потом наступает очередь суда; потом вынесенный первой инстанцией обвинительный приговор отменяется. Все это тянется третий год, пока не проходят сроки давности; после этого в отношении Курова дело вообще прекращается, а в отношении Попова продолжает рассматриваться, потому что последнего закрытие дела «по нереабилитирующим основаниям» не устраивало.

Все это, естественно, происходит на деньги налогоплательщиков, с отвлечением правоохранительных и судебных органов от куда более важных дел.

И в довершение всего государство решает уволить Попова (заметим, что в отношении него обвинительный приговор суда не вступал в силу) с работы. Только за то, что он государству чем-то не понравился и оно, государство, попыталось его преследовать в уголовном порядке, хотя до логического конца, как видим, это преследование так и не довело, по крайней мере пока.

Возникает вопрос: кто тут экстремист?

№ 189 / Кузьмичев Егор / 30 мая 2013
Статьи из этого номера:

Сверка часов

Подробнее

Политический безработный

Подробнее

Взрыв на российском танкере

Подробнее