Расследование

Почти одесская история

Как говорил известный киногерой, не стоит путать свою шерсть с государственной

Почти одесская история


Мы уже вряд ли узнаем, в честь кого (или чего) получил в свое время название транспортный рефрижератор «Ланжерон». То ли в честь графа Александра Ланжерона, известного российского военачальника времен наполеоновских войск, а позже военного губернатора Новороссии, немало сделавшего для развития и процветания Одессы; то ли в честь известных одесских района и пляжа, собственно, и названных в память славного графа.

Но зато мы точно знаем, что десять лет назад, летом 2003 года, рифер «Ланжерон», принадлежащий тогда сахалинскому ООО «Бриг», был «прихвачен» контролирующими органами за массовые перевозки неучтенной рыбопродукции, поставлен под арест в Авачинской бухте, а в марте 2004-го решением Петропавловск-Камчатского городского суда обращен в собственность государства. С этого момента начался новый этап в биографии немолодого уже судна, причем тоже весьма неоднозначный.

Государство не оперирует судами, и к зиме того же года появилось поручение Росимущества, согласно которому ТР (транспортный рефрижератор) «Ланжерон» «закреплялся «на праве оперативного управления» (запомните эту формулировку) за Морским государственным университетом имени адм. Невельского. Разумно: университет (со всеми его зданиями и иной движимостью и недвижимостью) — точно такая же госсобственность.

Однако всякий моряк знает, какая судьба неминуемо настигает судно, подвергнутое аресту, да еще и фактически оставленное экипажем. За полтора года стояния в Аваче, точнее, что еще страшнее, сидения кормой на мели «Ланжерон» был начисто разграблен, на судне не осталось ни одного действующего узла или агрегата. По большому счету, морскому университету достался металлолом, что и зафиксировали бесстрастные кадры фото- и видеосъемки 2004 года, которые есть в распоряжении редакции «Новой во Владивостоке».

И все-таки тогдашний ректор МГУ — опытный руководитель Вячеслав Седых нашел выход из положения. Притом что в бюджете высшей мореходки не было ни копейки на дорогостоящий ремонт, а точнее, полное восстановление транспортного рефрижератора; стоимость такого объема работы обычно измеряется миллионами, если не десятками миллионов рублей. Совпали интересы судоходной компании «РИМСКО», испытывающей нехватку риферного флота, и морского университета, нуждавшегося в серьезном инвесторе. В пользу взаимовыгодного сотрудничества говорил и тот факт, что несколькими годами раньше в «РИМСКО» на собственной судоремонтной базе сумели восстановить находившиеся в плачевном, полуразрушенном состоянии транспортные рефрижераторы «Берег Надежды», «Берег Мечты» и «Ульбанский залив», по многим параметрам однотипные с «Ланжероном». Согласно подписанному договору судоходная компания приступала к немедленным восстановительным работам на судне, а также брала на себя обязательство ежегодно принимать на плавпрактику курсантов высшей мореходки. Стоит отметить, что «РИМСКО» оказалось едва ли единственной компанией, которая в течение нескольких лет, когда десятки курсантов уходили в рейсы на судах компании, не брало с будущих судовых командиров ни копейки, в том числе и за питание. Одновременно был подписан и договор бербоут-чартера (зарегистрирован капитанией порта Восточный), согласно которому судно на десять лет переходило во фрахт «РИМСКО». Впрочем, полноценным судном «Ланжерону» еще только предстояло стать.

А тогда, в холодном ноябре 2004 года, судоремонтная бригада «РИМСКО» вылетела в Петропавловск-Камчатский, где начала буквально реанимировать умирающее судно: сначала восстановили вспомогательный двигатель, котел, дали питание, тепло, затем на буксире привели «Ланжерон» во Владивосток, где ремонтные работы, включая докование, продолжились с новой силой. В начале весны судно была предъявлено на класс Регистра и 16 марта — существенно раньше оговоренного в договоре срока — введено в эксплуатацию. Однако этому предшествовал еще один торжественный момент. Совместным решением судовладельца (Росимущества), оператора (МГУ имени адм. Невельского) и фрахтователя (компании «РИМСКО») обновленный рифер получил новое имя — «Профессор Меграбов». Таким образом была увековечена память талантливого ученого, опытного организатора, человека, отдавшего высшей мореходке почти 30 лет жизни и работы.

А новое (фактически) судно отправилось в свой первый рейс — отрабатывать вложенные средства, которые, по самым скромным подсчетам, составили более 100 миллионов рублей. Дальше пошла обычная работа: рейсы, текущие и капитальные ремонты (к слову, последний из них, некачественно выполненный на загранбазе, обошелся еще в 30 миллионов) — словом, типичная морская деятельность, о которой, собственно, и рассказывать было бы нечего, если бы не одно «но».

В апреле 2008 года скоропостижно скончался президент МГУ имени адм. Невельского Вячеслав Иванович Седых, и вскоре в должность руководителя вуза вступил Сергей Алексеевич Огай. С этого момента в отношениях уважаемого вуза и не менее уважаемой судоходной компании что-то надломилось, а от плодотворного и взаимовыгодного сотрудничества не осталось и следа.

Вуз (несмотря на наличие договора бербоут-чартера, который еще далеко не закончился и, более того, в силу зафиксированных обстоятельств — ремонт и т. д. — должен быть продлен) стал требовать вернуть судно или выкупить его по заоблачно-неадекватной цене, что вдвойне странно на фоне вложенных фрахтователем денег; доказательства этих требований и предложений имеются в распоряжении редакции «Новой газеты во Владивостоке».

Абсурд, казалось бы? Но у всякого абсурда имеются свои корни и причины. Обновленный транспортный рефрижератор — слишком лакомый кусок, чтобы не попытаться его отобрать, несмотря на договорные обязательства. Тем более что морскому университету нашлось на чем строить свою доказательную базу. Не поверите — на ошибке, допущенной при оформлении базовых документов службой капитана Восточного порта в далеком уже 2005 году. В графе «собственник» нерадивые чиновники из Восточного указали МГУ, а не Российскую Федерацию (читай — Росимущество), хотя при этом следует прямая ссылка на распоряжение Росимущества, в котором черным по белому написано: «передать на праве оперативного управления». Вот уж воистину правая рука не ведает, что творит левая.

Тогда, восемь лет назад, в суматохе дел на допущенную неточность никто не обратил внимания; бывает, оказывается, и такое. Сегодня же канцелярская небрежность обрастает бесконечными судебными исками, обращениями в надзорные и судебные инстанции, многочисленными проверками, т. е. нарастающим, как снежный ком, объемом деятельности представителей различных госструктур, которых все мы, налогоплательщики, дружно содержим.

В «РИМСКО» уже сбились со счета: сколько раз по заявлениям морского университета «о разграблении судна» приходили в компанию проверяющие комиссии из службы капитана владивостокского порта, транспортной прокуратуры, иных инстанций. Сколько составлялось актов и протоколов о рабочем состоянии судна. Более того, настоящий собственник — территориальное управление Росимущества — в течение всех восьми лет ежегодно проверяет судно и ни разу не высказал своих претензий. Не говоря уж о том, что все эти годы судоходная компания регулярно перечисляет в федеральную казну установленную арендную ставку; недавняя бухгалтерская сверка (этими документами редакция тоже располагает) показала, что обнаружилась даже переплата на девять месяцев вперед!

Доходило до такого абсурда, что университет пытался передать судно в доверительное управление третьему лицу, однако, получив резкий протест транспортной прокуратуры, немедленно объявил эту доверенность недействительной.

Важный момент: обнаружив неточность в вышеуказанных документах, местный орган Росимущества потребовал от морского университета немедленно внести исправления, — наткнулся (как, собственно, и следовало ожидать) на откровенный саботаж этого требования. Хотя в своих письмах представители Росимущества недвусмысленно указывают: «…мы будем вынуждены обращаться в прокуратуру Приморского края».

Ну а поскольку вся эта переписка ни к чему не привела, то и прокуратура не заставила себя долго ждать. Сначала она выдавала соответствующие предписания, которые вузом опять же были проигнорированы, а затем транспортный прокурор Находки, который территориально контролирует и Восточный, обратился в Находкинский городской суд с иском «о признании свидетельства о праве собственности МГУ имени адм. Невельского на морское судно «Профессор Меграбов» незаконным». Формулируя проще: верните государству его собственность и подтвердите это документально!

Характерно, что представитель МГУ не счел нужным явиться в суд. А представитель ответчика — капитании Восточного — заявил, что исковые требования признаются в полном объеме. Ясно как белый день и решение суда, вынесенное в конце апреля два с половиной месяца назад: признать решение капитана морского порта Восточный о выдаче свидетельства о праве собственности МГУ имени адм. Невельского незаконным, обязать устранить допущенное нарушение.

Служба капитана морского порта Восточный исполнила решение суда точно и в срок. А вуз продолжает подавать жалобы и апелляции, настойчиво пытаясь отмести государственную собственность. Не исключено, что благодаря такому сутяжничеству разбирательство затянется еще на неопределенное время. Оно бы и ладно, для этого, в конце концов, и существует правовая система. Куда хуже другое: вот уже больше года «Профессор Меграбов» стоит без движения (и необходимых документов), в то время как промысловые путины сменяют одна другую…

…Эта история может показаться вполне локальной, говорящей исключительно о хозяйственном споре нескольких субъектов. Однако, судя по целому ряду публикаций, появившихся в последнее время в местных СМИ (информационные агентства, телеканалы) и рассказывающих о едва ли не диких нравах, царящих в МГУ имени адм. Невельского, история выходит за рамки обычного разбирательства. И продолжение может последовать в самое ближайшее время…

№ 196 / Кузьмичев Егор / 18 июля 2013
Статьи из этого номера:

Почти одесская история

Подробнее

Неизвестный Владивосток

Подробнее

Михаил Тарковский:Нужно менять приоритеты в головах

Подробнее