​По пути с товарищем майором

На каких основаниях агрегаторы такси отдают данные о поездках пользователей силовикам

​По пути с товарищем майором


Экс-начальник отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД ЗАО Москвы Игорь Ляховец, арестованный по делу о фальсификации доказательств против журналиста «Медузы» Ивана Голунова, заявил на допросе 29 февраля, что запрашивал данные у сервиса «Яндекс.Такси» о его поездках. «

Из информации ООО «Яндекс.Такси» я установил адрес проживания Голунова», — сказано в показаниях, которые опубликовала Baza.

Голунов в своем телеграм-канале в ответ заметил, что сервис «отдаст все ваши данные первому встречному, который отправит ей письмо на e-mail, подписавшись полицейским»: по словам журналиста, Ляховец отправил запрос со своей почты на mail.ru. Голунов убежден, что сервис не разбирается, кто сделал запрос, а просто предоставляет данные чуть ли не всем подряд.

«Из [нашей] практики мы знаем, что предоставление информации важно для раскрытия преступлений и подчас помогает спасти чью-то жизнь», — заявила представительница «Яндекс.Такси» Наталья Рожкова в ответе на запрос «Медиазоны».

В беседе с «Новой» она уточнила, что, согласно закону, сервис обязан предоставлять данные по официальным запросам правоохранительных органов.

«Мы отвечаем только на запросы, оформленные и переданные в юридическую службу «Яндекс.Такси» в строгом соответствии с законом. Как правило, правоохранительные органы в запросах не сообщают деталей дела, имени человека, является ли он подозреваемым или, наоборот, потерпевшим. Запросы содержат, например, мобильный телефон или ID пользователя. Подчеркнем, что на запросы, которые не соответствуют закону, мы не отвечаем. Также мы не отправляем данные по электронной почте, по телефону и в мессенджерах», — подчеркнула Рожкова.

При этом проект «Роскомсвобода» заметил, что «Яндекс.Такси» нет в реестре организаторов распространения информации (ОРИ) — там есть почта «Яндекса», файлохранилище и локализационный сервис «Яндекс.Район».

Иными словами, «Яндекс.Такси» вообще не имеет права предоставлять данные пользователей силовикам.

Но PR-директор «Яндекс.Такси» Владимир Исаев у себя в фейсбуке утверждает другое: без разницы, есть ли сервис в реестре ОРИ или нет, — любая компания якобы обязана предоставлять данные по запросу правоохранительных органов. Он отметил, что это регламентируется в том числе Законом «О полиции», и еще раз подчеркнул, что запрос, полученный от силовиков по поводу Голунова, был оформлен по всем правилам и что ответы на такие запросы всегда отправляются в бумажной форме.

Глава «Роскомсвободы» Артем Козлюк говорит, что в этой ситуации по-прежнему многое неясно.

«Получается, у разных законов разный подход к требованиям по раскрытию информации от компаний, — объясняет он. Непонятно зачем создан реестр ОРИ, если все равно ведомства, которые проводят оперативно-разыскные мероприятия, могут потребовать раскрытия информации абсолютно у всех организаций. Это прямая нестыковка в российском законодательстве».

По мнению адвоката Максима Пашкова, в России в целом пренебрежительно относятся к вопросам частной жизни и ко всему, что касается конкретного человека, — в том числе, куда он едет, с кем он едет, зачем он едет, что он собирается делать и так далее. Защитник считает, что необходимо внедрить практику, при которой для предоставления компанией каких-либо данных от силовиков потребуется судебное решение.

«Если это необходимо в целях предотвращения преступлений, на раскрытие информации можно пойти в исключительных случаях. Но необходим судебный контроль над такими вещами, по аналогии с обыском в случае, когда он действительно не терпит отлагательств. Иными словами, суд должен оценивать действия правоохранительных органов», — говорит Пашков.

На Западе существует определенная практика по поводу запросов госорганов: многие компании, в том числе Facebook и Google, публикуют подробные отчеты о запросах госорганов — Transparency Reports.

«Там они рассказывают о порядке взаимодействия с правоохранительными органами разных стран, приводят статистику. Компании дают обезличенные примеры и объясняют, в каких случаях они не раскрывают данные, а в каких — раскрывают, и какие данные передают», — объясняет Козлюк. В России, по его словам, такой политики прозрачности у компаний нет, и это — большой минус. «Если бы «Яндекс» публиковал подобные отчеты или хотя бы начал это делать, то многие вопросы были бы сняты», — уверен глава «Роскомсвободы».

КАК СИТУАЦИЮ ОБЪЯСНЯЮТ В «ЯНДЕКСЕ»?

Наталья Рожкова, «Яндекс.Такси»

— Любая организация в России обязана предоставлять данные по официальному запросу правоохранительных органов, независимо от того, является она распространителем информации или нет. Это регламентируется несколькими законами, включая УПК РФ, Закон «О полиции» и Закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Официальный запрос — это бумажный бланк с печатью и подписями, который в организацию предоставляет уполномоченный сотрудник правоохранительного органа. В таких запросах, как правило, нет имени человека, деталей дела или даже указания на то, жертва он или подозреваемый. Есть, например, номер телефона и ID.

Ровно такой бумажный запрос, оформленный по всем правилам, мы получили в отношении телефонного номера, который, как сейчас выяснилось, принадлежит Ивану Голунову. Ответы на такие запросы всегда отправляются тоже в бумажной форме. Ровно так юристы «Яндекс.Такси» и ответили на этот запрос.

Источник: Мария Ефимова